«Падение Дома Ашера», «Рукопись, найденная в бутылке», «Колодезь и маятник» и другие произведения

Аннотация

Эдгара Аллана По можно назвать самым первым всемирно известным американским писателем. Он создал современный детектив и жанр психологической прозы, оказал огромное влияние на формирование и развитие научной фантастики. Его почитателями были Жюль Верн, Артур Конан Дойл, Говард Лавкрафт, Владимир Набоков и многие другие. И в наше время творчество Эдгара Аллана По не утратило силы своего воздействия, находя неизменный отклик в сердцах читателей.

Рекомендуем почитать

С марсианского вторжения прошло четырнадцать лет. Человечество наблюдает за небом, но вполне уверено в своих силах, полагаясь на военный прогресс и заимствованные марсианские технологии. Враг уязвим для земных вирусов. Армии готовы и ждут повторного вторжения.

Лишь единицы полагают, что наученные поражением марсиане теперь сумеют адаптироваться к земным реалиям. И они оказались правы. Марсиане высадились – и избиение человечества началось.

Джон Кристофер – признанный классик английской научной фантастики, дебютировавший еще в 50-е годы XX века и впоследствии по праву занявший высокое место в мировой фантастике.

Отечественному читателю творчество Кристофера знакомо в основном по переведенным еще в 60-е – 70-е годы рассказам, однако истинную славу ему принесли романы. Романы, достойно продолжающие традиции классической британской «фантастики катастрофы», идущие еще от Герберта Уэллса. Романы, сравнимые по силе воздействия только с произведениями Джона Уиндэма…

«– Один момент, – прервал собеседника Язон и, отвернувшись от экрана, выстрелил в нападавшего рогатого дьявола. – Нет, ничем важным я не занят. Сейчас приду. Возможно, смогу помочь.

Он выключил видеофон, и изображение радиста на экране погасло. Когда Язон проходил мимо подстреленного им рогатого дьявола, тот зашевелился в последней вспышке уходящей злобной жизни, и его рог проскреб о гибкий металл ботинка. Язон отшвырнул чудовище вниз, в джунгли.

В сторожевой башне Периметра было темно, освещение исходило только от экранов перед пультом управления защитой. Мета взглянула на него и улыбнулась, затем ее внимание вновь переключилось на экраны…»

«Дежурный лейтенант охраны Таленк опустил электронный бинокль и принялся регулировать его усиление, чтобы компенсировать уменьшение яркости света. Бриллиантово-белое солнце зашло за толстый слой облаков, близился вечер, однако в окулярах бинокля по-прежнему четкое черно-белое изображение волнообразной равнины. Таленк негромко выругался, водя взад и вперед тяжелым прибором. Трава. Колеблющийся, покрытый инеем океан травы. Больше ничего…»

Джон Кристофер – признанный классик английской научной фантастики, дебютировавший еще в 50-е годы XX века и впоследствии по праву занявший высокое место в мировой фантастике.

Отечественному читателю творчество Кристофера знакомо в основном по переведенным еще в 60-е – 70-е годы рассказам, однако истинную славу ему принесли романы. Романы, достойно продолжающие традиции классической британской «фантастики катастрофы», идущие еще от Герберта Уэллса. Романы, сравнимые по силе воздействия только с произведениями Джона Уиндэма…

«– Приблизимся, – сказала Мета, нажимая на клавиши пульта управления.

– На твоем месте я бы сделал прямо противоположное, – тихо, чтобы своей излишней опасливостью не вызвать раздражение пиррян, пробурчал Язон.

– Ничего-ничего, мы еще довольно далеко, – отозвался Керк, вглядываясь в экран. – Здоровенная посудина, километра три, не меньше. Наверное, последний из сохранившихся линкоров. Ему ведь уже больше пяти тысяч лет от роду, а мы в целых двухстах километров от…

Вдруг у борта линкора полыхнула оранжевая вспышка, и тотчас же пиррянский звездолет круто накренился. На пульте управления замигали красные огоньки…»

Дон Харви, школьник из Нью-Мексико, внезапно получает радиограмму от своих родителей, живущих на Марсе, в которой они приглашают его к себе погостить. Дело в том, что отец Дона – землянин, мать – из семьи колонистов Венеры, а Венера стоит на грани выходаиз земной Федерации, поэтому, по мнению родителей, в канун неизбежной войны их сыну гораздо лучше очутиться на нейтральной планете. Но путь на Марс оказывается гораздо дольше и труднее, чем ожидалось. Начинается восстание на Венере, и Дона, застрявшего между планетами, затягивает неумолимый водоворот событий. Он почти физически ощущает, как «ветер Истории шевелит его волосы»...

Джон Кристофер – признанный классик английской научной фантастики, дебютировавший еще в 50-е годы XX века и впоследствии по праву занявший высокое место в мировой фантастике.

Отечественному читателю творчество Кристофера знакомо в основном по переведенным еще в 60-е – 70-е годы рассказам, однако истинную славу ему принесли романы. Романы, достойно продолжающие традиции классической британской «фантастики катастрофы», идущие еще от Герберта Уэллса. Романы, сравнимые по силе воздействия только с произведениями Джона Уиндэма…

Герберт Джордж Уэллс считается отцом современной научной фантастики. В «Войне миров» он описал инопланетное вторжение и использование отравляющих газов и лазерного оружия, в «Машине времени» – путешествие в другие эпохи, в «Острове доктора Моро» – создание живых существ. Благодаря ему появились такие понятия как параллельные миры («Люди как боги») и антигравитация («Первые люди на Луне»). Многие идеи Уэллса оказались пророческими – он предсказал создание атомной бомбы. Но самого Уэллса прежде всего интересовали проблемы общества. Одним из его убеждений, неизменно выражаемых во всем его творчестве, было стремление к социальной справедливости и неприятие насилия.

Пра-прадедушка Джона Томаса Стюарта много лет назад привез из космического полета милого восьминогого «бегемотика» Луммокса. «Бегемотик» подрос и стал вызывать серьезные опасения властей. А что Вы хотите, если для него проглотить мастифа, как для лягушки слизнуть муху. Жизнь Луммокса под угрозой, но вдруг за ним прилетает космический корабль, который одним залпом может уничтожить Землю...

Джон Кристофер – признанный классик английской научной фантастики, дебютировавший еще в 50-е годы XX века и впоследствии по праву занявший высокое место в мировой фантастике.

Отечественному читателю творчество Кристофера знакомо в основном по переведенным еще в 60-е – 70-е годы рассказам, однако истинную славу ему принесли романы. Романы, достойно продолжающие традиции классической британской «фантастики катастрофы», идущие еще от Герберта Уэллса. Романы, сравнимые по силе воздействия только с произведениями Джона Уиндэма…

Другие книги автора Эдгар Аллан По

Действие рассказа происходит в Южной Каролине. Отшельник, выходец из богатой семьи Вильям Легран вместе со своим рабом Юпитером во время прогулки обнаруживает «золотого» жука, которого они завернули в кусок найденного поблизости пергамента. Придя домой, Легран совершенно случайно обнаруживает на пергаменте изображение черепа, нарисованное скрытыми чернилами, а также зашифрованный текст, состоящий из цифр и символов…

«Здесь, суровой зимой… года, около полуночи, Пьер Бон-Бон, выслушав замечания соседей по поводу его странных наклонностей и выпроводив их из своего дома, – здесь, повторяю, Пьер Бон-Бон запер за ними с проклятьем дверь и погрузился, в не слишком мирном расположении духа, в объятья кожаного кресла перед вязанками хвороста, пылавшими в очаге.

Стояла одна их тех страшных ночей, которые выпадают раз или два в столетие. Снег валил с яростью, а весь дом до основания содрогался под струями ветра, которые, прорываясь сквозь щели в стене и вырываясь из дымохода, вздували занавеси у постели философа и приводили в беспорядок все хозяйство его манускриптов и сотейников. Внушительный фолиант качающейся снаружи вывески, отданной на ярость бури, зловеще скрипел под стонущий звук своих крепких дубовых кронштейнов.

В настроении, повторяю, отнюдь не миролюбивом, метафизик пододвинул свое кресло к обычному месту у очага…»

«Я не надеюсь и не притязаю на то, что кто-нибудь поверит самой чудовищной и вместе с тем самой обыденной истории, которую я собираюсь рассказать. Только сумасшедший мог бы на это надеяться, коль скоро я сам себе не могу поверить. А я не сумасшедший – и все это явно не сон. Но завтра меня уже не будет в живых, и сегодня я должен облегчить свою душу покаянием. Единственное мое намерение – это ясно, кратко, не мудрствуя лукаво, поведать миру о некоторых чисто семейных событиях. Мне эти события в конце концов принесли лишь ужас – они извели, они погубили меня. И все же я не стану искать разгадки. Я из-за них натерпелся страху – многим же они покажутся безобидней самых несуразных фантазий. Потом, быть может, какой-нибудь умный человек найдет сгубившему меня призраку самое простое объяснение – такой человек, с умом, более холодным, более логическим и, главное, не столь впечатлительным, как у меня, усмотрит в обстоятельствах, о которых я не могу говорить без благоговейного трепета, всего только цепь закономерных причин и следствий…»

«Я – делец. И приверженец системы. Система – это, в сущности, и есть самое главное. Но я от всего сердца презираю глупцов и чудаков, которые разглагольствуют насчет порядка и системы, ровным счетом ничего в них не смысля, строго придерживаются буквы, нарушая самый дух этих понятий. Такие люди совершают самые необычные поступки, но «методически», как они говорят. Это, на мой взгляд, просто парадокс: порядок и система приложимы только к вещам самым обыкновенным…»

«…Она была высокой и тонкой, а в последние свои дни на земле – даже исхудалой. Тщетно старался бы я описать величие и спокойную непринужденность ее осанки или непостижимую легкость и грациозность ее походки. Она приходила и уходила подобно тени. Я замечал ее присутствие в моем уединенном кабинете, только услышав милую музыку ее тихого прелестного голоса, только ощутив на своем плече прикосновение ее беломраморной руки. Ни одна дева не могла сравниться с ней красотой лица. Это было сияние опиумных грез – эфирное, возвышающее дух видение, даже более фантасмагорически божественное, чем фантазии, которые реяли над дремлющими душами дочерей Делоса…»

Стихотворение, полное загадок и шифров, обладающее гипнотическим воздействием и притягательностью, ставшее символом американского романтизма, – «Ворон» после публикации произвел потрясающий эффект на читателей и литераторов, а в дальнейшем образ, созданный Эдгаром По, нашел отражение и в литературе, и в музыке, и в кинематографе (вплоть до эпизода в «Кавказской пленнице»).

В этой книге представлены и другие стихотворения Э. По в переводе классика Серебряного века Константина Бальмонта.

«– Ах ты гадина! ах ты ведьма! ах ты мегера, – сказал я жене наутро после свадьбы, – ах ты чертова кукла, ах ты подлая, гнусная тварь, краснорожее исчадие мерзости, ах ты, ах ты… – В тот самый миг, когда я встал на цыпочки, схватил жену за горло и, приблизив губы к ее уху, собрался было наградить ее каким-нибудь еще более оскорбительным эпитетом, который, будучи произнесен достаточно громко, должен был окончательно доказать ее полнейшее ничтожество, – в тот самый миг, к своему величайшему ужасу и изумлению, я вдруг обнаружил, что у меня захватило дух…»

«Я в жизни своей не знавал такого шутника, как этот король. Он, кажется, только и жил для шуток. Рассказать забавную историю, и рассказать ее хорошо, – было вернейшим способом заслужить его милость. Оттого и случилось, что все его семь министров славились как отменные шуты…»

Самое популярное в жанре Зарубежная фантастика

American Horrors – не просто истории, которые смогут заставить Вас ужаснуться и почувствовать давление. Они раскрывают глубину человеческого характера в самых пугающих обстоятельствах.

Семнадцатилетний Тоби живет в Подземелье – мире, который обслуживает Землю и из которого можно выбраться только до 18 лет, победив на внутренних соревнованиях, ежегодно устраиваемых Правительством. У Тоби есть лучшие друзья – Роберт и Нина. Им тоже 17, и в этом году их последний шанс получить путевку на Землю. Они мечтают выбраться из Подземелья – места, которое считают отвратительным. Но никто не знает, действительно ли в другом мире лучше. Герои отправляются в путешествие по Подземелью, но никто из них не знает, сможет ли кто-то выбраться на Землю.

Земные катастрофы и межзвездные войны, сегодняшние научные прорывы и завтрашнее высокотехнологичное мракобесие, мечта о бессмертии и встреча с мечтой, после чего остается только умереть… Вселенная Аластера Рейнольдса, кажется, вобрала в себя все популярные субжанры и темы фантастики, и исследуются они с проницательностью и хваткой практикующего ученого. Недаром его называют одним из главных научных фантастов современности, «британским Хайнлайном». В данном сборнике автор знаменитого «Пространства Откровения» предстает перед нами как мастер малой и средней формы – эти рассказы и повести по увлекательности нисколько не уступают прославившим его грандиозным космооперам.

По мотивам произведений «За Разломом Орла» и «Голубой период Зимы» были сняты, пожалуй, две лучшие серии нашумевшего сериала «Любовь, смерть и роботы», спродюсированного Дэвидом Финчером.

Большинство произведений, вошедших в эту книгу, на русском языке публикуются впервые.

Маленький замок на границе обжитых земель, три непохожих друг на друга героя и целое море опасностей. Враги снаружи, враги внутри. Что может пойти не так? Содержит нецензурную брань.

Для Джоанны, ее мужа Уолтера и их детей переезд в живописный Степфорд – событие слишком чудесное, чтобы быть правдой. Все женщины здесь – идеальные жены и матери, которые целиком посвящают себя семье и хлопотам по хозяйству. И пока они доводят до совершенства быт, их мужья каждый вечер собираются в таинственной Ассоциации мужчин. Удивлению Джоанны нет предела, когда из старых газет она узнает, что раньше в Степфорде существовал и Женский клуб, причем большая часть местных домохозяек были его активистками и разделяли феминистические взгляды. А сейчас за идиллическим фасадом тихого городка происходит нечто странное…

Роман дважды экранизировался в Голливуде – первая версия вышла в 1975 году, а в 2004 году была снята комедийная версия с Николь Кидман в главной роли.

Сэмюел Дилэни – ярчайшая звезда фантастики XX века, один из символов американской «новой волны», наряду с Урсулой Ле Гуин и Роджером Желязны, и один из ее тончайших стилистов, лауреат обильного урожая главных жанровых премий: четыре «Небьюлы» и «Хьюго» – и все это, когда ему еще и не исполнилось 27 лет. Данный сборник представляет в новом переводе четыре произведения его классического периода, в том числе заслуженно легендарные романы «Вавилон-17» и «Пересечение Эйнштейна». Герои Дилэни обычно находятся в поиске – собственного «я», смысла существования, единого языка общения, символа веры или творческого вдохновения. Здесь в разгар затяжной космической войны известная всей Вселенной поэтесса пытается расшифровать язык инопланетных диверсантов, предполагающий радикально иное мышление, а другие пришельцы, заняв опустевшую по неизвестным причинам Землю, примеряют на себя не только людское обличье, но и весь корпус человеческих мифов…

«Дилэни – не просто один из лучших фантастов современности, но и выдающийся литератор вообще говоря, изобретатель собственного неповторимого стиля» (Умберто Эко).

В жизни Элис происходит настоящий балаган: парень-тиран, неудавшаяся карьера, вся жизнь тянется ко дну. Но в один миг она обнаружила захватывающую историю любви мальчика с синдромом Дауна из прошлого, которая мифическим образом повторяется и пытается изменить судьбу молодой девушки.

Кто придет на смену Джокеру?

Смерть Джокера оставила пустоту в преступном мире Готэма. Но Загадочник жаждет заполнить ее самым смертоносным из всех возможных способов. Сея вокруг смерть и разрушения, преступный гений загоняет Бэтмена и Робина в безвыходную ситуацию, и таймер отсчитывает последние мгновения до неизбежной трагедии.

Смогут ли герои Готэма остановить злодея, не имея ни одного шанса на победу?

Путешествие во времени давно стало реальностью в галактических системах, которые существуют с нами одновременно. Только не так как мы предполагаем. Главный герой талантливый учёный в результате опытов на кварколептонном коллайдере открывает природный пространственно-временной переход. Материя сколлапсировала и прошла сквозь чёрную дыру. Иллюзии жизни, в которых томилось человечество, разрушены в мгновение. Материя лишь суррогат познающего разума. Бессмертие, о котором мечтали люди, возможно. Эней получает шанс переосмыслить реальность, которая оказалась иллюзией.

Когда власть на Земле захватили суровые потомки землян, отправившихся осваивать планеты в системе Проксимы Центавра, они установили диктатуру строгого порядка и высокой морали, безжалостной рукой загоняя аборигенов в светлое будущее. Любое сопротивление жестоко подавлялось, но все же нашелся способ, как без единого выстрела одолеть тиранов, которые ввели на Земле сухой закон и запретили курить на улицах… Гениальный профессор создает препарат, резко повышающий умственные способности некоторых животных и в результате обзаводится необычным ассистентом – разумным медведем. Первое испытание препарата на людях профессор проводит на себе, но результат его разочаровывает – умнее он не стал (как он сам считает). Однако после череды невероятных событий с активным участием профессора его друзья приходят к выводу, что препарат все-таки сработал, но дал неожиданное последствие: профессор пьян, когда трезв, и трезв, когда пьян… Как поймать единорога для императорского зверинца, если в округе количество девственниц, без которых укрощение зверя невозможно, стремительно приближается к нулю? Сэр Эвдорик Дамбертсон не привык отступать перед трудностями, но теперь он просто обязан найти решение задачи, иначе его ждут весьма неприятные последствия…

Оставить отзыв