Левитан Исаак Ильич

Левитан Исаак Ильич
Аннотация

«Восьмидесятые годы должны были иметь своего выразителя и в пейзаже, как в литературе они его имели в лице Чехова. Разбитые надежды передовой интеллигенции тонули в тоске безвременья. Русская природа и убогие деревни, казалось олицетворяли собой настроение общества. Печальные равнины с рощами белоствольных берез и трепетных осинок, окольные дороги с протоптанными извилистыми пешеходными тропинками, уходящие к беспредельной синеве далей, деревенские сизые избы и сараи, разбросанные по пригоркам, золотой наряд осенних грустных дней просились в душу поэта-живописца и нашли своего выразителя в лице Левитана…»

Другие книги автора Яков Данилович Минченков

«…Я стараюсь воскресить перед собой образ Репина, великого реалиста в живописи, как я его понимаю – во всей правде, со всеми его противоречиями и непоследовательностью в жизни.

В его натуре я видел поразительную двойственность. Он казался мне то гением в творчестве, борцом с сильной волей, преодолевающим на своем пути всякие жизненные трудности, громким эхом, откликающимися на все общественные переживания, служителем доподлинной красоты, – то, наоборот, в моей памяти всплывают черточки малого, не обладающего волей человека, не разбирающегося в простых явлениях жизни, и мастера без четкого мерила в области искусства…»

«Лев Николаевич Толстой, обходя как-то передвижную выставку, сказал: «Что это вы все браните Волкова, не нравится он вам? Он – как мужик: и голос у него корявый, и одет неказисто, а орет истинно здоровую песню, и с любовью, а вам бы только щеголя во фраке да арию с выкрутасами».

Пожалуй, оно так и было…»

«…С воспоминаниями о Касаткине у меня связываются воспоминания и о моей школьной жизни в Московском училище живописи, ваяния и зодчества, так как при Касаткине я поступил в Училище, он был моим первым учителем и во многом помогал в устройстве моей личной жизни. <…> Чтя его как учителя и друга, я все же в обрисовке его личности стараюсь подойти к нему возможно беспристрастнее и наряду с большими его положительными качествами не скрою и черт, вносивших некоторый холод в его отношения к учащимся и товарищам-передвижникам…»

«…К чему бы он ни стремился, чего бы ни искал – судьба допускала его до конца стремлений, а в самом конце подсекала достигнутые успехи и разрушала все его достижения. Она невзлюбила Никифорова с самого его рождения и приуготовила ему несчастье уже в младенчестве. Это она подтолкнула руку его няньки, чтоб та выронила младенца, и свихнула его позвоночник, сделав Семена Гавриловича на всю жизнь физически недоразвитым и горбатым. Судьба дала ему ум и талант – и на каждом шагу мешала проявить свои способности. Она окружила его тяжелыми условиями жизни и, слабого, заставляла нести непосильный труд и биться над заработком с самого детства ради куска хлеба. Она же наделила Никифорова жаждой жизни, не дав ничего, чтоб утолить эту жажду…»

«…У передвижников был свой небольшой круг меценатов и коллекционеров, которые ежегодно расходовали почти одну и ту же сумму на приобретение картин на выставках. Кроме того, являлись случайные лица, изредка покупавшие небольшие вещи и исчезавшие потом с горизонта.

Одни из коллекционеров приобретали картины в свои собрания для своего лишь удовольствия, а некоторые ставили себе задачей поддержать народившееся национальное искусство передвижников, его направление, вместе с некоторой заботой и о бытовых условиях художника, о его материальном благополучии. Этим самым такие коллекционеры переходили на роль меценатов искусства…»

«Художники говорили о Брюллове, что он хороший математик, окончил университет и слушал лекции по математике в Англии. Математики уверяли, что он музыкант, кончивший консерваторию, а музыканты возвращали его снова в лоно художников. Где учился и что окончил Брюллов – этого я не знаю; похоже на то, что он прошел и университет, и Академию художеств, и консерваторию. Уж очень одаренной была его натура, и казалось, что ему ничего не стоило изучить все три специальности…»

«…Максимов был типичным представителем крестьянской среды, пробившей дорогу к искусству в эпоху народничества в шестидесятых годах.

Чего стоило крестьянскому юноше попасть в город и учиться здесь! У Максимова это был сплошной подвиг, горение духа, которое опрокидывало все препятствия на пути к достижению намеченной цели и делало его борцом за современные идеи в искусстве. И небольшая фигура Максимова при воспоминании об условиях его жизни, обо всех поборенных им препятствиях, о его настойчивости и его достижениях вырастает в определенный положительный тип, которому надо отдать дань признания…»

«…К числу питерцев, «удумывающих» картину и пишущих ее более от себя, чем пользуясь натурой или точными этюдами, принадлежал и Шильдер. Он строил картину на основании собранного материала, главным образом рисунков, компонуя их и видоизменяя до неузнаваемости. Часто его рисунок красивостью и иногда вычурностью выдавал свою придуманность. У него были огромные альбомы рисунков деревьев всевозможных пород, необыкновенно тщательно проработанных. Пользуясь ими, он мог делать бесконечное множество рисунков для журналов и различных изданий…»

Самое популярное в жанре Биографии и мемуары

Александр Красовицкий и Александр Заранкин проходятся по своим жизням от ранних воспоминаний до момента первого совместного выступления. Это самое глубокое публичное погружение в детство, в котором переплетаются максимально значимые и просто забавные эпизоды биографий, впервые публикуются фотографии из семейных альбомов. Рассказ всегда идёт от первого лица, но не всегда следует стройной хронологии – это больше дружеский разговор, чем летопись. Здесь же своими историями делятся и ближайшие родственники ребят, не только наблюдавшие за процессом их взросления, но и бывшие его непосредственными участниками.

Многие психологи склоняются к мнению, что знание истории своего рода каким-то образом успокаивает человека в этом огромном мире неопределенности и страха.Поддерживает его, мои предки смогли, выдержали, добились, и я смогу.Как сказал известный психотерапевт Эрик Бёрн: «На обиходном языке, каждый несет в себе своих родителей».По статистике всего несколько процентов россиян могут назвать своих предков до восьмого колена. Россия – страна, забывшая своих предков.

Большое место в моей жизни занимает поэзия, много стихотворений написано друзьям, товарищам, коллегам по службе. Особое место – семья, любовь к родным и близким, память о прошлом как непременное напоминание о том, чему не должно быть забвения. В стихах и память о войне, и чувство долга, и любовь к Родине – все наилучшее, что может быть в человеке, гражданине и патриоте своей страны.

Книга в новом формате наполнена новыми чувствами и переживаниями, в кои угодил поэт, всех важных фрагментов его поэтической жизни. Пускай эта книга пополнит вашу библиотеку редкими и эксклюзивными стихами.

Сразу же оговорюсь, что я далёк от мысли, чтобы углубляться в историю возникновения рока. Мне только захотелось поделиться лишь исключительно личными впечатлениями, рассказать о том, через что довелось пройти и как это повлияло на моё нравственное совершенствование и становление меня как личности.Две вещи помогли мне сформироваться и оставаться всегда самим собой – шахматы и музыка. Про шахматы я уже писал. Наступила пора поговорить немного о музыкальной составляющей. Книга содержит нецензурную брань.

Бывший командир подводного флота нацистской Германии Вернер знакомит читателя в своих мемуарах с действиями немецких подводных лодок в акватории. Атлантического океана, в Бискайском заливе и Ла-Манше против английского и американского флота во время Второй мировой войны.

В формате PDF A4 сохранен издательский макет книги.

История-воспоминание юноши о странном капитане и его странном увлечении делать зарубины на корабле.

Это не просто книга – это дневник. Мне всегда говорили, что найти свою любовь по интернету невозможно. Но я верила и действовала. Годы ошибок и слёз, одиночества и переживаний. Как найти своё счастье среди миллионов мужчин. Мои секрыты перписки, тайны свиданий…

Ценнейший литературный памятник, принадлежащий древнеримскому писателю Светонию (ок. 70 – ок. 140) – историку, ученому-энциклопедисту, личному секретарю императора Адриана. Собрание исторических биографий содержит сведения о происхождении двенадцати знаменитых правителей от Юлия Цезаря до Домициана. Рассказано о ранних годах их жизни, приходе к власти, общественной деятельности. Портреты цезарей щедро дополнены событиями их частной жизни, описаниями свойств характера, особенностей внешности. Завершает каждую биографию рассказ об обстоятельствах смерти императора.

В формате PDF A4 сохранён издательский дизайн.

Эта книга – одна большая замочная скважина, в которой прямо на наших глазах рушится чужая семейная жизнь. Героиня была счастлива в браке. Муж – близкий человек, они поддерживали друг друга и всё делали вместе. Но дружба в отношениях со временем вытеснила страсть, и верный супруг оказался бессилен перед другим мужчиной, с которым героиня испытала искру, желание, чувство полноценности. Будучи «верной» женой, проводила вечера в объятиях чужого «верного» мужа. А расставшись с ним, нашла другого любовника. Ранящий опыт внебрачной связи подтолкнул героиню переосмыслить свою жизнь. Пережив развод, обидные слова, совершив унижающие поступки, она написала книгу, в которой честно раскрыла все нюансы своей истории.

Оставить отзыв