Женщины русских селений

Женщины русских селений
Аннотация

– Все, – вздохнула Эмма. – Рассталась. Окончательно. Начала новую жизнь.

– Давно? – встрепенулась Марго, которая старую жизнь уже закончила, но новая все никак не начиналась.

– За день до отъезда. Восемнадцатого.

И она подробно рассказала, как встретилась с Гошей последний раз. Как пришла к нему в мастерскую, всю заставленную из железа скрученными людьми, такими трагическими, понимаешь, как будто заблудившимися в материале, – случайно ожили не в теле, а в жестком металле, и страдают от своего ржавого несовершенства…

Другие книги автора Людмила Евгеньевна Улицкая

Мудрая старуха, обитающая среди книг и молчания. Озлобленная коммунистка, доживающая свой век в израильском приюте. Сорокалетняя американка – якобы благополучная, но искалеченная воспоминаниями. Немка, ради искупления вины своего народа работающая в христианской общине под Хайфой. Католическая монахиня, ныне православная попадья, нашедшая себя на Святой Земле. Израильский радикал, неуравновешенный подросток, грустный араб-христианин, специалист по иудаике. Большая политика и частная жизнь. США, Израиль, Польша, Литва, Россия. А в центре этого разрозненного и все же отчаянно единого мира – еврей, бывший «крот» в гестапо, бывший партизан, ныне – католический священник. Человек, чья жизнь объясняет, как люди живы до сих пор, как не утопили себя в ненависти и боли. Новый роман Людмилы Улицкой – о странствиях духа во мраке мира, о том, как всякий ищет и находит свет вокруг и в себе. О Даниэле Руфайзене – человеке, с чьей жизнью не способна соперничать никакая литература. О человеке, который до последнего дня оставался милосердным солдатом.

В субботу она взяла таз, чистое белье и девочек, волосы которых были заранее намазаны керосином, и повела их на Селезневку в баню. После бани Ипатьева впервые уложила их спать на свою кровать. До этого они спали в углу, на матрасе. Девочки быстро заснули, а Ипатьева еще долго сидела со своей подружкой Кротовой. Выпив чаю, она сказала:

Конец ознакомительного фрагмента. Полный текст доступен на www.litres.ru

Неожиданно актуальный сценарий от Людмилы Улицкой!

«Предполагается, что если ружье в первом акте висит на стене, то в последнем оно должно выстрелить. Многие годы я писала разные тексты и… не публиковала.

И вдруг оказалось, ружье-то стреляет. И не холостыми патронами. Cценарий «Чума», сочиненный очень давно, оказался неожиданно актуальным. Лучше бы этого не было! Но это так…»

Людмила Улицкая

Первый ком земли упал как раз посередине, между кошкой и мальчиком. Кошка, изогнувшись, прыгнула назад. Геня вздрогнул – брызги грязи тяжело шлепнулись на лицо. Второй комок попал в спину, а третьего он не стал дожидаться, пустился вприпрыжку к своей двери. Вдогонку, как звонкое копье, летел самодельный стишок:

– Генька хромой, сопли рекой!

Он оглянулся: кидался Колька Клюквин, кричали девчонки, а позади них стоял тот, ради которого они старались, – враг всех, кто не был у него на побегушках, ловкий и бесстрашный Женька Айтыр.

Свою новую книгу Людмила Улицкая назвала весьма провокативно – непроза. И это отчасти лукавство, потому что и сценарии, и личные дневники, и мемуары, и пьесы читаются как единое повествование, тема которого – жизнь как театр. Бумажный, не отделимый от писательского ремесла.

“Реальность ускользает. Всё острее чувствуется граница, и вдруг мы обнаруживаем, как важны детали личного прошлого, как много было всего дано – и радостей, и страданий, и знания. Великий театр жизни, в котором главное, что остается, – текст. Я занимаюсь текстами. Что из них существенно, а что нет, покажет время”. (Людмила Улицкая)

Она позвала Кольку, велев ему оттащить на чердак «шубу», как она уважительно называла свою жакетку, и, снявши в сенцах ключ с гвоздя, стала подниматься вслед за Колькой на чердак.

Просторная деревянная лестница вела на второй этаж, а там она суживалась, делала резкий поворот и останавливалась у низкой дверки.

Старуха Клюквина отомкнула висячий замок, и они вошли в огромное, уже нагретое ранним солнцем помещение. Скаты крыши были неровными, посреди чердака крыша горбилась и уходила вверх, а в одной из скошенных стен зияло большое двустворчатое окно, через которое падал на чердак полосатый поток зыбкого и мутного света.

Неадаптированный рассказ популярной писательницы (более 3000 слов, II сертификационный уровень (В2)). Ударения, лексические и страноведческие комментарии, тестовые задания, ключи, словарь, иллюстрации.

Шел Николаю Романовичу пятьдесят пятый год, возраст почтенный. Так и запишем: никаких постельных радостей не ждать, не рассчитывать, однако отдельная комната, полное обеспечение, уважение, разумеется. С вашей стороны, дорогая Ксантиппа Ивановна, ведение домашнего хозяйства, хранение домашнего очага, то есть: стирка, готовка, уборка. Сыночка усыновлю, воспитаю наилучшим образом. Образование дам. Ода, и музыка, и гимнастика… Ганимед легкобегущий, пахнущий оливковым маслом и молодым потом… Тише, тише, только не вспугнуть прекрасной мелодии. Постепенно, чудесным образом растет в доме нежный ребенок, превращается в отрока… дружок, ученик, возлюбленный… И в эти алкионовы дни он будет своим трудолюбивым клювом вить гнездо своего будущего счастья.

Самое популярное в жанре Современная русская литература

Избранное 1985 – 2017 гг. Сборники стихов: «Лето в Леоново» 2005 г., «Плод» 2006 г., «Сколько судеб счастливых и разных» 2009 г., Издание в Канаде 2012 г.

Сколько всего видело это купе! Жизнь и смерть, любовь и ненависть, грусть и радость, озарение и отчаяние… С таким жизненным опытом впору песни писать!Но вот заходят новые пассажиры – обычная с виду пара, Виктор и Оксана. Молчаливые и несговорчивые. Какие тайны они скрывают за плотно закрытой дверью? Какую мелодию добавят они к общей поездной симфонии?..

В книгу вошли произведения участников литературного объединения «Виват, Петербург!»: поэзия, проза, стихотворения юных поэтов.

«After 2. The Unsaid» – это захватывающий роман, проникнутый эмоциями и загадками, созданный автором Вячеславом Струговым. «After 2. The Unsaid» погрузит вас в пленительный мир любви и секретов, заставив вас поверить в силу искренности чувств. Откройте эту захватывающую книгу и позвольте своим эмоциям раскрепоститься, ведь то, что остается невысказанным, иногда говорит громче всего.

Герои этой книги, Петрович и его жена, Светлана Ивановна, живут неторопливой стариковской жизнью. Петрович прибаливает, попадает в небольшие передряги, заботится о жене. Милое и трогательное повествование о двух стариках, которые дожили вместе до бриллиантовой свадьбы.

Либо нам, либо миру сгореть. Последняя просьба. Купите коту Тиме еды. Заберите Лучика. Привет Норе (Тучке), Банни и Масику. Книга содержит нецензурную брань.

Дэйв видеоблоггер, который делает контент про мистику. Сегодня его целью стал культ «Врата ада», который по слухам располагается в деревне неподалеку от города. Дэйв намерен докопаться до правды.

«Завистникам моей души» – это захватывающий роман, наполненный эмоциональной глубиной и открытиями. Эта книга рассказывает историю Блэкмура, человека, который смело смотрит правде в глаза и решает вступить в битву с завистниками, которые пытаются уничтожить его.Почувствовав, как зависть подтачивает его жизнь, Блэкмур решает разоблачить завистников перед всем миром. Отправляясь в путешествие самоисследования и самоанализа, он открывает глубокие раны, побеждает свои сомнения и низкую самооценку.

Погрузитесь в мир, где боги и люди встречаются лицом к лицу, где эмоции и судьбы переплетаются в битве за контроль над жизнью и миром. Вместе с главным героем вы пройдете через испытания, которые заставят вас задаться вопросами о смысле жизни, о власти и нравственности, и о бесконечных возможностях внутри каждого из нас.

Любовь, любовь и еще раз любовь. Это не пустое, чужое, незнакомое, а то, что, вероятно, испытывал каждый из нас и что известно не понаслышке автору. Чувствами лирического героя к его возлюбленной пронизано большинство стихов этой поэтический подборки. Здесь и первая наивная влюбленность, и, напротив, страсть зрелого мужчины; и юношеские надежды-мечты, и разочарования взрослого человека.В чем точно нельзя отказать автору, так это в искренности его переживаний. Он не замахивается на темы, требующие напряженных раздумий, а пишет о том, что понятно всем и близко лично ему. Автор играет на тех струнах (или ставит ту виниловую пластинку), мелодия которых заставляет его сердце сжиматься в кулак или биться сильнее.В обычной жизни открытость зачастую подкупает, возможно такое и в случае с поэтическим творчеством. Надеемся, доброжелательный читатель оценит эту искренность.

Оставить отзыв