Лучший богомолец

Лучший богомолец
Аннотация

Статья Лескова представляет интерес в нескольких отношениях. Прежде всего, это – одно из первых по времени свидетельств увлечения писателя Прологами как художественным материалом. Вместе с тем в статье этой писатель, также едва ли не впервые, открыто заявляет о полном своем сочувствии Л. Н. Толстому в его этико-философских и религиозных исканиях, о своем согласии с ним, в частности по вопросу о «направлении» его «простонародных рассказов», отнюдь не «вредном», как заявляла реакционная, ортодоксально-православная критика, но основанном на сочинениях, издавна принятых христианской церковью.

Другие книги автора Николай Семёнович Лесков

«Когда император Александр Павлович окончил венский совет, то он захотел по Европе проездиться и в разных государствах чудес посмотреть. Объездил он все страны и везде через свою ласковость всегда имел самые междоусобные разговоры со всякими людьми, и все его чем-нибудь удивляли и на свою сторону преклонять хотели, но при нем был донской казак Платов, который этого склонения не любил и, скучая по своему хозяйству, все государя домой манил. И чуть если Платов заметит, что государь чем-нибудь иностранным очень интересуется, то все провожатые молчат, а Платов сейчас скажет: так и так, и у нас дома свое не хуже есть, – и чем-нибудь отведет…»

– Батюшки мои, – отвечает старушка, – да какое же мне в этом утешение, что не мне одной худо будет? Я голубчики, гораздо лучше желала, чтобы и мне и всем другим хорошо было.

– Ну, – отвечают, – чтоб всем-то хорошо – вы уж это оставьте, это специалисты выдумали, и это невозможно.

А та, в простоте своей, пристает:

– Почему же невозможно? У него состояние во всяком случае больше, чем он всем нам должен, и пусть он должное отдаст, а ему еще много останется.

«Под самое Рождество мы ехали на юг и, сидя в вагоне, рассуждали о тех современных вопросах, которые дают много материала для разговора и в то же время требуют скорого решения. Говорили о слабости русских характеров, о недостатке твердости в некоторых органах власти, о классицизме и о евреях. Более всего прилагали забот к тому, чтобы усилить власть и вывести в расход евреев, если невозможно их исправить и довести, по крайней мере, хотя до известной высоты нашего собственного нравственного уровня…»

«У домов, как у людей, есть своя репутация. Есть дома, где, по общему мнению, нечисто, то есть, где замечают те или другие проявления какой-то нечистой или по крайней мере непонятной силы. Спириты старались много сделать, для разъяснения этого рода явлений, но так как теории их не пользуются большим доверием, то дело с страшными домами остается в прежнем положении…»

«…Моего младшего брата нянчила высокая, сухая, но очень стройная старушка, которую звали Любовь Онисимовна. Она была из прежних актрис бывшего орловского театра графа Каменского, и все, что я далее расскажу, происходило тоже в Орле, во дни моего отрочества…»

«Мы плыли по Ладожскому озеру от острова Коневца к Валааму и на пути зашли по корабельной надобности в пристань к Кореле. Здесь многие из нас полюбопытствовали сойти на берег и съездили на бодрых чухонских лошадках в пустынный городок. Затем капитан изготовился продолжать путь, и мы снова отплыли…»

«…Настоящий рассказ о том, как сам Христос приходил на Рождество к мужику в гости и чему его выучил, – я слышал от одного старого сибиряка, которому это событие было близко известно. Что он мне рассказывал, то я и передам его же словами…»

Душераздирающая история мнимо умершей жены, жестокосердного мужа и пылкого любовника дополняется неким скоморохом… Скоморох, отказавшись от спасения души своей, гибнущей, как ему кажется, в неправедном ремесле, отдаёт ниспосланные ему деньги, способные стать для него воротами в праведную жизнь, на выкуп из рабства несчастной Магны, помогая ей воссоединиться с семьёю.

Сама легенда в устах скомороха становиться рассказом о его собственном нечестивом и грешном падении, рассказом о заглублении своей души. Да и вся эта история уходит на второй план, на первый же выдвигаются горделивый самовольный столпник Ермий, в гордыне думающий на столпе о тщете своих усилий и беззаботный скоморох из Дамаска, явленный столпнику, как пример благости, записанный в книгу живых.

Если Ермий скорбит о судьбах ближних, боготворя себя самого, по словам Лескова, «унижал и план и цель творения и себя почитал совершеннейшим», то Памфалон, непрестанно корящий себя за беспутсво и грех, настолько любит других, что избивается за это медными прутьями. <…> Памфалон становится тем, кто может, махнув шутовскою епанчей, уничтожить «предел» Ермия – напачканное во весь небосклон большими еврейскими литерами, словно углём и сажей… слово: «самомнение».

Самое популярное в жанре Публицистика

Русский человек любит историю Европы куда больше, чем современные европейцы. Ещё Достоевский писал про "священные камни Европы". И вот сегодня русский человек приезжает в Иерусалим, и его душа трепещет от прикосновения к тем самым священным камням (очерк "Ненавидимый прокуратором город").Русский человек пытается заглянуть в собственную душу и понимает, что это невозможно, пока он не выяснит своих отношений с Европой (очерк "Что значит быть русским?").Кто, кроме русских, сегодня может попытаться как можно глубже понять феномен Наполеона? (Очерк "Лев пустыни. Наполеон и мы".)Кто ещё предпримет попытку проникнуть в тайны рыцарской ментальности? (Очерк "Песни меча и молитвы".)

Мир, в котором мы сейчас живем, в одно и то же время слишком велик и слишком мал, слишком богат и слишком беден; его темп слишком быстр и слишком медленен. Сложность мирового процесса обусловливается еще тем, что в каждый его момент все явления в нем происходящие – совершаются одновременно. Сумма накопленных человечеством знаний, и скорость передвижения и сообщения, которыми располагает человек нашей эпохи, настолько велики, что сам человек просто растворяется в них, подобно капле воды в океане. Живя в такой действительности, люди стремятся найти хоть какие-нибудь «указательные вехи» на путях жизни, невзирая на то, что их поиски связаны с тяжелыми испытаниям. Цель книги – установить непосредственную связь между читателем и «указательными вехами», которые должны служить на путях его жизни как маяк и днем и ночью. «Указательные вехи» помогут многим людям расширить их кругозор, не требуя в то же время никакого обязательства удерживать в памяти множество всяких трафаретных понятий и терминов, заимствованных из словаря прошлого. Конструктивное миросозерцание, то есть выработка, истолкование и проведение в жизнь новых светлых и живых идей, критическое отношение к настоящему, и трезвое мышление о будущем – вот те основные положения, которые автор предлагает на рассмотрение читателя.

В формате PDF A4 сохранен издательский макет книги.

Изложил я свой внутренний диалог с воображаемым украинцем. Старался никого не обидеть.

Это небольшое эссе, в котором я высказал свою точку зрения по поводу того, почему большинство нашей молодёжи не знает и не интересуется историей и как привлечь молодое поколение к её изучению.

В книгу вошли эссе, посвященные церковной проблематике. Автор предлагает свой взгляд на "Протоколы сионских мудрецов" и русский церковный раскол, на католицизм и протестантизм, на православную составляющую произведений Достоевского и проблему отношений Церкви и государства, а также на некоторые другие вопросы. Автор дышит воздухом Церкви, это и определяет его взгляд на церковную проблематику.

Излагаются общие фрагменты теории систем. На основе моделей, взятых у природы, создаются принципиально новые представления о теории систем. Рассмотрены общие принципы построения естественных систем. Все они обобщены и для всех найдены общие свойства, структурные элементы и функции. На этой основе сформулировано универсальное определение систем.Обобщается известное и авторское понимание сущности систем на основе гипотезы о физической картине мира.

Революция по Фрейду – методичное психологическое воздействие на подсознание человека, внушение ему какой-либо идеи, побуждение к действию. Она не ограничивается одной лишь сексуализацией общества, а охватывает все стороны жизни. Простой психологический трюк был заимствован у Фрейда различными элитами с целью влияния на людские массы. К каким последствиям это привело в массовой культуре, и как менялись кино и музыка на волне сексуальной революции, начатой в середине 20 века?

Террор – инструмент для запугивания людей, с помощью людей, которые убиты. В 2010 году террористами в России было убито 82 человека. И после каждого теракта общество негодовало, скорбело и несло цветы к местам погибших. Но… в том же – 2010 году, алкоголем было убито около полумиллиона наших сограждан – в 6 тысяч раз больше, чем террористами, но эта массовая гибель людей осталась незамеченной – ни цветов, ни скорби, ни негодования. Над этим парадоксом размышляет автор в своей очередной книге.

Книга «Месяц для истории» написана Александром Невзоровым в ноябре 2023 года. Опубликована для широкого круга читателей, в том числе для историков-исследователей, которые через 80 лет будут изучать нынешнее время. Она также является продолжением серии книг «300 миллионов долларов», первая из которой написана в 2010 году.

В этом публицистическом произведении автор анализирует состояние человечества, стоящего на гране всеобщей катастрофы. Особое внимание уделяет человеку – основной причине существования именно такого мира, в котором мы живём.Кто есть человек? Какой смысл нашей жизни? Какова миссия России? Эти важнейшие вопросы автор предлагает решать на основе труда великого учёного Александра Клизовского и его книги "Основы миропонимания Новой Эпохи" – первого опыта масштабного философского осмысления космической эволюции человечества и единых законов жизни на основе Учения Живой Этики и Теософии.

Оставить отзыв