Специалист по этике

Аннотация

«– Один момент, – прервал собеседника Язон и, отвернувшись от экрана, выстрелил в нападавшего рогатого дьявола. – Нет, ничем важным я не занят. Сейчас приду. Возможно, смогу помочь.

Он выключил видеофон, и изображение радиста на экране погасло. Когда Язон проходил мимо подстреленного им рогатого дьявола, тот зашевелился в последней вспышке уходящей злобной жизни, и его рог проскреб о гибкий металл ботинка. Язон отшвырнул чудовище вниз, в джунгли.

В сторожевой башне Периметра было темно, освещение исходило только от экранов перед пультом управления защитой. Мета взглянула на него и улыбнулась, затем ее внимание вновь переключилось на экраны…»

Рекомендуем почитать

С марсианского вторжения прошло четырнадцать лет. Человечество наблюдает за небом, но вполне уверено в своих силах, полагаясь на военный прогресс и заимствованные марсианские технологии. Враг уязвим для земных вирусов. Армии готовы и ждут повторного вторжения.

Лишь единицы полагают, что наученные поражением марсиане теперь сумеют адаптироваться к земным реалиям. И они оказались правы. Марсиане высадились – и избиение человечества началось.

Джон Кристофер – признанный классик английской научной фантастики, дебютировавший еще в 50-е годы XX века и впоследствии по праву занявший высокое место в мировой фантастике.

Отечественному читателю творчество Кристофера знакомо в основном по переведенным еще в 60-е – 70-е годы рассказам, однако истинную славу ему принесли романы. Романы, достойно продолжающие традиции классической британской «фантастики катастрофы», идущие еще от Герберта Уэллса. Романы, сравнимые по силе воздействия только с произведениями Джона Уиндэма…

Эдгара Аллана По можно назвать самым первым всемирно известным американским писателем. Он создал современный детектив и жанр психологической прозы, оказал огромное влияние на формирование и развитие научной фантастики. Его почитателями были Жюль Верн, Артур Конан Дойл, Говард Лавкрафт, Владимир Набоков и многие другие. И в наше время творчество Эдгара Аллана По не утратило силы своего воздействия, находя неизменный отклик в сердцах читателей.

Джон Кристофер – признанный классик английской научной фантастики, дебютировавший еще в 50-е годы XX века и впоследствии по праву занявший высокое место в мировой фантастике.

Отечественному читателю творчество Кристофера знакомо в основном по переведенным еще в 60-е – 70-е годы рассказам, однако истинную славу ему принесли романы. Романы, достойно продолжающие традиции классической британской «фантастики катастрофы», идущие еще от Герберта Уэллса. Романы, сравнимые по силе воздействия только с произведениями Джона Уиндэма…

Дон Харви, школьник из Нью-Мексико, внезапно получает радиограмму от своих родителей, живущих на Марсе, в которой они приглашают его к себе погостить. Дело в том, что отец Дона – землянин, мать – из семьи колонистов Венеры, а Венера стоит на грани выходаиз земной Федерации, поэтому, по мнению родителей, в канун неизбежной войны их сыну гораздо лучше очутиться на нейтральной планете. Но путь на Марс оказывается гораздо дольше и труднее, чем ожидалось. Начинается восстание на Венере, и Дона, застрявшего между планетами, затягивает неумолимый водоворот событий. Он почти физически ощущает, как «ветер Истории шевелит его волосы»...

Джон Кристофер – признанный классик английской научной фантастики, дебютировавший еще в 50-е годы XX века и впоследствии по праву занявший высокое место в мировой фантастике.

Отечественному читателю творчество Кристофера знакомо в основном по переведенным еще в 60-е – 70-е годы рассказам, однако истинную славу ему принесли романы. Романы, достойно продолжающие традиции классической британской «фантастики катастрофы», идущие еще от Герберта Уэллса. Романы, сравнимые по силе воздействия только с произведениями Джона Уиндэма…

Герберт Джордж Уэллс считается отцом современной научной фантастики. В «Войне миров» он описал инопланетное вторжение и использование отравляющих газов и лазерного оружия, в «Машине времени» – путешествие в другие эпохи, в «Острове доктора Моро» – создание живых существ. Благодаря ему появились такие понятия как параллельные миры («Люди как боги») и антигравитация («Первые люди на Луне»). Многие идеи Уэллса оказались пророческими – он предсказал создание атомной бомбы. Но самого Уэллса прежде всего интересовали проблемы общества. Одним из его убеждений, неизменно выражаемых во всем его творчестве, было стремление к социальной справедливости и неприятие насилия.

Джон Кристофер – признанный классик английской научной фантастики, дебютировавший еще в 50-е годы XX века и впоследствии по праву занявший высокое место в мировой фантастике.

Отечественному читателю творчество Кристофера знакомо в основном по переведенным еще в 60-е – 70-е годы рассказам, однако истинную славу ему принесли романы. Романы, достойно продолжающие традиции классической британской «фантастики катастрофы», идущие еще от Герберта Уэллса. Романы, сравнимые по силе воздействия только с произведениями Джона Уиндэма…

Пра-прадедушка Джона Томаса Стюарта много лет назад привез из космического полета милого восьминогого «бегемотика» Луммокса. «Бегемотик» подрос и стал вызывать серьезные опасения властей. А что Вы хотите, если для него проглотить мастифа, как для лягушки слизнуть муху. Жизнь Луммокса под угрозой, но вдруг за ним прилетает космический корабль, который одним залпом может уничтожить Землю...

Другие книги автора Гарри Гаррисон

Чтобы при жизни стать классиком современной литературы, мало издаваться миллионными тиражами и переводиться на десятки языков. Для этого надо совершить нечто необыкновенное, необходимое и незабываемое. Гарри Гаррисону такое удавалось много раз – и теперь невозможно представить себе научную фантастику без галактического супергероя Билла, без Язона динАльта из бессмертного «Мира смерти», без нержавеющей и неунывающей Стальной Крысы – которая, между прочим, оставила характерные следы своих когтей и зубов в этом сборнике.

Большинство рассказов, вошедших в него, на русском языке публикуется впервые.

«Дежурный лейтенант охраны Таленк опустил электронный бинокль и принялся регулировать его усиление, чтобы компенсировать уменьшение яркости света. Бриллиантово-белое солнце зашло за толстый слой облаков, близился вечер, однако в окулярах бинокля по-прежнему четкое черно-белое изображение волнообразной равнины. Таленк негромко выругался, водя взад и вперед тяжелым прибором. Трава. Колеблющийся, покрытый инеем океан травы. Больше ничего…»

«Кусок планеты не поражал размерами, но пришлось довольствоваться малым. Потому что все остальное превратилось в камни, пыль, мусор. А тут все-таки остался участок земли, большая часть крестьянского дома, растущее перед ним дерево, даже пятачок пастбища с замороженным бараном. И ничего больше. Со всех сторон земля резко обрывалась, кое-где из нее торчали корни. На краю сидел мужчина, болтая ногами над пустотой. Отбросил сучок, который медленно скрылся из виду. Звали его Френк, а девушку, которая устроилась на качелях, закрепленных за ветви дерева, – Гвенн…»

«– Приблизимся, – сказала Мета, нажимая на клавиши пульта управления.

– На твоем месте я бы сделал прямо противоположное, – тихо, чтобы своей излишней опасливостью не вызвать раздражение пиррян, пробурчал Язон.

– Ничего-ничего, мы еще довольно далеко, – отозвался Керк, вглядываясь в экран. – Здоровенная посудина, километра три, не меньше. Наверное, последний из сохранившихся линкоров. Ему ведь уже больше пяти тысяч лет от роду, а мы в целых двухстах километров от…

Вдруг у борта линкора полыхнула оранжевая вспышка, и тотчас же пиррянский звездолет круто накренился. На пульте управления замигали красные огоньки…»

«Рано или поздно, но когда-нибудь изготовят роботов, выглядящих в точности так, как они описаны в фантастических романах. Тело человека с его бинокулярным зрением и высоко расположенными глазами, десятью пальцами на концах длинных и гибких конечностей и двуногим движителем, пригодным для любой местности, обязательно станет прототипом для конструкторов роботов. Их детищем станут машины, напоминающие человека, – но металлическими людьми они не будут. Различие нелегко сформулировать и еще легче забыть – мы поступаем так всякий раз, пиная в гневе неодушевленный предмет. Но роботов уже не назовешь неодушевленными предметами, они станут человекоподобными машинами, и люди начнут думать о них как о другой разновидности человечества…»

В этой книге собраны рассказы, написанные Гарри Гаррисоном в разные годы его блистательной литературной карьеры. Некоторые из них перекликаются с романами, принесшими ему мировую славу, другие абсолютно самостоятельны. Гаррисон пробовал себя в разных жанрах, нередко писал в соавторстве и публиковался под разными псевдонимами, но его произведения получались неизменно оригинальными и увлекательными.

Многие из вошедших в эту книгу рассказов на русский язык переведены впервые.

– Лейтенант Коуэн, можете вы сказать…

– Чак, и давай на «ты».

– …Можешь ты сказать, что произошло? Я в некотором замешательстве, – он обвел взглядом спасательную капсулу, ряд рычагов с непонятными русскими словами.

– Корабль взорвался, – бесстрастно ответил Чак и тут же приложился в бутылке.

Долгие годы службы не прошли зря, кожу у глаз прорезали глубокие морщины, щетина на выбритой голове на добрую половину состояла из седины, но он никак не мог смириться с тем, что буквально за несколько секунд огромный корабль превратился в ничто.

«Роботам как рабам или слугам человека не потребуется – во всяком случае, с точки зрения их хозяев, – никакого образования. Батраку следует знать лишь то, что относится к его работе на ферме и как выполнить приказ, да побыстрее. Знания сверх этого предела бессмысленны и потенциально опасны, поскольку обычно порождают всяческие каверзные вопросы вроде: «А справедливо ли устроен мир?» И не успеете вы глазом моргнуть, а верный Вамба уже прикидывает, как половчее спалить ваше поместье, и многозначительно вострит серп… Нам пока не дано знать, станут ли роботы реагировать именно так, но и им придется «знать» лишь самое необходимое – одни только расходы на их изготовление заставят к этому прийти…»

Самое популярное в жанре Зарубежная фантастика

Джульетта – девушка, обладающая особым даром убивать прикосновением, – наконец может считать себя победительницей.

Она выиграла в смертельной схватке с властями Сектора 45, уничтожила главнокомандующего Северной Америки и заняла его пост. И рядом с ней по-прежнему – ее возлюбленный Уорнер.

Но сладость победы длится недолго. Правительства остальных секторов готовятся напасть на мятежников, а на саму Джульетту совершается покушение. К тому же она узнает, что на протяжении многих лет от нее скрывали правду о ее семье.

У Джульетты сдают нервы – и одновременно труднее становится контролировать собственную Силу…

Сможет ли она теперь, перед лицом надвигающейся беды, оставаться собой и использовать свой дар во благо?..

Данное произведение является логическим продолжением серии о «черном ангеле», вторая часть дилогии о борьбе против заргов и их изгнании из Млечного Пути. Главными герои тут сын Ксана Гривса и дочь его друга Диего Борхеса.

Найдя друг друга, молодые люди собирают вокруг себя уцелевших мнайдрийцев и создают оружие, уничтожившее заргов, а также гибридных зарголюдей. При всем том, что им поют дифирамбы по всей галактике, победители не могут найти свое место в этом мире и на последнем линкоре Мнайдры уходят в Туманность Андромеды, далекую прародину древней расы.

Город Холле подвергся опасности, люди стали сходить с ума. Главного героя по имени Том мучают ужасные и вещие сны. В один миг главный герой исчезает напрочь из этого мира через кошмарный сон и попадает в эпицентр проблемы. Всему виной становится таинственная девушка. Сумеет ли Том выбрать правильный путь к спасению всей человеческой жизни или же наоборот – НАВРЕДИТЬ ЕЙ!

Джеймс Эдвин Ганн (род. 1923) – американский писатель-фантаст, критик, преподаватель, профессор Канзасского университета, основатель мемориальных премий Старджона и Кэмпбелла. Считается пионером литературоведческих исследований в области научной фантастики. Дважды лауреат премии «Хьюго», грандмастер «Небьюлы». Автор почти двух десятков романов и более ста рассказов и повестей.

В сборник вошли роман «Бессмертные», циклы повестей и рассказов «Время колдовства» и «Будущее несовершенное».

Самая известная повесть сборника, «Где бы ты ни был», с момента публикации (1967 г., легендарная «Антология фантастики» от «Молодой гвардии») пользовалась большой читательской любовью и даже была перенесена на экран: телеспектакль «Психодинамика колдовства» (1990), фильм «Если невеста ведьма» (2002). В последнем снялись Армен Джигарханян, Сергей Безруков, Спартак Мишулин, Леонид Куравлев.

Они охотятся на нас…

В мире существует много легенд о вампирах. Но теперь они становятся реальностью.

Человечество под угрозой. Загадочная болезнь распространяется по земному шару и превращает людей в сильных и неудержимых монстров, которые скрываются среди нас. Они больше не люди. Они – новое звено в пищевой цепочке.

Перед вами хроника первой войны с вампирами. От жестоких убийств, совершенных нулевым пациентом, до полномасштабных сражений с вампирскими террористическими организациями. Истории о самой страшной войне, с которой когда-либо сталкивалось человечество. Вампирские войны начались. Мир будет кричать…

В книге, задуманной лауреатом премии Брэма Стокера Джонатаном Мэйберри, собраны истории таких авторов, как Нэнси Холдер, Ивонн Наварро, Джеймс А. Мур, Грегори Фрост, Джон Эверсон, Кит Р.А. ДеКандидо и Скотт Николсон и самого Д. Мэйберри.

Бинти тайно покидает родной дом и родную планету, чтобы стать студенткой лучшего университета в Галактике. Но в мире идет давняя и кошмарная война с медузами, инопланетной расой. Бинти становится свидетелем страшной битвы; по необъяснимым причинам она единственная выжила на корабле, и вождь медуз вступает с ней в переговоры. Ннеди Окорафор получила за эту книгу премию «Хьюго» и премию «Небьюла».

Инсолитусы – сверхлюди с необычными способностями, приобретенными в ходе многолетней наследственной мутации. После распространения вируса Соли́т более пятидесяти лет назад, в мире, чудом уцелевшем после кровопролитной войны, вновь разгорается пламя ненависти к необыкновенным людям. Новый тиран выходит на путь войны. Старая история повторяется вновь.

Для Джоанны, ее мужа Уолтера и их детей переезд в живописный Степфорд – событие слишком чудесное, чтобы быть правдой. Все женщины здесь – идеальные жены и матери, которые целиком посвящают себя семье и хлопотам по хозяйству. И пока они доводят до совершенства быт, их мужья каждый вечер собираются в таинственной Ассоциации мужчин. Удивлению Джоанны нет предела, когда из старых газет она узнает, что раньше в Степфорде существовал и Женский клуб, причем большая часть местных домохозяек были его активистками и разделяли феминистические взгляды. А сейчас за идиллическим фасадом тихого городка происходит нечто странное…

Роман дважды экранизировался в Голливуде – первая версия вышла в 1975 году, а в 2004 году была снята комедийная версия с Николь Кидман в главной роли.

"Экспедиция «Тяготение» – книга, вот уже полвека входящая в «золотой фонд» мировой фантастики и вот уже три десятилетия остающаяся «золотой классикой» для отечественных ценителей жанра.

Месклин – планета уникальная. Огромная масса, невероятная скорость вращения вокруг своей оси и сила тяжести на полюсах, превыщающая земную в 700 раз. Исследование земными учеными такой аномалии – это возможность совершить прорыв в знаниях о гравитации. Затрачены огромные усилия и средства, но ракета, вместе с собранными бесценными данными, не смогла преодолеть чудовищное тяготение планеты. Помочь землянам могу только разумные обитатели Месклина.

Соглашение между месклинитами и землянами заключено и экспедиция «Тяготение» начинается. Но предстоит преодолеть тысячи миль по метановому океану, а высота корабля всего несколько дюймов...

Путешествие во времени давно стало реальностью в галактических системах, которые существуют с нами одновременно. Только не так как мы предполагаем. Главный герой талантливый учёный в результате опытов на кварколептонном коллайдере открывает природный пространственно-временной переход. Материя сколлапсировала и прошла сквозь чёрную дыру. Иллюзии жизни, в которых томилось человечество, разрушены в мгновение. Материя лишь суррогат познающего разума. Бессмертие, о котором мечтали люди, возможно. Эней получает шанс переосмыслить реальность, которая оказалась иллюзией.

Оставить отзыв