Полюби меня, солдатик…

Полюби меня, солдатик…
Аннотация

Писатель Василь Быков – участник Великой Отечественной войны, которая определила темы, сюжеты и выбор героев его произведений. Повести его прежде всего – о человеке, пытанном ледяной водой болот, мокрой глиной окопов, пустотой леса в ничейной полосе, неизвестностью исхода войны, соблазном бессилия, безнадежности, отступничества, бесконечностью раскисших дорог…

«… Как всегда на фронте, спасу от немецких мин не было нигде – ни в поле, ни в лесу, ни в городе. Разве что в земле. Но в земле мы уже насиделись за зиму, а тут в Австрийские Альпы пришла весна, на пустыре зеленела усыпанная лютиками трава, в палисадниках зацветала сирень, днем пригревало солнце. На душе посветлело, даже становилось радостно от предчувствия молодой, бездумной удачи. Особенно когда тебе уже перевалило за двадцать и впервые за войну появилась надежда выжить. А сегодня вдобавок попался под руки велосипед, на котором не катался с детства.

Из-за оснеженных хребтов вынырнуло утреннее солнце, слепящими лучами неожиданно ударило в глаза, дорога метнулась в сторону, колесо – в другую, и я с разгона загремел на мостовую. Превозмогая боль в колене, поднял голову и увидел рядом людей. Плотно пригнанные к уцелевшей стене дома, стояли две командирские машины – американский «Виллис» и трофейный «Хорх», возле которых, удивленно уставившись на меня, замерла группа офицеров. Конечно, это было начальство. «И когда их принесло сюда?» – недоуменно подумал я. Тихо ругнувшись, стал не спеша подыматься. Торопиться уже не имело смысла, я отчетливо сознавал, что влип, и думал только о том, как бы скорее пережить малоприятную встречу.

– Посмотрите на него! – прозвучало издевательским командирским тоном. – Он думает, что война уже кончилась. Немцы не успели застрелить, так он сам на рожон лезет… …»

Другие книги автора Василий Владимирович Быков

Осень сорок первого. Степанида и Петрок Богатька живут на хуторе Яхимовщина, в трех километрах от местечка Выселки. К ним-то и приводят полицаи вошедших в близлежащее село немцев. Мягкий по натуре Петрок поначалу всеми силами стремится избежать конфликтов с фашистами, надеясь, что все обойдется миром. Однако Степанида понимает, что в дом пришла беда. С первых же минут гитлеровцы ощущают молчаливое презрение хозяйки дома, ее явное нежелание хоть в чем-нибудь угождать…

«Последние три или четыре ночи, вдрызг разругавшись с женой, Ступак ночевал в гараже. А потом и дневал, потому как твердо решил не возвращаться на свой пятый этаж силикатной хрущевки. Коли так получилось, что он стал там нелюбимым и ненавистным, что появился кто-то лучший, так пусть жена подавится и тешится с новым женихом, а ему, законному мужу пути туда больше нет. Все-таки он мужик гордый и просить не будет. Тем более, что вся его жизнь, кажется, пошла наперекосяк, так что уж тут жалеть о квартире?..»

– Ну да, и людей не мешало бы, – подхватил старшина. – А то что пятеро? Да и то вон один новенький и еще этот «ученый» – тоже мне вояки! – зло ворчал он, стоя вполоборота к командиру.

– Противотанковые гранаты, патроны к пэтээру, сколько можно было, вам дали, а людей нет, – устало говорил комбат. Он все еще всматривался в даль, не сводя глаз с заката, а потом, вдруг встрепенувшись, повернулся к Карпенко – коренастому, широколицему, с решительным взглядом и тяжелой челюстью. – Ну, желаю удачи.

«… Наверное, Бурова ранило здорово, пуля, похоже, навылет пробила бок, и раненый медленно исходил кровью. Сознание его то и дело меркло, растворяясь в чудовищной боли, которая теперь властвовала почти во всем теле, сердце обмирало от слабости, и он проваливался в мучительный мир призраков. Однако по ту сторону сознания боль эта превращалась в муки несколько иного характера, чем наяву, там он страдал душевно, от какой-то непонятной несправедливости, постигшей его. Физически он чувствовал себя лишь напрочь обессилевшим и опустошенным, с неуклюжими ватными ногами и такими же ослабевшими руками. Этими руками он едва держался за край кузова своей полуторки, стремительно катившейся под уклон по дороге к Залесскому озеру, где был мостик через протоку в другое, поменьше озеро. Но мостик этот исчез самым непонятным образом, не осталось даже следа от него, полуторка набирала скорость, а он не в состоянии был взобраться в кузов, чтобы попытаться остановить ее. Почему она покатилась, того он не знал: может, не поставил на тормоз, а может, кто-то другой управлял ею в кабине, но машина вскоре должна была свалиться с обрыва.

Буров стонал, кричал даже, но не слышал своего крика, как его, наверно, не слышал никто, хотя рядом по дороге шли и ехали люди. Это были странные люди, все в незнакомой коричневой форме, японцы, что ли? Многие из них поблескивали очками на плоских косоглазых лицах, подозрительно поглядывали на него, но никто не попытался ему помочь. И вот наконец случилось то, что не могло не случиться – машина оторвалась от дороги… Только в протоку она не свалилась, полет ее странно замедлился, она вроде бы даже поднялась в воздух, и с нею поднялся он, все так же уцепившись за борт. Минуту спустя он уже парил в воздушном пространстве над озером, и ему стало вроде даже приятно в этом мягком, плавном парении. Земля и озерные берега отдалились, исчезли из виду, окутанные предвечерними тенями. В этом теплом безветренном пространстве он ощутил себя словно в нежарком банном пару. Недолгое его блаженство оборвал громкий, суровый окрик, раздавшийся откуда-то сверху, смысл его Буров понять не мог, но тревога уже охватила его, он знал – сейчас что-то случится, …»

Писатель Василь Быков – участник Великой Отечественной войны, которая определила темы, сюжеты и выбор героев его произведений. Повести его прежде всего – о человеке, пытанном ледяной водой болот, мокрой глиной окопов, пустотой леса в ничейной полосе, неизвестностью исхода войны, соблазном бессилия, безнадежности, отступничества, бесконечностью раскисших дорог…

«… Выбравшись из мрачных, сырых поутру лесных дебрей, где они проблуждали половину ночи, Гусаков облегченно вздохнул: лес кончился, перед ними раскинулось поле. Над подернутой утренней дымкой стеной соседнего леса поднимался ярко-красный диск летнего солнца. Лучей от него еще не было в чистом, погожем, широко залитом багрянцем небе, краснота которого, однако, быстро тускнела, уступая натиску света и голубизны. В поле становилось светлее, стало видно, как полосы ржи чередуются с разными по ширине участками ячменя, пшеницы и картофеля, – как когда-то в доколхозной Западной Белоруссии, где больше года служил Гусаков. Но тут не Западная – тут должна быть Восточная, и эти нивы-полоски давно перепаханы тракторами, а земля обобщена в колхозы. Второй раз за минувшую ночь Гусакова охватила тревога: куда же они угодили? Первый раз встревожился, когда на огромном скошенном лугу, где они приземлились, никто их не встретил, никакого партизанского дозора там не было. Правда, не было и немецкой засады. …»

Василь Быков (1924–2003) на протяжении всего творческого пути оставался верен главной теме – Великой Отечественной войне. Автор, сам прошедший поля сражений, слишком хорошо знал, что именно в этих жесточайших условиях необходимости выбора явственно определяется сущность человека. Быков раскрывает духовную и гражданскую наполненность своих героев, показывает, что нравственный подвиг лишен ореола внешне яркого, эффектного героического действия. В книгу вошли повести «Сотников», «Обелиск», «Дожить до рассвета», «Журавлиный крик», «Знак беды», а также публицистические статьи «Колокола Хатыни» и «Как написана повесть «Сотников».

Книги, созданные белорусским прозаиком Василем Быковым, принесли ему мировую известность и признание миллионов читателей. Пройдя сквозь ад Великой Отечественной войны, прослужив в послевоенной армии, написав полсотни произведений, жестких, искренних и беспощадных, Василь Быков до самой своей смерти оставался «совестью» не только Белоруссии, но и каждого отдельного человека вне его национальной принадлежности.

«По обе стороны узкой, посыпанной гравием дорожки тянулись многочисленные ряды могил городского кладбища. Еще недавно здесь были сельхозугодья пригородного совхоза, выращивали картошку, капусту, ранние овощи. Но рос город – разрастались и городские кладбища. И вот оно – скопище плотно теснящихся могильных выгородок – из уголка, дерева, добытого со строек арматурного железа. Почти все – с непременной стелой, выполненной в популярной форме морского паруса, но лишь отдаленно напоминающей таковой. Крестов на захоронениях советской эпохи почти не видать, разве где-нибудь на верхушке каменной стелы процарапан и обведен черным тоненький православный крестик. Некоторые памятники украшены небольшими, с ладонь, овальными фотографиями на фарфоре, переснятыми с молодых фотографий усопших, улыбающиеся лица которых слабо соотносятся с данным местом их бытования…»

Самое популярное в жанре Книги о войне

Та Великая война не ушла безвозвратно. Она не только в Памяти народной. Она в повседневности нашей. Непростое теперь время, все поменялось в нашей жизни. Но хранят эту Память внуки, правнуки Героев. И об этом рассказ.

Вопрос о том, почему Великая Отечественная война началась для СССР весьма неудачно, по-прежнему является предметом бурных дискуссий. Ответы на него давались самые разные, от самых банальных до весьма абсурдных. При этом почти у всех авторов исторических трудов фактор соотношения сил и средств сторон отходил на второй план, поскольку в них якобы существовало примерное равенство. Парадокс, да и только! Немецко-фашистские войска были вроде как не сильнее Красной армии, но побеждали ее практически во всех многочисленных сражениях первых месяцев войны. Так неужели все дело состояло в субъективных и ситуативных факторах? Но были ли силы сторон равны на самом деле?

В своей новой книге «Парадоксы 1941 года» А.П. Русаков попытался полно и досконально разобраться в количественно-качественном соотношении сил и средств противостоявших сторон в начале войны. В ней не только выполнен тщательный подсчет количества боевых самолетов, танков, броне-машин и другого вооружения и техники в войсках СССР, Германии и ее союзников, но и определена их истинная боеспособность и боеготовность.

Великая Отечественная война… Сколько горя и мук, сколько печали и радости заключено в этих трех словах, которые мы часто произносим, вспоминая 1941–1945 годы.

Сменились поколения, сменились эпохи и имена государств, но одно остается без изменения: Великая Отечественная война. Фронтовые письма той ушедшей поры несли в себе радость побед и боль утрат, заботу о далеких родных и близких, пожелания и соболезнования с потерями, и главное – уверенность в победе над врагом. Для миллионов наших соотечественников весточки с фронта на годы становились ответом на самый важный и сокровенный вопрос: «Жив ли?»

В очередной книге серии собраны фронтовые письма 1941–1945 годов из коллекции Российского государственного архива социально-политической истории.

Рассказ "Будяк" открывает цикл моих произведений разных лет о самых простых людях, тружениках Великой Отечественной войны. Без прикрас, без пафоса и ненужных им уже славословий показать тех, кто сражался и погибал в той войне такими, какими он были. Здесь нет привычных штампов. Каждый рассказ по-своему уникален. Есть темы, сюжеты и исторические факты, которые пока еще мало освещены в литературе. Я касаюсь их потому, что ни о чем нельзя молчать. Как сказал один из фронтовиков: -Забудете ту войну, ждите следующую! Здесь простая обыденность военных будней с ее неприкрытой – горькой и жестокой правдой. В 2021 году будет уже восемьдесят лет со дня начала самой страшной войны в истории нашей страны. Это мой посильный памятник тем, кто вынес ее на своих плечах, страдал, умирал, но все равно шел к Победе.

Это страшное слово ВОЙНА. Как много жизней она забрала на этой Земле. Не нужно забывать тех потерь, которые мы понесли во время ВОВ во избежание начала новой войны. Мира всем над головой.

Автор более сотни книг, Майкл Морпурго живёт на тихой ферме в Девоне и, по собственному признанию, прежде чем перенести свои истории на бумагу, рассказывает их своим лошадям и собакам. Ведь в большинстве его книг животным отведена очень важная роль. Делая их героями своих приключенческих произведений, автор говорит о беззащитной красоте и хрупкости мира, его зависимости от человеческого участия и сострадания. Каждой своей историей Майкл Морпурго утверждает, что подлинная человечность держится на двух столпах – милосердии и силе духа. Этот гуманистический посыл пронизывает все книги писателя, продолжая традиции великой английской литературы, заложенные Диккенсом и Киплингом. До того как началась война, весь мир Джо Лаланда ограничивался пределами родной горной деревушки на севере Франции, в коммуне Лескён. Но и в этом маленьком мире, как в капле воды, отразилась чудовищная катастрофа, накрывшая весь мир. Отец Джо ушёл на фронт, и счастливая пасторальная жизнь закончилась, хотя внешне почти не изменилась. Джо по-прежнему каждое утро выгонял овец на пастбище и пас отару с помощью верного Руфа – огромной пиренейской овчарки. Но однажды мальчик встретил в лесу таинственного незнакомца. Бенжамин помогал переправлять евреев через границу в Испанию, а сам скрывался в Лескёне от нацистов, в ожидании своей дочери Ани… В основу романа легли реальные события времён Второй мировой войны, и мы сможем увидеть их воплощение на большом экране – одноимённая драма вышла в прокат в начале 2020 года. Среди исполнителей главных ролей – известный всем Жан Рено и восходящая американская звезда Ноа Шнапп.

Данный рассказ описывают реальный случай из жизни молодого бойца,оказавшегося на волоске от смерти. А как бы вы поступили в этой ситуации? Бывают такие случаи, где захочешь быть героем, но не сможешь в силу сложившейся ситуации.

О жизненном и боевом пути дважды Героя Советского Союза гвардии генерал-лейтенанта авиации Василия Георгиевича Рязанова (1901-1951). Он командовал первым соединением штурмовиков Ил-2, 1-м гвардейским штурмовым авиакорпусом. О боевых операциях, о летчиках, воевавших под началом Рязанова. На основе воспоминаний одного из них, С.Д. Луганского, написан сценарий известного фильма «В бой идут одни «старики»». В книге 3 описаны послевоенные события и в приложении дается книга И. Б. Рязановой.

Провинциальный журналист Сергей – любитель рыбалки, спокойного философствования и отдыха в одиночестве не знал, чем обернётся для него покупка дачи, а главное – случайная находка среди мусора, который он хотел сжечь. Благодаря старой потрёпанной тетради перед ним оживают воспоминания прежнего владельца дачного домика, возникают картины прошлого, образы удивительных, давно ушедших людей… Читая, многое узнаёт журналист о довоенном Воронеже, репрессиях, судьбе пациентов Орловской психиатрической больницы, о воронежских ополченцах и ожесточённых боях за город против захватчиков. Листая страницу за страницей, многое Сергей открывает и в самом себе. Но только нужны ли будут кому-то, кроме него, те знания и правда, что почерпнул он с пожелтевших исписанных страниц?.. В 2018 году за роман "Время Весны" автор удостоен литературной премии имени Л.М. Леонова журнала "Наш современник". Также книга стала победителем литературного конкурса "В поисках Правды и Справедливости".

Современная девушка по имени Лариса ничего не знает о своих родителях и пытается узнать что-то об их судьбе. Но она не только разгадывает тайну их гибели, но и разоблачает фашистского преступника, вот уже почти 70 лет скрывающегося под чужим именем.

Оставить отзыв