Люди Приземелья

Люди Приземелья
Аннотация

Признанный мастер отечественной фантастики…

Писатель, дебютировавший еще сорок лет назад повестью «Особая необходимость» – и всем своим творчеством доказавший, что литературные идеалы научной фантастики 60-х гг. живы и теперь. Писатель, чей творческий стиль оказался настолько безупречным, что выдержал испытание временем, – и чьи книги читаются сейчас так же легко и увлекательно, как и много лет назад…

Вот лишь немногое, что можно сказать о Владимире Дмитриевиче Михайлове.

Не верите? Прочитайте – и убедитесь сами!

Рекомендуем почитать

Аркадий и Борис Стругацкие.

Классики отечественной фантастики. Добавить нечего. И НЕ НАДО!

В этот том включены произведения:

«Трудно быть богом»,

«Понедельник начинается в субботу»,

«Пикник на обочине»,

«За миллиард лет до конца света».

«Дальняя разведка не профессия, а образ жизни, и люди определенного сорта приходят к ней, как иные к живописи или литературе, раньше или позже, но обязательно. Хлебнув этой жизни, люди потом порой клянут ее, но уйти уже не могут: это крепкое питье. Куда уж крепче…»

«Приказ, отданный по Консультации, был лаконичен: «Инженеру Д.К. Берримену предоставлен внеочередной отпуск…»

Отпуск…»

Признанный мастер отечественной фантастики…

Писатель, дебютировавший еще сорок лет назад повестью «Особая необходимость» – и всем своим творчеством доказавший, что литературные идеалы научной фантастики 60-х гг. живы и теперь. Писатель, чем творческий стиль оказался настолько безупречным, что выдержал испытание временем, – и чьи книги читаются сейчас так же легко и увлекательно, как и много лет назад…

Вот лишь немногое, что можно сказать о Владимире Дмитриевиче Михайлове.

Не верите?

Прочитайте – и убедитесь сами!

«Свеча горела на столе, свеча горела. Или скорее лампа; но что-то горело, был мягкий, милый свет и теплые, уютные тени лежали в углах, сгущались под потолком, корешки книг мерцали за полированными стеклами, тишина неуловимо звенела за окном, живая тишина, полная дыхания спящих людей, сотен и тысяч, и мысли вязались, легко, без нажима, без усилия укладывались в коробочки, склеенные из слов, в коробочки фраз; мысль со всех сторон обливалась словами, как начинка – шоколадной оболочкой. Планета Земля вращалась, кружилась балериной в прозрачной газовой накидке – и из всего этого сама собой, исподволь, возникала картина: кто-то, невыразимо прекрасный, шел навстречу, раскинув руки для объятия, солнце вставало у него за спиной, и роса вспыхивала искрами на тяжелых, налитых яблоках, а счастье радугой выгибалось в небе, тугое, чуть звенящее от напряжения; так или почти так должна была выглядеть предстоящая раньше или позже, но несомненно предстоящая встреча с иным Разумом, иным Добром, иным Счастьем – если только Разум, Добро и Счастье вообще могут быть иными: вода везде остается водой, и железо – везде железом, могут разниться примеси, но основа остается неизменной…»

– Архипелаг? Они живут на островах?

– Кажется, – я неопределенно пожал плечами. – Тесно им стало, что ли?

Теперь кассир неопределенно пожал узкими плечами:

– Решили посмотреть мир.

– А народу, в общем, немного. Здесь всегда так?

– Ну-у-у… – протянул кассир (все же он был настоящий бивер). – На самом деле Спрингз-6 не такое уж глухое место.

– Не похоже, чтобы вам грозил наплыв пассажиров.

– Для нас и лишний десяток уже наплыв.

Воля господня.

Если на все действительно воля господня, чем так прогневили небо жители острова Лэн?

Музыка… Пустое шоссе…

Время от времени сквозь музыку пробивалось странное журчание. Тревожное, звонкое, но и тонкое, будто в эфире пролился электрический ручеек, будто и правда там стакан электронов пролили.

Нелепая мысль. Но так всегда. Чем нелепее мысль, тем труднее от нее отделаться.

Полдень. Солнце, слепящее глаза, сонные полуденные городки, злобный зной, хотя по всем календарям давно уже подступило время осенних шквалов и ливней.

Признанный мастер отечественной фантастики…

Писатель, дебютировавший еще сорок лет назад повестью «Особая необходимость» – и всем своим творчеством доказавший, что литературные идеалы научной фантастики 60-х гг. живы и теперь. Писатель, чей творческий стиль оказался настолько безупречным, что выдержал испытание временем, – и чьи книги читаются сейчас так же легко и увлекательно, как и много лет назад…

Вот лишь немногое, что можно сказать о Владимире Дмитриевиче Михайлове.

Не верите?

Прочитайте – и убедитесь сами!

«Колин медленно повернул ключ влево и выключил ретаймер. С закрытыми глазами еще посидел в машине, но заколотившееся во внезапном приступе гнева сердце все не унималось. Тогда он вылез из хронокара и уселся прямо на землю.

Несколько минут он глядел прямо перед собой, ничего не видя и стараясь успокоиться. Слева, издалека, донеслось тяжелое пыхтенье, и Колин автоматически отметил, что в зарослях у воды появились гадрозавры – здоровенные и лишенные привлекательности ящеры. Но утконосые пожиратели камыша Колина пока не интересовали. Ему был нужен Юра. Юры-то как раз и не было…»

«Надломленная, пожелтевшая ветка вяза, широко раскинувшего крону над скучной почти трехметровой бетонной стеной… Едва заметная царапина на той же стене, наглухо отгородившей виллу от внешнего мира…

Не слишком много, но для опытного глаза – достаточно.

Дня три назад неизвестный, торопясь, спрыгнул с вяза прямо на гребень стены, весьма своеобразно украшенный битым стеклом, и это стекло ничуть его не испугало. Сползая со стены, неизвестный оставил на бетоне царапину. Оказавшись на земле, среди розовых кустов, он немного помедлил (неясный отпечаток каблука), а затем скользнул в старую, поросшую травой канаву. Одно ее ответвление уводило в дубовую, рощицу, другое вело прямо к дому. Впрочем, открытую веранду, на которой любил отдыхать хозяин виллы, увидеть отсюда было невозможно – ее закрывали хозяйственные пристройки, зато со стены можно было любоваться всеми тремя окнами кабинета-библиотеки…»

«Разумеется, я знал, что стены, потолки, подоконники моей квартиры – все нашпиговано скрытыми микрофонами. Шел ли я в ванную, ложился ли в постель, изрыгал ли, споткнувшись о край ковра, проклятие, каждое мое слово становилось известно шефу.

Конечно, подобный контроль входит в условия договора (как необходимая мера безопасности), но перед каждым серьезным делом (а я всегда должен быть готов к серьезному делу) ощущение открытости раздражало. Хотя, признаюсь, и… поддерживало форму…»

Да, я угнал машину Парка, а Джой раздобыла нужную документацию, что из этого? Разве Джек с нами?.. Да, я пристрелил инженера Формена, я прошел все защитные пояса фирмы «Травел», что из этого? Разве я чувствую себя победителем?..

Я сжал зубы.

Транснациональные корпорации, промышленные секреты, отравленные реки и целые регионы… Пока все это существует, Берримены и Миллеры необходимы миру.

Нужны!

На таких, как мы, можно, конечно, смотреть с презрением, но если тех, кто нас нанимает, нисколько не смущает моральная сторона нашего ремесла, почему это должно смущать нас? Ведь это именно наши действия позволяют более разумно распределять или, скажем так, перераспределять промышленную и интеллектуальную информацию. Не всем это по вкусу, всегда находятся люди, готовые в нас стрелять, но…

Другие книги автора Владимир Дмитриевич Михайлов

«Пространство было бесконечно.

Обманчиво представляясь наивному глазу пустотой, на деле оно кипело сгустками, разрежениями и завихрениями полей, незримо изгибалось вблизи звезд и облегченно распрямлялось вдалеке от них, подобно течению, минующему острова. В этой вечно изменчивой бескрайности корабль становился неуловимым…»

Звезда Даль грозит вспыхнуть Сверхновой, а у нее оказалась планета, населенная потомками одной из первых земных межзвездных экспедиций. Чтобы спасти население Земли, нужно погасить Звезду Даль, но тогда надо эвакуировать население планеты. Это и пытается сделать команда Ульдемира.

Признанный мастер отечественной фантастики…

Писатель, дебютировавший еще сорок лет назад повестью «Особая необходимость» – и всем своим творчеством доказавший, что литературные идеалы научной фантастики 60-х гг. живы и теперь. Писатель, чей творческий стиль оказался настолько безупречным, что выдержал испытание временем, – и чьи книги читаются сейчас так же легко и увлекательно, как и много лет назад…

Вот лишь немногое, что можно сказать о Владимире Дмитриевиче Михайлове.

Не верите? Прочитайте – и убедитесь сами!

Межзвездный пассажирский лайнер «Кит», следуя с планеты Антора в Солнечную систему, уже на самом подлете к Земле внезапно теряет управление, превратившись с антивещество вместе со своими пассажирами. Теперь судьба космических путешественников зависит не только от их мужества, решительности, но и от расклада многих сил на самой Земле и воли загадочного инопланетного разума.

Правда, первый свой роман – фантастический – я начал писать лет, наверное, в девять, сразу же после того, как прочел книгу Григория Адамова «Победители недр». Написал, помнится, странички четыре в обычной школьной тетрадке. В один присест. На этом начался и почти закончился первый этап моей литературной карьеры.

«Почти» – потому, что один законченный короткий рассказ я вскоре всё-таки написал, на сей раз подражая уже не Гр. Адамову, но Александру Грину. Написал, как сейчас помню, в блокноте. Мои приятели-сверстники серьёзно обсудили рассказ и сделали замечания. То была первая встреча с критикой. На замечания я не обиделся, как не обижаюсь на них и сейчас. Правда, тогда мне ещё не было известно изречение великого остроумца: «Критик – это человек, который объясняет мне, как бы он написал мой роман, если бы умел писать романы».

Планета Редан экспортирует особый товар. Потребность в нём есть всегда, он быстро расходуется и стоит больших денег. Это – универсальные, всесторонне подготовленные солдаты экстра-класса…

Пишут, как заработать миллионы и как их сохранить. Но нельзя быть богатым, здоровым и счастливым, не будучи прежде свободным. Для достижения любых своих целей нужна как свобода действий в обществе, так и свобода от его ограничений и диктата. Если мы в «паутине» социальных ограничений (СО), мы проигрываем. Теории и практике снятия СО посвящена эта книга. Отдельные страницы в ней действительно стоят «миллион» – ведь на кону стоит ваша судьба и жизнь. Не верите? Тогда прочитайте и убедитесь сами!

Весь мир переживает экологическое бедствие. Отравлена земля, вода и воздух, все чаще рождаются дети, которые не могут дышать атмосферным воздухом. Их содержат в специальных кислородных камерах на территории Международного научного центра ООН в Намурии.

Сотрудник Интерпола Даниил Милов расследовал дело о контрабанде наркотиков и оказался на территории этого европейского государства. В это время под лозунгами борьбы за природу в Намурии произошел государственный переворот и к власти пришли фашисты. Они остановили заводы, взорвали плотину, начали убивать ученых...

Самое популярное в жанре Космическая фантастика

«Наследник» – шестая часть цикла фантастических романов «Хранительница». На планете Лиенна погиб выдающийся космолингвист, принц Ульвен Киофар Джеджидд, успевший провозгласить императрицей свою сестру Иссоа – носительницу реликтовых генов алуэсс, певчих воинственных океанид. Проклятие, которое Иссоа обрушила на Лиенну, ударило и по ее семье. Юлия, любимая ученица профессора Джеджидда, пытается восстановить мир и лад. Ее союзник – маленький принц Ульвен, наследник династии, музыкальный гений. – Читайте предыдущие части космооперы: «Тетрадь с Энцелада», «Тиатара», «Двойное кольцо», «Око космоса» и «Алуэсса».

Привычный мир остался в прошлом. Выжившие с Земли спасаются на огромном корабле, который наблюдает за бывшими колониями. На планетах Мартуре и Тембре, где когда-то правили люди, всё сложилось куда трагичнее и весьма печально для бывших хозяев. Тембра превратилась в пустыню, а Мартур тонет в водах ядовитого океана – и кажется, что нет спасения от несчастий и бед. Но не все готовы сложить оружие и сдаться на милость врага. Адам и Веда рождены воинами. Они расстались ещё детьми. Прошли годы, и они встретились вновь. Но теперь люди с горячими сердцами уже не просто юные солдаты, а настоящие унсоты – универсальные бойцы, которые должны спасти мир или уничтожить его…

Короткий философичный рассказ, повествующий о взрыве, что породил нашу вселенную и жизнь. Произойдет ли еще один подобный взрыв, и к каким изменениям он приведет? На этот вопрос предстоит ответить вам, читателю.

Книга в жанре классической научной фантастики. Земля оказывается перед серьезнейшей угрозой: могущественная цивилизация из другой галактики планирует похитить нашу планету вместе со всей Солнечной системой! Информации о вероятном противнике очень мало, ее почти нет, и в разведку отправляются оперативник космической контрразведки капитан Деряба и командир корабля, пилот Ольга Владиславовна Лебедева. Больший экипаж посылать нет смысла – шансов вернуться у разведчиков очень немного, нет смысла рисковать большим экипажем.

Вильгельм Эльгендорф не понаслышке знает, что значит быть не таким как все. Не найдя себе места на родной космической станции, он посвятил жизнь науке и исполнил заветную мечту, стал Почитателем – создателем и хранителем Планеты, получившей название Земля. Вильгельм нашел дом, о котором так грезил. Но и собственная Планета его отвергла. Спустя сотни тысяч лет одиночества и боли Вильгельму вновь придется решить, кто он. Потому что на кону стоит самое дорогое – существование Земли.

Экипаж советского корабля "Союз" выполняет особую миссию на границе Солнечной системы. Однажды они видят в иллюминаторе Плоскую Землю.

Первое произведение о мире Сияющего маршрута: зловещем Верховном Единении, вигонцах, их истории и особенностях быта. На вполне успешного клерка, господина Уилфреда Волокиту, только что вернувшегося из очередной командировки, некто всесильный, нахально вторгшийся в сакральное пространство его сна, взваливает обязанность "делать историю мира интереснее". С этого момента судьба подсовывает тихому, но, как оказывается – полному неожиданностей господину множество фантастических испытаний…

Остросюжетная планетарная фантастика "Чужая галактика". Проза.«До чего же бывают разумные существа беспечны и… ленивы. Чтоб жить бесхлопотно сегодня, они отдают за это своё и чужое завтра …»В соседствующей с землянами галактике злодействует планета Лакура. В этой же галактике на планете Солиана один из молодых гениальных учёных, Лунг со своей самой способной ученицей и соратницей Эникой предугадывают последствия влияния Лакуры на Солиану и начинают разрабатывать методы спасения своей планеты и «противоядие» против Лакуры. Но остальные солианцы ведут себя беспечно и поднимают на смех Лунга и Энику за их, как они решают, беспочвенные страхи. Лунг вылетает в соседнюю галактику к планете Земля для поисков соратников по борьбе с Лакурой. Злодействующая Лакура набирает силу…«Очень страшно, когда паразитирует и к тому же имеет способность плодить паразитов, то, что занимает существенное место в мире».Книга «Чужая галактика» 100% кинематографична.

Они подняли окровавленных на руках и вознесли к небесам ангела, но к звездам, расправив крылья, полетел истинный дьявол. Папа Максимилиан Сингулярность Пятый помазал демона на богохульную месть древним, и Золотые миры вспыхнули от термоядерных искр.Галактика Идеал больше никогда не будет прежней. В безумии тирана – императора погибнут миллиарды людей, не имеющих страховки, и только очень большие деньги способны спасти человечество.Тысячи лет галактика жила по устоявшимся правилам. Центральные – Райские или Золотые миры, населённые великими древними, пребывали в вечном покое до того немыслимого мига, когда безумец и тиран не объявил войну всему человечеству.Зловещими фейерверками вспыхнули звёздные системы, и искры пламени неуёмных амбиций подожгли колыбель человечества.Император и церковь в лице папы Максимилиана Сингулярность Пятого готовы ввергнуть миры в хаос, обрушить все столпы, на которых стоит раса людей лишь бы вписать свои имена в историю.

Притяжение двух бесконечных одиночеств в безграничных просторах Вселенной. Последний человек с Земли и владелица единственной сохранившейся космической яхты, произведенной на исчезнувшей планете. Смогут ли они принять свою судьбу, люди, потерявшие все и нашедшие друг друга?

Оставить отзыв