Итак, продолжаем!

Итак, продолжаем!
Аннотация

…Своего ангела-хранителя я представляю в образе лагерного охранника – плешивого, с мутными испитыми глазками, в толстых ватных штанах, пропахших табаком и дезинфекцией вокзальных туалетов.

Мой ангел-хранитель охраняет меня без особого рвения. По должности, согласно инструкции…

Признаться, не так много со мной возни у этой конвойной хари. Но при попытке к бегству из зоны, именуемой «жизнью», мой ангел-хранитель хватает меня за шиворот и тащит по жизненному этапу, выкручивая руки и давая пинков. И это лучшее, что он может сделать…

Дина Рубина

Другие книги автора Дина Ильинична Рубина

Жизни Надежды и Аристарха наконец-то страстно и мгновенно срослись в единое целое, запылали огненным швом – словно и не было двадцатипятилетней горькой – шекспировской – разлуки, будто не имелась за спиной у каждого огромная ноша тяжкого и порою страшного опыта. Нет, была, конечно: Надежда в лихие девяностые пыталась строить свой издательский бизнес, Аристарх сам себя заточил на докторскую службу в израильскую тюрьму. Орфей и Эвридика встретились, чтобы… вновь разлучиться: давняя семейная история, связанная с наследством наполеоновского офицера Ариcтарха Бугеро, обернулась поистине монте-кристовской – трагической – развязкой.

Роман «Маньяк Гуревич» не зря имеет подзаголовок «жизнеописание в картинках» – в нем автор впервые соединил две литературные формы: протяженный во времени роман с целой гирляндой «картинок» о докторе Гуревиче, начиная с раннего его детства и по сегодняшний день: забавных, нелепых, трогательных, пронзительных, грустных или гомерически смешных. Благодаря этой подвижной конструкции книга «легко дышит». Действие мчится, не проседая тяжеловесным задом высокой морали, не вымучивая «философские идеи», не высиживая героев на котурнах, чем грешит сейчас так называемая «серьезная премиальная литература». При этом в романе Дины Рубиной есть и глубина переживаний, и острота ощущений человеческого бытия.

От неожиданности я замялась.

– Понимаешь… – торопливо заполнял неловкую паузу мой знакомый, – их должно заинтересовать… Рассказ – не буду кокетничать – гениальный. На еврейскую тему… – И, поскольку недоуменная пауза на моем конце провода все длилась, он пояснил: – Это про нашего соседа, сапожника, дядю Мишу. Я ведь в махалле вырос, у нас там кто только не жил. Сосед, дядя Миша, смешной такой мужик, еврей… Их должно заинтересовать. Это на тему дружбы народов. Сейчас, сама знаешь, придают большое значение… интернационализм, то, се…

Семьи, которые изображает Дина Рубина, далеки от идеала. Всё как у всех. Одинокая мать, воспитывающая сына; «выходной» папа; брат и сестра, отец которых покидает дом в надежде на новую любовь… Кругом «ухабы характера», всюду «щипки, тычки и щекотания», «грызня грызнёй»… Не случайно мальчик, персонаж рассказа «Терновник», заявляет вечно занятой матери: «Я найду себе другую женщину!» А подросток, которого растят двое отцов, из рассказа «Двойная фамилия», произносит: «Никогда не женюсь, правда-правда!» Но при этом Дина Рубина – исключительный мастер в изображении семейной любви, ее созидательной силы. Любовь родителей способна растворять камни, топить лед, согревать с того света. Нет ничего значительнее этого «Великого Братства Кормящих»!

«Одинокий пишущий человек» – книга про то, как пишутся книги.

Но не только.

Вернее, совсем не про это. Как обычно, с лукавой усмешкой, но и с обезоруживающей откровенностью Дина Рубина касается такого количества тем, что поневоле удивляешься – как эта книга могла все вместить:

• что такое писатель и откуда берутся эти странные люди,

• детство, семья, наши страхи и наши ангелы-хранители,

• наши мечты, писательская правда и писательская ложь,

• Его Величество Читатель,

• Он и Она – любовь и эротика,

• обсценная лексика как инкрустация речи златоуста,

• мистика и совпадения в литературе,

• писатель и огромный мир, который он создает, погружаясь в неизведанное, как сталкер,

• наконец, смерть писателя – как вершина и победа всей его жизни...

Дина Рубина – мастер конфликта. Особенно того острого, порой трагического, сторонами которого оказываются человек и история. Всякий раз писатель ставит героя в ситуацию практически безвыходную. Чудо – вот что спасает его из водоворота запредельных по жестокости событий («Адам и Мирьям»). А еще – семейные узы, основанные на любви и уважении («Дети Дома Этингера»). И конечно, искусство, которое возвращает униженному, доведенному до состояния пыли человеку статус творца («Старуха Баобаб», «Фарфоровые затеи»).

Содержит нецензурную брань

В центре повествования этой, подчас шокирующей, резкой и болевой книги – Женщина. Героиня, в юности – парашютистка и пилот воздушного шара, пережив личную трагедию, вынуждена заняться совсем иным делом в другой стране, можно сказать, в зазеркалье: она косметолог, живет и работает в Нью-Йорке.

Целая вереница странных персонажей проходит перед ее глазами, ибо по роду своей нынешней профессии героиня сталкивается с фантастическими, на сегодняшний день почти обыденными «гендерными перевертышами», с обескураживающими, а то и отталкивающими картинками жизни общества. И, как ни странно, из этой гирлянды, по выражению героини, «калек» вырастает гротесковый, трагический, ничтожный и высокий образ современной любви.

«Эта повесть, в которой нет ни одного матерного слова, должна бы выйти под грифом 18+, а лучше 40+… —ибо все в ней настолько обнажено и беззащитно, цинично и пронзительно интимно, что во многих сценах краска стыда заливает лицо и плещется в сердце – растерянное человеческое сердце, во все времена отважно и упрямо мечтающее только об одном: о любви…»

Дина Рубина

Нет места более священного, чем Иерусалим – «ликующий вопль тысяч и тысяч глоток», «неистовый жар молитв, жалоб и клятв», «тугая котомка» запахов: ладана – христианского квартала, рыбы – мусульманского, свежестиранного белья – еврейского, хлебного – армянского. Жить в этом городе непросто, потому что он, по словам Дины Рубиной, – «вершина трагедии». Но что было бы в жизни писателя, если бы в ней не случился Иерусалим? В конце 1990-х Дина Рубина вместе с семьей переезжает в Израиль. И с этого момента в жизни писателя оказываются две родины: одна – по праву крови, вторая – по праву языка. О трудностях и радостях срастания с новой землей, о невероятных перипетиях судьбы своих новых соотечественников, о гении места Иерусалима – повести, рассказы и эссе данной книги.

Самое популярное в жанре Современная русская литература

Сборник стихов хокку японского поэта Симидзу Акихиро – «Вечность, которой нет». Написаны в Японии в 2022 году и переведены на русский язык.

История школьника, который обладал нестандартными жизненными представлениями, не позволившими ему закончить школу. Но они же не позволили ему вписаться и в профессиональное образование. Трагедия? Да нет. Такова судьба одаренности и нестандартного ума. Она никогда не бывает простой.

Деревенские девочки, попадая в город, теряются. В поисках любовных отношений они сталкиваются с новыми требованиями к современным девушкам в городе. Они пытаются подстраиваться, но из-за деревенской порядочности и воспитания мало что у них получается. Они находят выход в иностранном замужестве, где свой бизнес потом успешно устраивают. Другие такие, кто выезжал, решают начать бизнес, подобный тому, что в Америке… Вот о том, что потом получается, данная повесть Сербияновой.

Когда солнце встает над землей, оно ярко освещает небольшой городок, расположенный на самом берегу Балтийского моря. И если живешь здесь много лет, то однажды, совершенно неожиданно, появляется желание оглянуться назад, что бы вспомнить едва уловимые моменты настоящей провинциальной жизни, ушедшей навсегда…

Эржебет Пинтер – венгерка. Судьба заносит её в Россию, где ей предстоит пройти через испытания климатом и языком, чтобы стать той самой Елизаветой Сирхаевой, которую в определённых кругах будут знать все.

В суматохе будничных дней мы часто забываем остановиться и оглянуться вокруг. Какой он, этот мир? Кто эти люди, живущие с нами по соседству?

Книга «Такие разные судьбы» – это сборник жизненных историй обычных людей. Герои рассказов радуются, грустят, решают свои проблемы и делают выбор. Каждый из них – личность, которой хочется сопереживать.

Это первая книга человека, который всю жизнь писал для себя, кое-что читал родным и друзьям, но, наконец, решился поделиться с миром сокровенным содержанием своего письменного стола. Она, несомненно, заинтересует любителей малой художественной прозы, так как здесь собраны различные по тематике, жанру и объёму (иногда всего на одну страницу) прозаические произведения, отражающие неординарный философский взгляд писателя на жизнь. Приправленные доброй долей юмора, написанные сочным образным языком, они приведут в ряды поклонников этой книги и её автора даже самых взыскательных читателей.

Что есть жизнь, а что есть смерть? Что вы вкладываете в понятие любви? И нужно ли придавать особое значение сексу?

Коротенькие и, на первый взгляд, наивные, истории Сусанны Сэхи наполнены куда более глубоким смыслом, чем это кажется. Герои размышляют, переживают и радуются. У них не просто свой мир, наполненный счастьем, страхом, болью. Оживая на страницах книги, они живут своей жизнью, напоминая нам о нашей, прося не забывать о простом, человеческом. И в каждом из них мы можем увидеть себя.

Рассказы тем ближе, что они являют собой повседневность, которую мы порой вычеркиваем из своей памяти, забывая о том, как любили, страдали, ненавидели и принимали друг друга такими, какие мы есть. Повседневность, окружающую нас, встречающуюся на каждом шагу.

Поэзия о жизни каждый день и час, о человеке. Поэзия. Гражданская лирика. Философская лирика

Когда уходит любовь, все рушится и мир уходит из-под ног.Открывается новый мир.И приходит новая, настоящая и созидиющая, любовь.Любовь к себе.

Оставить отзыв