Скачать книги жанра Контркультура

Венедикт Ерофеев – явление в русской литературе яркое и неоднозначное. Его знаменитая поэма «Москва – Петушки», написанная еще в 1970 году, своего рода философская притча, произведение вне времени, ведь Ерофеев создал в книге свой мир, свою вселенную, в центре которой – человек, «человек, как место встречи всех планов бытия». Впервые появившаяся на страницах журнала «Трезвость и культура», поэма «Москва – Петушки» стала настоящим откровением для читателей и позднее была переведена на множество языков мира.

«Во вселенной Ерофеева не существует здравого смысла, логики, тут нет закона, порядка. Если смотреть на него снаружи, он останется непонятым. Только включившись в поэтику Ерофеева, только перейдя на его сюрреалистический язык, только став одним из персонажей, в конце концов – соавтором, читатель может ощутить идейную напряженность философско-религиозного диалога, который ведут „високосные люди“. Но и тогда читатель сможет узнать ерофеевскую картину мира, но не понять ее. Истину ведь вообще нельзя получить из вторых рук» (А. Генис).

«Гламорама» задумывалась Эллисом как второй его «большой роман» после «Американского психопата», как такое же масштабное обличение, только уже не восьмидесятых годов, а девяностых. «Экстремальный моралист» и «сумрачный гений взбесившихся медиавирусов», который «отчеканил самую ходовую монету литературной эпохи», теперь поставил перед собой следующую, по его собственным словам, задачу: «Хотя моя книга и отличается от того, что я писал раньше, она является в то же время продолжением предыдущих вещей. Она ведет хронику событий, важных для моего поколения, и подводит итог моим мыслям о том, чем мы сегодня стали: она либо высмеивает вещи, которые мы считаем важными, либо показывает, как нами овладевает наружность, гламурный лоск и статус». Итак, мир, увиденный глазами современного Кандида, модели-неудачника Виктора Варда, оказывается пропитан насилием и оплетен сетью заговоров. Перепрыгивая то из Нью-Йорка в Лондон, то из Лондона в Париж, мечась между показом мод и открытием новейшего клуба, между подругой официальной и подругой секретной, Виктор все сильнее запутывается в паутине таинственных событий – чем далее, тем более апокалиптических…

[b]Книга содержит нецензурную брань![/b]

«…Добежав до конца, Ольга распахнула торцевую дверь и оказалась в большом зале для заседаний. Стекла в широких окнах были выбиты, сугробы покрывали ряды гнилых кресел. Увязая по колени в снегу, Ольга пробежала по проходу, вспрыгнула на подиум, перемахнула через провалившийся стол с клочьями истлевшего красного сукна и встала на массивный мраморный бюст Ленина. Скоба вбежал, дал очередь веером, Ольга дважды выстрелила из-за ленинского плеча: первая пуля срикошетила от пулемета Скобы, вторая попала ему в правое бедро. Он закричал, бросился в сугроб, привстал и открыл огонь. Мраморные осколки полетели от бюста, Ольга бросилась на пол, проползла до развалившегося рояля, стала целиться, но прямо перед ней из гнилых обломков вывалилась огромная, бугристая крыса с коротким, необыкновенно толстым хвостом, тяжело прыгнула с подиума и не торопясь побежала. Ольга вскочила и, визжа, стреляла в крысу до тех пор, пока пистолет не щелкнул, выбросив ствол…»

Книга содержит нецензурную брань

Красавица Марина преподает музыку, спит с девушками, дружит с диссидентами, читает запрещенные книги и ненавидит Советский Союз. С каждой новой возлюбленной она все острее чувствует свое одиночество и отсутствие смысла в жизни. Только любовь к секретарю парткома, внешне двойнику великого антисоветского писателя, наконец приводит ее к гармонии – Марина растворяется в потоке советских штампов, теряя свою идентичность.

Роман Владимира Сорокина “Тридцатая любовь Марины”, написанный в 1982–1984 гг., – точная и смешная зарисовка из жизни андроповской Москвы, ее типов, нравов и привычек, но не только. В самой Марине виртуозно обобщен позднесоветский человек, в сюжете доведен до гротеска выбор, стоявший перед ним ежедневно. В свойственной ему иронической манере, переводя этическое в плоскость эстетического, Сорокин помогает понять, как устроен механизм отказа от собственного я.

Содержит нецензурную брань.

«…Сосновый бор. Он всегда поражал Романа единством и монолитностью. Как сильно разнится он с простым смешанным лесом, высылающим навстречу путнику сначала кустарники с подростом, потом подлески и одиночные деревья, а потом уж наползающим стихийно, где дубом, где березами, где осинником вразброд, подобно пестрому войску наших предков. Не таков сосновый бор. Нет перед ним ни подлесков, ни бурьяна. Он наступает широким фронтом, сразу обрушивая на путника всю свою вековую мощь и разя его в самое сердце.

Роман замер, пораженный величием и красотой…»

– Не будешь курить – будешь отпизжен, – говорит Крюк.

Конец ознакомительного фрагмента. Полный текст доступен на www.litres.ru

– Лучше вали, пока по ебалу не получил. Что, отпиздим Жору? – Вэк смотрит на нас.

– Давай, – говорю я, хоть особой охоты и нет, просто надоело уже сидеть. Скучно.

Жора хочет сделать ноги, но видит, что поздно. Стоит и ждет, что будет. Из ноздри свисает сопля.

– Может, не будем? Ну его на хер, – говорит Бык.

Вэк не слушает, хватает Жору за куртку и бьет ему по носу, потом еще. Голова Жоры мотается, как мяч. Из носа течет кровь. Несколько теток и малых пацанов видят, что происходит, и отходят подальше от нас. Вэк отпускает Жору, и он падает. Мы с Клоком начинаем молотить его ногами. Жора пищит, как поросенок.

Еще одна книга «великого и ужасного» Хантера Томпсона, написанная в его уникальном стиле гонзо-журналистики, где реальность невозможно отделить от вымысла, а вымысел – от видений.

Итак: следует ли считать торговцев недвижимостью сложившейся мафиозной группировкой?

Почему Лоно, Отец Гавайев, покинул острова – и когда вернется?

Как поймать самого большого на свете марлина, и имеет ли отношение к рыбацкой удаче количество виски, высаженного рыбаками до, после и во время?

Чем занять себя в тропическом раю в сезон дождей?

И вопрос вопросов, которым рано или поздно задается каждый турист на Гавайях: почему аборигены съели Кука?

Хантер Томпсон отвечает на все вопросы – и отвечает за свои ответы…

Обычный мир превращается в кошмар…

В колонии художников на маленьком островке из домов исчезают комнаты, а на стенах и мебели появляются загадочные послания…

Время и пространство изменяются, изгибаются – в такт полету фантазии медленно теряющей разум талантливой художницы, ведущей дневник происходящего…

Бред?

Безумие?

Но безумие – лучший путь к истинной, скрытой от глаз реальности!

Все мы – рабы собственных инстинктов, и, зная это, нами легко манипулируют политики, журналисты, маркетологи. Линус Максвелл – один из таких манипуляторов. Кто же он, человек с тысячью лиц, – промышленник, ученый, филантроп, секс-гуру?

Создавая новую линию товаров для женщин «До самых кончиков», он бросает вызов общественным идеалам и ставит во главу угла чистый гедонизм. Как далеко он готов зайти в своей одержимости совершенством?

Чак Паланик, известный ниспровергатель основ современного западного мира, в своих произведениях все ставит под сомнение. На сей раз он, похоже, замахнулся на самую табуированную из тем!

Маленький роман, который навеки изменил лицо современной нонконформистской прозы. Роман, который открыл миру страшную тему наркозависимости – и тем самым открыл путь в литературу для Хантера Томпсона, Ирвина Уэлша и многих других мастеров, для которых эта больная тема стала ключевой в творчестве.

Странная, безжалостная и гениальная книга, в которой мир реальности причудливо и изощренно сочетается с миром фантазий и галлюцинаций.

Блистательно написанный «путеводитель по аду», который заставил бы содрогнуться в ужасе самого Данте, – ведь ад от Берроуза есть не вымысел, а реальность.

Книга содержит нецензурную брань

Психоделический триллер, полный черного юмора, «Супермаркет» исследует мир творчества и безумия, мата, секса, убийств и кислоты.

Флинн, молодой парень, увяз по уши. Черная депрессия, девушка недавно бросила, живет с мамой, сочинение романа застопорилось, крыша едет… Супермаркет должен изменить все это. Заурядная работа с маленькой зарплатой? Плевать. Зато она спасает тебя от себя самого. Правда, на этих торговых рядах все не так, как выглядит со стороны… Выйдя однажды на утреннюю смену, Флинн оказывается на месте преступления. Мир рушится, а измученное сознание выдает странные и страшные вопросы. Но Флинн не хочет искать ответы здесь, в супермаркете. Потому что кто-то – или что-то – постоянно следует за ним, прячась за полками…

Книга содержит нецензурную брань.

Страшно, когда забываешь то, что должно навсегда остаться в памяти. Лица в воспоминаниях уже не такие четкие, как раньше, голоса звучат словно издалека, и чувства, которые испытывал, превращаются в тревожное эхо. И только случайная мелочь: старая песня, какая-нибудь нелепая вещица, чей-то смех или запах – может на долю секунды вернуть туда, в это прошлое, которое, несомненно, лучше любого настоящего – так уж водится.Содержит нецензурную брань.

Жизнь контрактника после войны, от тюрьмы до подвала с бичами. Основано на реальных фактах предельно жёстко и откровенно.Содержит нецензурную брань.

Создал Бог Землю и Олега Боровина и увидел, что это хорошо. Дал Бог Олегу перо и сказал писать. Прочитал Бог сборник рассказов Боровина и сказал: «Что это еще за хрень?» И отобрал Бог перо у Олега. Осторожно, книга была запрещена к изданию в раю! Но на Земле доступна. Не упустите свой шанс. Олег Боровин родился в семье простых рабочих, много болел, в школе отставал, в армию не попал по состоянию здоровья. Начал писать рассказы во время лечения от наркотической зависимости. Героями его книг становятся люди, выброшенные на обочину жизни. Олег не имеет соцсетей и ведет затворнический образ жизни. Содержит нецензурную брань.

Что вы знаете о психушках? Наверняка что-то совсем поверхностное или стереотипное. Что же там происходит на самом деле? Эта книга – ваш экскурсовод по утопичному русскому дурдому. Большая её часть была написана автором прямо в психушке и основана на реальных событиях. «Блеск и нищета…» – это 50 историй, не связанных между собой сюжетом, но связанных персонажами и местом действия – психиатрической лечебницей провинциального города N-горска. Русский дурдом открывается здесь со всех сторон: как самых смешных, так и самых трагичных и жутких. Присутствует уголовный жаргон, копрофагия, мужеложство и прочие страшные вещи. Крайне не рекомендуется к чтению. Содержит нецензурную брань.