Мы не в проигрыше

Мы не в проигрыше
Аннотация

На редкость талантливая и обаятельная рассказчица… Дина Рубина – мастер, поразительно умеющий видеть, слышать, вникать в окружающее. Успех повестей и романов Рубиной знаменателен и закономерен. В русской прозе сейчас побеждает артист…

Другие книги автора Дина Ильинична Рубина

Жизни Надежды и Аристарха наконец-то страстно и мгновенно срослись в единое целое, запылали огненным швом – словно и не было двадцатипятилетней горькой – шекспировской – разлуки, будто не имелась за спиной у каждого огромная ноша тяжкого и порою страшного опыта. Нет, была, конечно: Надежда в лихие девяностые пыталась строить свой издательский бизнес, Аристарх сам себя заточил на докторскую службу в израильскую тюрьму. Орфей и Эвридика встретились, чтобы… вновь разлучиться: давняя семейная история, связанная с наследством наполеоновского офицера Ариcтарха Бугеро, обернулась поистине монте-кристовской – трагической – развязкой.

От неожиданности я замялась.

– Понимаешь… – торопливо заполнял неловкую паузу мой знакомый, – их должно заинтересовать… Рассказ – не буду кокетничать – гениальный. На еврейскую тему… – И, поскольку недоуменная пауза на моем конце провода все длилась, он пояснил: – Это про нашего соседа, сапожника, дядю Мишу. Я ведь в махалле вырос, у нас там кто только не жил. Сосед, дядя Миша, смешной такой мужик, еврей… Их должно заинтересовать. Это на тему дружбы народов. Сейчас, сама знаешь, придают большое значение… интернационализм, то, се…

«Одинокий пишущий человек» – книга про то, как пишутся книги.

Но не только.

Вернее, совсем не про это. Как обычно, с лукавой усмешкой, но и с обезоруживающей откровенностью Дина Рубина касается такого количества тем, что поневоле удивляешься – как эта книга могла все вместить:

• что такое писатель и откуда берутся эти странные люди,

• детство, семья, наши страхи и наши ангелы-хранители,

• наши мечты, писательская правда и писательская ложь,

• Его Величество Читатель,

• Он и Она – любовь и эротика,

• обсценная лексика как инкрустация речи златоуста,

• мистика и совпадения в литературе,

• писатель и огромный мир, который он создает, погружаясь в неизведанное, как сталкер,

• наконец, смерть писателя – как вершина и победа всей его жизни...

Семьи, которые изображает Дина Рубина, далеки от идеала. Всё как у всех. Одинокая мать, воспитывающая сына; «выходной» папа; брат и сестра, отец которых покидает дом в надежде на новую любовь… Кругом «ухабы характера», всюду «щипки, тычки и щекотания», «грызня грызнёй»… Не случайно мальчик, персонаж рассказа «Терновник», заявляет вечно занятой матери: «Я найду себе другую женщину!» А подросток, которого растят двое отцов, из рассказа «Двойная фамилия», произносит: «Никогда не женюсь, правда-правда!» Но при этом Дина Рубина – исключительный мастер в изображении семейной любви, ее созидательной силы. Любовь родителей способна растворять камни, топить лед, согревать с того света. Нет ничего значительнее этого «Великого Братства Кормящих»!

Нет места более священного, чем Иерусалим – «ликующий вопль тысяч и тысяч глоток», «неистовый жар молитв, жалоб и клятв», «тугая котомка» запахов: ладана – христианского квартала, рыбы – мусульманского, свежестиранного белья – еврейского, хлебного – армянского. Жить в этом городе непросто, потому что он, по словам Дины Рубиной, – «вершина трагедии». Но что было бы в жизни писателя, если бы в ней не случился Иерусалим? В конце 1990-х Дина Рубина вместе с семьей переезжает в Израиль. И с этого момента в жизни писателя оказываются две родины: одна – по праву крови, вторая – по праву языка. О трудностях и радостях срастания с новой землей, о невероятных перипетиях судьбы своих новых соотечественников, о гении места Иерусалима – повести, рассказы и эссе данной книги.

В центре повествования этой, подчас шокирующей, резкой и болевой книги – Женщина. Героиня, в юности – парашютистка и пилот воздушного шара, пережив личную трагедию, вынуждена заняться совсем иным делом в другой стране, можно сказать, в зазеркалье: она косметолог, живет и работает в Нью-Йорке.

Целая вереница странных персонажей проходит перед ее глазами, ибо по роду своей нынешней профессии героиня сталкивается с фантастическими, на сегодняшний день почти обыденными «гендерными перевертышами», с обескураживающими, а то и отталкивающими картинками жизни общества. И, как ни странно, из этой гирлянды, по выражению героини, «калек» вырастает гротесковый, трагический, ничтожный и высокий образ современной любви.

«Эта повесть, в которой нет ни одного матерного слова, должна бы выйти под грифом 18+, а лучше 40+… —ибо все в ней настолько обнажено и беззащитно, цинично и пронзительно интимно, что во многих сценах краска стыда заливает лицо и плещется в сердце – растерянное человеческое сердце, во все времена отважно и упрямо мечтающее только об одном: о любви…»

Дина Рубина

Роман «Маньяк Гуревич» не зря имеет подзаголовок «жизнеописание в картинках» – в нем автор впервые соединил две литературные формы: протяженный во времени роман с целой гирляндой «картинок» о докторе Гуревиче, начиная с раннего его детства и по сегодняшний день: забавных, нелепых, трогательных, пронзительных, грустных или гомерически смешных. Благодаря этой подвижной конструкции книга «легко дышит». Действие мчится, не проседая тяжеловесным задом высокой морали, не вымучивая «философские идеи», не высиживая героев на котурнах, чем грешит сейчас так называемая «серьезная премиальная литература». При этом в романе Дины Рубиной есть и глубина переживаний, и острота ощущений человеческого бытия.

Рим, Амстердам, Прованс, Гейдельберг… Повезло тем городам и местечкам, которые зажили в прозе Дины Рубиной самостоятельной жизнью! Навек останутся они в памяти читателей. Даже тех, которым не довелось увидеть эти пространства своими глазами. Рассказы Д. Рубиной о путешествиях – это не обычные травелоги. Внимание в них сосредоточено не на перечислении памятников культуры. Это всегда истории о судьбах людей, через которые и приоткрывается гений места. Образ госпожи Ван Лоу, не пожелавшей «награды за судьбу» («Школа света»), обнажает суровый и благородный характер жителей Дельфта не меньше, чем малые и большие голландцы в его музеях. Легенда о семье Марии, возродившей виллу «Утешение» («Вилла „Утешение“»), говорит о вере итальянцев в рок яснее, чем останки Помпей.

Самое популярное в жанре Публицистика

Книга открывает философию автора. Буквы XY по аналогии с половыми хромосомами человека обозначают дуальную неразрывность бытия, где X представляет собой материю, или женское начало, а Y – идею, в эту материю вложенную, или мужское начало. Их неразрывность и способность к соединению с другими подобиями и составляют основу Учения об иерархиях. В книге объясняется, почему нужно следовать законам природы, смысл жизни, смысл бессмертия и для чего всё это нужно. В связи с этим даны пути поиска будущего России.

Эта книга написана еще тогда, когда в Подмосковье было живо местное самоуправление. Вы не поверите, но мэров подмосковных городов выбирали жители. Были кандидаты, были предвыборные интриги и даже склоки, а народ полюбил предвыборные митинги – все было. Замкадная политическая жизнь свистела, выпуская пар. И вот подмосковная власть, глядя на клубы пара над городом Дзержинским, задумалась: а нужно ли нам местное самоуправление? И решила, что не нужно. Эта повесть – о последних днях местного самоуправления в Подмосковье.

Все страны мира сегодня ищут ответ на вопрос: «Как спасти жизнь на земле? Как спасти человечество?» Люди все больше и больше понимают, что живем неправильно, что катастрофа близка, что наша жизнь идет к концу. Плохо или хорошо попытаюсь изложить, как глубоко можно и надо стремиться видеть жизнь, ее проблемы и явления. И попытаюсь донести до всех теперь уже новую идеологию, без которой, по моему мнению, человечество вымрет от проблем, катастроф и катаклизмов древних государств.

Эмоциональный философский рассказ о разных состояниях души и времени, как переменчивы и непостоянны эти состояния. Рассказ рассчитан на открытие, нахождение и понимание своих личных вопросов и ответов…Переосмысление многого, например, что прошлое может быть будущим и наоборот, а настоящее может быть и прошлым и будущим одновременно…

Жизнь учителя. Школьные интриги. Противостояние учителя и класса. И всепобеждающая доброта маленькой, незаметной учительницы, простаивающей многочасовые очереди с тюремной передачкой бывшему ученику школы. Всё это раскрывается перед читателем на страницах повести Ольги Литавриной "Вечер в частной школе".

В этом дайджесте собраны публикации луганского сайта "Политика 2.0", освещающие начало и развёртывание противостояния между сторонниками русского мира и активистами луганского евромайдана. Все публикации размещены в хронологическом порядке и охватывают период с 24 ноября 2013 года по 2 июля 2014 года.

Фёдор Михайлович Достоевский – самый любимый писатель программы по литературе для старших классов. Всем полюбился роман «Преступление и наказание».

Много мифов появилось в последнее время,связанных как с принятием христианства Русью, так и с древней верой наших предков. Религиоведы именуют его "экологическим язычеством", но многие не согласны с таким определением. Они заверяют о "величайших достижениях людей древности". Говорят о развитой культуре наших предков. Так ли это на самом деле? Автор разобрался в данном вопросе, использую научные труды советских ученых.

Сборник статей от экспертов-практиков логистической отрасли о настоящем и будущем рынка транспортной логистики. Как изменится рынок в ближайшие 3-5 лет? Как развиваются отношения между заказчиками и подрядчиками логистических услуг? Как IT меняют логистику? Как эволюционируют продажи в логистике? Кто победит в конкуренции будущего? На эти вопросы подробно отвечают ТОП-менеджеры международного провайдера логистических услуг, Группы компаний TELS.В оформлении обложки использована фотография из медиабиблиотеки ГК TELS. Фотограф Александр Конотоп.

Ни одно имя в мировой философии не было так беззастенчиво затаскано, усердно затерто и нагло приплетено к явлениям, событиям и идеям, не имеющим к нему ни малейшего отношения. Ни одна философия не была так переврана, искажена и оголтело пропиарена в извращенном виде, как так называемое (с легким оттенком пренебрежения) "ницшеанство".

Оставить отзыв