Публицистика

Публицистика
Аннотация

В данном сборнике достаточно полно представлено документальное наследие Василя Быкова. Статьи посвящены не только литературе, но и темам исторической памяти и нравственного воспитания. Кроме того, в сборник включено три интервью.

Другие книги автора Василий Владимирович Быков

Осень сорок первого. Степанида и Петрок Богатька живут на хуторе Яхимовщина, в трех километрах от местечка Выселки. К ним-то и приводят полицаи вошедших в близлежащее село немцев. Мягкий по натуре Петрок поначалу всеми силами стремится избежать конфликтов с фашистами, надеясь, что все обойдется миром. Однако Степанида понимает, что в дом пришла беда. С первых же минут гитлеровцы ощущают молчаливое презрение хозяйки дома, ее явное нежелание хоть в чем-нибудь угождать…

«Последние три или четыре ночи, вдрызг разругавшись с женой, Ступак ночевал в гараже. А потом и дневал, потому как твердо решил не возвращаться на свой пятый этаж силикатной хрущевки. Коли так получилось, что он стал там нелюбимым и ненавистным, что появился кто-то лучший, так пусть жена подавится и тешится с новым женихом, а ему, законному мужу пути туда больше нет. Все-таки он мужик гордый и просить не будет. Тем более, что вся его жизнь, кажется, пошла наперекосяк, так что уж тут жалеть о квартире?..»

– Ну да, и людей не мешало бы, – подхватил старшина. – А то что пятеро? Да и то вон один новенький и еще этот «ученый» – тоже мне вояки! – зло ворчал он, стоя вполоборота к командиру.

– Противотанковые гранаты, патроны к пэтээру, сколько можно было, вам дали, а людей нет, – устало говорил комбат. Он все еще всматривался в даль, не сводя глаз с заката, а потом, вдруг встрепенувшись, повернулся к Карпенко – коренастому, широколицему, с решительным взглядом и тяжелой челюстью. – Ну, желаю удачи.

«… Наверное, Бурова ранило здорово, пуля, похоже, навылет пробила бок, и раненый медленно исходил кровью. Сознание его то и дело меркло, растворяясь в чудовищной боли, которая теперь властвовала почти во всем теле, сердце обмирало от слабости, и он проваливался в мучительный мир призраков. Однако по ту сторону сознания боль эта превращалась в муки несколько иного характера, чем наяву, там он страдал душевно, от какой-то непонятной несправедливости, постигшей его. Физически он чувствовал себя лишь напрочь обессилевшим и опустошенным, с неуклюжими ватными ногами и такими же ослабевшими руками. Этими руками он едва держался за край кузова своей полуторки, стремительно катившейся под уклон по дороге к Залесскому озеру, где был мостик через протоку в другое, поменьше озеро. Но мостик этот исчез самым непонятным образом, не осталось даже следа от него, полуторка набирала скорость, а он не в состоянии был взобраться в кузов, чтобы попытаться остановить ее. Почему она покатилась, того он не знал: может, не поставил на тормоз, а может, кто-то другой управлял ею в кабине, но машина вскоре должна была свалиться с обрыва.

Буров стонал, кричал даже, но не слышал своего крика, как его, наверно, не слышал никто, хотя рядом по дороге шли и ехали люди. Это были странные люди, все в незнакомой коричневой форме, японцы, что ли? Многие из них поблескивали очками на плоских косоглазых лицах, подозрительно поглядывали на него, но никто не попытался ему помочь. И вот наконец случилось то, что не могло не случиться – машина оторвалась от дороги… Только в протоку она не свалилась, полет ее странно замедлился, она вроде бы даже поднялась в воздух, и с нею поднялся он, все так же уцепившись за борт. Минуту спустя он уже парил в воздушном пространстве над озером, и ему стало вроде даже приятно в этом мягком, плавном парении. Земля и озерные берега отдалились, исчезли из виду, окутанные предвечерними тенями. В этом теплом безветренном пространстве он ощутил себя словно в нежарком банном пару. Недолгое его блаженство оборвал громкий, суровый окрик, раздавшийся откуда-то сверху, смысл его Буров понять не мог, но тревога уже охватила его, он знал – сейчас что-то случится, …»

Василь Быков (1924–2003) на протяжении всего творческого пути оставался верен главной теме – Великой Отечественной войне. Автор, сам прошедший поля сражений, слишком хорошо знал, что именно в этих жесточайших условиях необходимости выбора явственно определяется сущность человека. Быков раскрывает духовную и гражданскую наполненность своих героев, показывает, что нравственный подвиг лишен ореола внешне яркого, эффектного героического действия. В книгу вошли повести «Сотников», «Обелиск», «Дожить до рассвета», «Журавлиный крик», «Знак беды», а также публицистические статьи «Колокола Хатыни» и «Как написана повесть «Сотников».

Книги, созданные белорусским прозаиком Василем Быковым, принесли ему мировую известность и признание миллионов читателей. Пройдя сквозь ад Великой Отечественной войны, прослужив в послевоенной армии, написав полсотни произведений, жестких, искренних и беспощадных, Василь Быков до самой своей смерти оставался «совестью» не только Белоруссии, но и каждого отдельного человека вне его национальной принадлежности.

Повесть Василя Быкова «Его батальон» заканчивается словами: «Война продолжалась». Взятие высоты, описываемое автором – лишь один из эпизодов войны, которых комбату Волошину предстоит пережить немало и, может быть, погибнуть в одном из них. Но, как бы ни было тяжело на фронте, всегда надо оставаться человеком: «И чем значительнее в человеке истинно человеческое, тем важнее для него своя собственная жизнь и жизнь окружающих его людей».

Писатель Василь Быков – участник Великой Отечественной войны, которая определила темы, сюжеты и выбор героев его произведений. Повести его прежде всего – о человеке, пытанном ледяной водой болот, мокрой глиной окопов, пустотой леса в ничейной полосе, неизвестностью исхода войны, соблазном бессилия, безнадежности, отступничества, бесконечностью раскисших дорог…

«… Выбравшись из мрачных, сырых поутру лесных дебрей, где они проблуждали половину ночи, Гусаков облегченно вздохнул: лес кончился, перед ними раскинулось поле. Над подернутой утренней дымкой стеной соседнего леса поднимался ярко-красный диск летнего солнца. Лучей от него еще не было в чистом, погожем, широко залитом багрянцем небе, краснота которого, однако, быстро тускнела, уступая натиску света и голубизны. В поле становилось светлее, стало видно, как полосы ржи чередуются с разными по ширине участками ячменя, пшеницы и картофеля, – как когда-то в доколхозной Западной Белоруссии, где больше года служил Гусаков. Но тут не Западная – тут должна быть Восточная, и эти нивы-полоски давно перепаханы тракторами, а земля обобщена в колхозы. Второй раз за минувшую ночь Гусакова охватила тревога: куда же они угодили? Первый раз встревожился, когда на огромном скошенном лугу, где они приземлились, никто их не встретил, никакого партизанского дозора там не было. Правда, не было и немецкой засады. …»

Самое популярное в жанре Публицистика

Книга «Великая русская революция на Дальнем Востоке Российской Республики» составлена из научных и публицистических статей, интервью, политических программ и заявлений известного в 1980-1990-х годах историка, депутата-демократа Попова Владимира Георгиевича. Публицистические статьи подвергались сокращению и коррекции, в соответствии с редакционной практикой. В книге часть статей публикуется в первоначальном авторском варианте.

Книга написана в полном соответствии с духом, надеждами и верой в свободу народа, совершившего славную Августовскую революцию 1991 года. Попов В.Г. был активным участником эпохальных событий.

Книга рассчитана на широкий круг дальневосточников, интересующихся историей становления народовластия и его защитой нашими предшественниками демократами.

«Открытый дневник» известного российского писателя Анатолия Курчаткина – книга его записей из Фейсбука. Это размышления писателя о Боге, о русской истории, о современной жизни и главное – о русской литературе. Разрозненные внешне заметки соединяет в единое целое личность автора. Она и в интонации письма, и в темах микроэссе, и в том ритме и чувстве жизни, которым пронизаны записи. Такой, очень личный, жанр писатель определяет как «рефлексии»; по духу они перекликаются с «Максимами» Франсуа де Ларошфуко, а в русской литературе – с «Опавшими листьями» Василия Розанова.

Во второй части книги, тесно связанной с «рефлексиями», помещена повесть «Реквием» – пронзительный лирический рассказ о родителях автора, их жизни и смерти, о времени, в которое они жили, о том, как это нелегкое время формировало человека.

Самодержавие это не только «клекот знамен победных». И вообще не только лишь ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ.

Самодержавие представляло когда-то и наиболее практикуемый строй СЕМЕЙНЫЙ. (Почему и подзаголовок: «Письма о семье и монархии»). И вызывал сей уклад не столь опасения самодурства, сколь – патриархальное УМИЛЕНИЕ…

В данной книге представлены ответы писателя-традиционалиста Дмитрия Логинова на самые волнующие вопросы современников о русском Царе и самодержавии.

Перед вами книга Николая Боярчука – зрелого, яркого и самобытного русского писателя. Его литература – мощная, выразительная, эмоциональная, пронзительная и предельно искренняя. Творческий почерк Боярчука – многослойный, порывистый и ритмичный.

В сборник включены художественные и публицистические опыты Николая Боярчука, вполне отражающие его узнаваемую стилистику.

Это добрая и по-довлатовски смешная быль о мудром деде автора, в одиночку одолевшем бесов в псковской глуши; история о романтичном и никчемном самокопающемся Феде, то и дело в поисках своей единственной попадающем в Зазеркалье аномальной зоны эстонской столицы; в публицистических зарисовках «Мотиваторы» автор на правах щепетильного, беспокойного и опытного гида представляет разноликих и порой странноватых жителей современного Таллина, а завершает книгу поэтическая транскрипция Любви, которой целиком подчинено творчество автора.

Произведения Боярчука – от малой прозы и ритмических композиций до крупных форм – наполнены ощущением величия и драматизма, радости и боли, предчувствия совершенства; пропитаны балтийским свинцовым ветром и акварельным восторгом сирени.

О некоторых событиях на Карельском перешейке летом 1941 года у г. Антреа (ныне Каменногорск) … О 9-й железнодорожной бригаде и о 25-й жд. бригаде – от 1941 по 1945 год… О некоторых защитниках нашей земли… Моей земли – земли славян.

«Включила телевизор. „60 минут“, Скабеева и Попов во всей красе… Смотрела минут двадцать. Пандемия… инфекция… самоизоляция… эпидемия… власть… правительство… Выключила. Боюсь подхватить коронавирус. На федеральных каналах обывателю врут, искажают даже исторические факты, потому что вначале из людей сделали невежд, развалили образование, а теперь пытаются манипулировать сознанием… Если долго смотреть на экран телевизора или дно унитаза – ничего нового не увидишь». Книга содержит нецензурную брань.

Мы (два друга – поэт и математик) постарались описать самые интересные моменты фантастического ХХ века – конец прошлого тысячелетия. Описать в виде художественных образов (зарисовок, притч, басен и стихов). Просто личные впечатления двух собеседников. Поэзия и изображение – самые мощные средства общения. И мы попытались понять прошедшее с помощью своих учителей, родственников и друзей. Ощутить жгучий аромат не очень дальних стран и не очень далеких времен!

На основе многолетних исследовательских наблюдений жизни общества и существующих в нём проблем автор дополняет общепринятое отношение к ним своим видением и предлагает методы их решений.

Компактно и понятным языком освещается широкий круг тем от эффективного общения с людьми до методов управления государством и теорий создания Вселенной.

В этой книге автор, гражданин России, рождённый в СССР, описывает события в России последних лет с точки зрения изменений, произошедших в стране за последние шесть лет.

Сатирпоэма о в гнилогосударстве хилом управлении.Зависит многое от центрального управления, – но много важнее теперь и впредь, – местное …Да устанавливается управление ново-советское!..

Оставить отзыв