Петербургский день

Петербургский день
Аннотация

«Иванъ Александровичъ Воловановъ проснулся, какъ всегда, въ половинѣ десятаго. Онъ потянулся, зѣвнулъ, провелъ пальцемъ по рѣсницамъ, и ткнулъ въ пуговку электрическаго звонка.

Явился лакей, съ длиннымъ люстриновымъ фартукомъ на заграничный манеръ, и сперва положилъ на столикъ подлѣ кровати утреннюю почту, потомъ отогнулъ занавѣси и поднялъ шторы. Мутный осенній свѣтъ лѣниво, словно нехотя, вобрался въ комнату и поползъ по стѣнамъ, но никакъ не могъ добраться до угловъ, и оставилъ половину предметовъ въ потемкахъ…»

Произведение дается в дореформенном алфавите.

Другие книги автора Василий Григорьевич Авсеенко

«Гости, съѣзжавшиеся на обычный «журъ-фиксъ» къ Перволинымъ, были чрезвычайно удивлены совершенно новымъ зрѣлищемъ, какое представляли пріемныя комнаты. Ни въ большой гостиной, гдѣ всегда царствовала великолѣпная, хотя уже старая теща, княгиня Ветлужская, ни во второй гостиной, душою которой являлась сама Марья Михайловна Перволина, ни въ будуарѣ, ни въ кабинетѣ, ни въ маленькой библіотечной, ни въ проходной билліардной – нигдѣ не было расставлено ни одного ломбернаго стола. Они куда-то исчезли, эти ломберные столы; даже маленькіе, изящные столики, складывающіеся пакетиками, были скрыты пестрыми скатертями, и на нихъ съ невиннымъ видомъ возвышались лампы подъ громадными абажурами, или вазы съ цвѣтами…»

Произведение дается в дореформенном алфавите.

«Намѣреваясь обозрѣть исторію и результаты итальянскаго похода Карла VIII, я долженъ напередъ объяснить, какія соображенія побудили меня избрать эту тему для своего труда, и какимъ образомъ думаю я воспользоваться значительнымъ матеріаломъ, находящимся въ моемъ распоряженіи…»

Произведение дается в дореформенном алфавите.

«Тайный совѣтникъ Мошковъ сидѣлъ въ своемъ великолѣпномъ кабинетѣ, въ самомъ радостномъ расположеніи духа. Онъ только что вернулся изъ канцеляріи, гдѣ ему подъ величайшимъ секретомъ шепнули, или скорѣе, мимически намекнули, что новогоднія ожиданія его не будутъ обмануты. Поэтому, смѣнивъ вицмундиръ на тужурку, онъ даже закурилъ сигару изъ такого ящика, въ который позволялъ себѣ запускать руку только въ самыя торжественныя минуты своей жизни…»

Произведение дается в дореформенном алфавите.

«Большая гостиная освѣщена такъ ярко, что даже попахиваетъ керосиномъ. Розовыя, голубыя и зеленыя восковыя свѣчи, догорая на елкѣ, отдаютъ легкимъ чадомъ. Все, что висѣло на пушистыхъ нижнихъ вѣтвяхъ, уже оборвано. На верхушкѣ качаются, между крымскими яблоками и мандаринами, два барабанщика и копилка въ видѣ головы веселаго нѣмца…»

Произведение дается в дореформенном алфавите.

«Илья Петровичъ, переодѣтый съ ногъ до головы, расчесанный и слегка вспрыснутый духами, вошелъ въ спальную жены.

Вѣра Андреевна стояла передъ зеркальною дверцей шифоньерки и пришпиливала брошь къ блѣдно-лиловому бархатному корсажу. Горничная ползала на коленяхъ по ковру, оправляла на ней складки юбки. У шифоньерки, лицомъ къ Вѣрѣ Андреевнѣ, стояла гувернантка, Ольга Ивановна, и осматривала ее съ ногъ до головы, улыбаясь тонкими губами. Но выраженіе ея глазъ, сухое и сосредоточенное, противорѣчило этой улыбкѣ…»

Произведение дается в дореформенном алфавите.

«Какъ всегда постомъ, вторникъ у Енсаровыхъ былъ очень многолюденъ. И что всего лучше, было очень много мужчинъ. Этимъ перевѣсомъ мужчинъ всегда бываютъ довольны обѣ стороны; непрекрасный полъ расчитываетъ, что не будутъ заставлять занимать дамъ, и позволятъ составить партію, а дамы… дамы всегда любятъ, когда ихъ меньше, а мужчинъ больше…»

Произведение дается в дореформенном алфавите.

«Марья Михайловна Перволина не отказалась отъ своей идеи. Первый неудачный опытъ не расхолодилъ ее, а только убѣдилъ, что она не такъ взялась за дѣло.

– Да, да, мы не такъ взялись за дѣло, – говорила она мужу, который, порядочно выигравъ въ предъидущій вечеръ за «разбойничьимъ» столомъ, находилъ, что чертовски везетъ, когда жена хочетъ помѣшать ему играть въ карты, и потому заранѣе готовъ былъ согласиться на всѣ дальнѣйшіе опыты. – Мы не такъ взялись. Къ новымъ идеямъ и порядкамъ надо пріучать исподволь, незамѣтнымъ образомъ. Я теперь устрою иначе. Никакой насильственной ломки установившихся традицій. Ломберные столы будутъ раскрыты, карты и мѣлки положены – садитесь, кому угодно. И представь себѣ никто не сядетъ, а всѣ будутъ толпиться тутъ, въ большой гостиной, передъ роялемъ. Я устрою домашній концертъ!..»

Произведение дается в дореформенном алфавите.

«Длинный рядъ экипажей тянулся на Каменоостровскій мостъ. Солнце еще не сѣло, и сквозь жидкую весеннюю листву обливало и Невку, и острова блѣдными косыми лучами. Погода была восхитительная, и весь Петербургъ, располагающій экипажами, или нѣсколькими рублями на извощика, устремился на „стрѣлку“…»

Произведение дается в дореформенном алфавите.

Самое популярное в жанре Русская классика

Когда мороз рисует на окнах волшебные узоры, на дорожках загадочно блестит снег, а улицы наряжаются в яркие гирлянды, люди празднуют самые светлые и чудесные праздники – Рождество и Новый год. В эти дни особенно хочется порадовать родных и близких приятными подарками!

Откройте для себя особый мир, сказочный, уютный, красочный и необычайный, читая святочные рассказы. От этих историй невозможно оторваться, сидя в мягком кресле и слушая вьюгу за окном.

Когда мороз рисует на окнах волшебные узоры, на дорожках загадочно блестит снег, а улицы наряжаются в яркие гирлянды, люди празднуют самые светлые и чудесные праздники – Рождество и Новый год. В эти дни особенно хочется порадовать родных и близких приятными подарками!

Разделите с великими писателями самые теплые и яркие воспоминания и впечатления о Рождестве!

В центре событий Профессор философии – от него уходит любимая, студентки не дают прохода, а друг плетет какие-то интрижки. Профессору кажется, что из-за него постоянно страдают люди, но все изменится осенним дождливым днем, когда он встретит ее – милую зеленоглазую студентку, которая из принципа не пользуется зонтом. Чувственная история, полная поэзии, философии и агонии любви. Суровый реализм сталкивается с наивным романтизмом, и что в итоге?

Об этой женщине слагали легенды. Лидия Дмитриевна Зиновьева-Аннибал (1866–1907) – русская писательница Серебряного века, жена символиста, поэта и драматурга Вячеслава Иванова. Звали ее Диотима в честь прекрасной и мудрой жрицы из известного диалога Платона «Пир».

В 1906–1907 годах Лидия Дмитриевна пишет грандиозную и скандальную повесть «Тридцать три урода». Повесть стала настоящей провокацией, бунтом самой Зиновьевой-Аннибал против собственного «светлого» образа музы. Главная героиня манифестирует новое: «Я научу тебя самой себе».

Также в сборник вошли рассказы из цикла «Трагический зверинец» – книги, любимой деятелями начала XX века: ее высоко ценила М. Цветаева, сюжеты прослеживаются в «Небесных верблюжатах» Е. Гуро и «Зверинце» В. Хлебникова.

Пасха – это праздник праздников, торжество победы жизни над смертью. На всем протяжении великих, святых, таинственных пасхальных дней душа наиболее открыта для веры, преображения, радости. Это – самое лучшее время, чтобы проявить к своим родным и близким любовь и внимание.

Великий пост – особенное время, позволяющее впустить в свое сердце милосердие, прощение и свет. Проникновенные произведения русских писателей на тему этих святых дней никого не оставят равнодушным!

Когда мороз рисует на окнах волшебные узоры, на дорожках загадочно блестит снег, а улицы наряжаются в яркие гирлянды, люди празднуют самые светлые и чудесные праздники – Рождество и Новый год. В эти дни особенно хочется порадовать родных и близких приятными подарками!

Прекрасные стихи о празднике Рождества Христова, о приходе Нового года, о вере в лучшее и о любви к семье найдут отклик в каждом сердце!

Когда мороз рисует на окнах волшебные узоры, на дорожках загадочно блестит снег, а улицы наряжаются в яркие гирлянды, люди празднуют самые светлые и чудесные праздники – Рождество и Новый год. В эти дни особенно хочется порадовать родных и близких приятными подарками!

Окунитесь в атмосферу праздника, почувствуйте особую теплоту и радость, поверьте в волшебство и в доброту людей с этим замечательным сборником рассказов русских писателей!

Рассказ о последних днях Владимира Борисовича Блюмкина, градоначальника захолустного города, прошедших в странном и необъяснимом беспокойстве. Рассказ в фомате миниатюры вошел в ранее опубликованный сборник «СМИ НЕТ».

Кому не известны высказывания «Зри в корень» или «Нельзя объять необъятное»? Они принадлежат перу Козьмы Пруткова. Это псевдоним четырех писателей, который «родился» в 1851 году и «прожил» всего 12 лет, выпустив много пьес, десятки стихотворений, басней и афоризмов.

Популярность Козьмы у поколений читателей огромна по сей день, многие видят в нем величайшего поэта и мыслителя XIX века. В этой книге читатель получает короткое собрание сочинений Пруткова.

Как и другие книги серии «Великие идеи», книга будет просто незаменима в библиотеке студентов гуманитарных специальностей, а также для желающих познакомиться с ключевыми произведениями и идеями мировой литературы и культуры.

Константина Алексеевича Коровина знают в первую очередь как блестящего мастера пейзажной живописи, сценографа и декоратора, передвижника и импрессиониста. Однако жизнь была столь богата эпохальными событиями, что художник ее литературно переосмыслил: составил потрясающую автобиографию «Моя жизнь» о детских годах в Москве в 1860-е гг., учебе у Саврасова и Поленова, о своих друзьях – Серове, Врубеле, Мамонтове и других прекрасных деятелях конца XIX – начала XX веков. В сборник также вошли авторские заметки о 1917 годе и воспоминания о Ф. Шаляпине.

В формате PDF A4 сохранен издательский макет книги.

Оставить отзыв