Школа

Школа
Аннотация

«Школа» – роман о том периоде жизни, который люди склонны не вспоминать – периоде стадности и полового созревания. О том, как из стада выходят гопники, превращающиеся затем либо в простых трудяг, либо в алкашей, либо в бандитов, и не-гопники – ребята, способные вырваться из среды. «Школа» – это зеркало, куда заглядываешь и вместо своего любимого лица видишь омерзительную рожу…

Другие книги автора Владимир Владимирович Козлов

– Лучше вали, пока по ебалу не получил. Что, отпиздим Жору? – Вэк смотрит на нас.

– Давай, – говорю я, хоть особой охоты и нет, просто надоело уже сидеть. Скучно.

Жора хочет сделать ноги, но видит, что поздно. Стоит и ждет, что будет. Из ноздри свисает сопля.

– Может, не будем? Ну его на хер, – говорит Бык.

Вэк не слушает, хватает Жору за куртку и бьет ему по носу, потом еще. Голова Жоры мотается, как мяч. Из носа течет кровь. Несколько теток и малых пацанов видят, что происходит, и отходят подальше от нас. Вэк отпускает Жору, и он падает. Мы с Клоком начинаем молотить его ногами. Жора пищит, как поросенок.

В романе "КГБ-рок" автор проливает свет на малоизвестные реалии советского общества начала восьмидесятых годов. Студенты ВГИКа зарабатывают на жизнь съёмками порно. На Пушкинской площади проходит манифестация фашистов. Общественный резонанс вынуждает КГБ взяться за дело. По ходу расследования вскрываются неожиданные социальные связи…

Содержит нецензурную брань

– Не будешь курить – будешь отпизжен, – говорит Крюк.

Конец ознакомительного фрагмента. Полный текст доступен на www.litres.ru

«Lithium» – роман о 1990-х. В нем есть криминал, наркотики, капитализм и практически неограниченная свобода. Действие происходит между Питером и Москвой, а история развивается на фоне музыкального андеграунда, попсового шоу-бизнеса, первых рейвов и клубов.

В книге присутствует нецензурная брань.

Владимир Козлов – автор семи изданных книг в жанре альтернативной прозы (в т. ч. знаменитой трилогии «Гопники» – «Школа» – «Варшава») и трех книг нон-фикшн (о современных субкультурах), сценарист фильма «Игры мотыльков». Произведения В. Козлова переведены на английский и французский языки, известны европейскому читателю.

Остросюжетный роман «1986» построен как хроника криминального расследования: изнасилована и убита девушка с рабочей окраины.

Текст выполнен в технике коллажа: из диалогов следователей, разговоров родственников девушки, бесед ее знакомых выстраивается картина жизни провинциального городка – обыденная в своей мерзости и мерзкая в обыденности.

Насилие и противостояние насилию – два основных способа общения людей с миром. Однако в центре повествования – не проблема жестокости, а проблема смирения с жестокостью. Покорности насилию.

Автор преодолевает догмы, взламывает условности. При этом действительность не объясняется и даже не описывается – она фиксирует и изображает сама себя: в меняющихся ракурсах и повторяющихся коллизиях, в отдельных штрихах и частных деталях. Писатель лишь поворачивает объектив, меняет линзы и наводит резкость на избранный объект.

В конце сороковых годов на улицах крупных городов Советского Союза – прежде всего, Москвы и Ленинграда – стали замечать молодых людей в узких брюках и длинных пиджаках с подбитыми плечами, которые любили «трофейные» западные фильмы, слушали джаз и танцевали «стилем».

Как и почему появились стиляги? Как вообще в СССР, при Сталине стало возможным существование молодежной субкультуры, подобной тем, что существовали примерно в то же время в Европе и США?

Блядь, хоть бы сала какого, а то хлеб – ну что это за закуска? – говорю я.

– Где ты сало возьмешь, будешь, что ли, в каждый дом соваться – продайте сало? А в столовую идти – ебал я в рот. От этой жратвы меня уже тошнит. Пошли в клуб на дискотеку. Утром пацаны говорили, что сегодня, в клубе дискотека.

– Какая хуй дискотека? Для кого? Я тут вообще никого еще не видел, кроме этих двух блядей и Васи-мудака.

Вася – здешний герой. Старый уже мужик – лет, может быть, двадцать восемь или тридцать, ходит по вечерам, прибарахлившись, – в туфлях года семьдесят пятого, на каблуках, и в наглаженных брюках – с двойными «стрелками». К нашим бабам цеплялся, но они его послали на хер.

«Я ехал в автобусе с работы. Кто-то толкнул меня. Я не видел, кто. Думал – может быть, случайно. Потом толкнули еще раз, и я повернулся. Маленького роста мужичок со сморщенной рожей. Видно, что ненормальный. Говорить он, наверное, не мог, но сделал жуткую угрожающую рожу и вывернул карманы своих штанов: смотри, мол, денег нет, это ты у меня их украл…»

Самое популярное в жанре Контркультура

События происходят в обычном небольшом поселении, где каждый друг друга знает. Главный герой рассказа Филипп Аркадьевич – сельский врач-педиатр. Проживая День Сурка, он каждый день возвращается к своим воспоминаниям, но, несмотря на все тяготы, врач находит в себе силы жить дальше.

Есть вопросы, на которые никогда не будет ответов, или, вернее сказать, никогда не будет существовать четких ответов. Вопросы эти извечные, преследующие человека с самого начала времен, но людям привычно, что на извечные вопросы дают извечные ответы. Что главное в жизни? Деньги, слава, любовь? А может быть, что-то другое? Если погрузиться гораздо глубже и задуматься, то можно выяснить, что приоритеты не меняются со временем. А каковы будут приоритеты там – в будущем? Возможный человек будущего будет думать не об этих вещах, а о том, что его личность должна сгореть. Возможно, такова суть человечества – безвозвратно сгореть, чтобы уступить место кому-то другому в этом мире.

Поучительная, смешная и сумасбродная. История о том, что в истории многое зависит от того, кто и как вам ее рассказывает. Автор блестяще жонглирует жанрами и дает читателю пинка под зад в тот самый момент, когда тот уже мечтает его задушить.

Когда Табунову было шесть лет, семья их уменьшилась. Как-то вечером мама вернулась домой, но в подъезде ее уже ждали сотрудники НКВД, они схватили ее и увезли на допрос. Выяснилось, что она была влюблена в шпиона английской разведки и с предприятия передавала ему образцы советских секретных разработок под кодовым названием «Навоз Парнасский». Она выносила их на грязных перчатках вместе с землей. Отец Табунова поседел за одну ночь. Ему сказали, что она занималась с англичанином любовью по-французски. Через два дня ее расстреляли. Содержит нецензурную брань.

В первой части книги главный герой – художник Андрей Штефан, отслуживший три года на советской атомной подводной лодке, возвращается в Москву. Привычный мир рухнул – наступили 90-е, СССР сменился диким капитализмом. Первое время в столице он живет на лавочке и работает мойщиком троллейбусов, кочегаром, трактористом и сторожем. Потом главный герой попадает в коммуну художников, в выселенный дом, где до революции жил дядя Булгакова. Постепенно становится ясно, что весь центр Москвы превратился в огромную творческую коммуналку. Зимой они живут в столице, летом на даче, в диких лесах Псковской области. Рухнул железный занавес – художники открывают для себя еще недавно запретный мир капиталистического запада. Они покоряют вершины Кавказа и рестораны Прибалтики. Вторая часть – это три интервью с художниками, жившими тоже в творческих коммунах 90-х. Это реальные персонажи – Константин Звездочетов, Владимир Дубосарский, Александр Петрелли и Игорь Бурый. Содержит нецензурную брань.

Герои повести борются за право жить свободно в тоталитарном государстве. Существует ли такое государство и такие люди в действительности или все это бред и не может быть правдой? Какие они ценности нашего времени? Ради чего стоит идти в атаку с открытым забралом? Каждый из нас сегодня задается подобными вопросами. Каждый находит свой ответ. Содержит нецензурную брань.

От 70 до 1000 символов. Как правильно написать аннотациюОт 70 до 1000 символов. Как правильно написать аннотацию Содержит нецензурную брань.

Наталья Муромцева, крупная областная чиновница и посредственная журналистка, проиграла выборы в ГД. На людях женщина крепится, но её одолевает уныние. Успокаивает только неполная занятость в московской газете. К тому же, у бывшего депутата – раздвоение личности: она хочет работать в "глянце", но заставляет себя заниматься политикой, проповедовать то, во что сама не верит, но считает обязанной следовать. Но тут подворачивается журналистское расследование, и Муромцева попадает на закрытый семинар самых настоящих вампиров… Не фэнтези!!! Все представленные в книге фотографии принадлежат автору.

Где-то посреди пространства и времени существует место, которое некоторые его обитатели называют Выворотом. Там пересекается множество судеб, что принадлежат самым разным людям, зачастую совершенно незнакомым друг с другом. Истории их жизней странны и неопределенны, но сами они этого обычно не замечают, и лишь некоторые задаются одними и теми же вопросами. Почему мир таков, какой он есть? Как и чем они связаны? Что на самом деле такое жизнь и кто в ней они? Когда героям открывается, что их реальность – вовсе не то, чем она казалась, каждый делает свой выбор. Их мысли, слова и поступки, которые часто представляются отрывочными и незначительными, снова и снова мелкими мазками складываются в большую картину, у которой нет ни автора, ни единственно верного толкования. Для тех, кто попал на эту бесконечную спираль, есть только один выход – понять, с чего все началось. Содержит нецензурную брань.

"Почём нынче душа?" – меня спросили как-то. Признаюсь, сей вопрос не радовал умы, Коль я б не знал того, кто, может, уже завтра Готов её отдать вниманию взаймы. Рассказ – это альтернатива нашей реальности. История о грустном и непрожитом. О том, что болит и не утоляет. О голоде и вражде. О жажде и повиновении. О тебе… и обо всех нас! Человек нового века – он в каждом…

Оставить отзыв