Дочь Бухары

Дочь Бухары
Аннотация

Неадаптированный рассказ популярной писательницы (более 3000 слов, II сертификационный уровень (В2)). Ударения, лексические и страноведческие комментарии, тестовые задания, ключи, словарь, иллюстрации.

Другие книги автора Людмила Евгеньевна Улицкая

Мудрая старуха, обитающая среди книг и молчания. Озлобленная коммунистка, доживающая свой век в израильском приюте. Сорокалетняя американка – якобы благополучная, но искалеченная воспоминаниями. Немка, ради искупления вины своего народа работающая в христианской общине под Хайфой. Католическая монахиня, ныне православная попадья, нашедшая себя на Святой Земле. Израильский радикал, неуравновешенный подросток, грустный араб-христианин, специалист по иудаике. Большая политика и частная жизнь. США, Израиль, Польша, Литва, Россия. А в центре этого разрозненного и все же отчаянно единого мира – еврей, бывший «крот» в гестапо, бывший партизан, ныне – католический священник. Человек, чья жизнь объясняет, как люди живы до сих пор, как не утопили себя в ненависти и боли. Новый роман Людмилы Улицкой – о странствиях духа во мраке мира, о том, как всякий ищет и находит свет вокруг и в себе. О Даниэле Руфайзене – человеке, с чьей жизнью не способна соперничать никакая литература. О человеке, который до последнего дня оставался милосердным солдатом.

В субботу она взяла таз, чистое белье и девочек, волосы которых были заранее намазаны керосином, и повела их на Селезневку в баню. После бани Ипатьева впервые уложила их спать на свою кровать. До этого они спали в углу, на матрасе. Девочки быстро заснули, а Ипатьева еще долго сидела со своей подружкой Кротовой. Выпив чаю, она сказала:

Конец ознакомительного фрагмента. Полный текст доступен на www.litres.ru

Неожиданно актуальный сценарий от Людмилы Улицкой!

«Предполагается, что если ружье в первом акте висит на стене, то в последнем оно должно выстрелить. Многие годы я писала разные тексты и… не публиковала.

И вдруг оказалось, ружье-то стреляет. И не холостыми патронами. Cценарий «Чума», сочиненный очень давно, оказался неожиданно актуальным. Лучше бы этого не было! Но это так…»

Людмила Улицкая

Шел Николаю Романовичу пятьдесят пятый год, возраст почтенный. Так и запишем: никаких постельных радостей не ждать, не рассчитывать, однако отдельная комната, полное обеспечение, уважение, разумеется. С вашей стороны, дорогая Ксантиппа Ивановна, ведение домашнего хозяйства, хранение домашнего очага, то есть: стирка, готовка, уборка. Сыночка усыновлю, воспитаю наилучшим образом. Образование дам. Ода, и музыка, и гимнастика… Ганимед легкобегущий, пахнущий оливковым маслом и молодым потом… Тише, тише, только не вспугнуть прекрасной мелодии. Постепенно, чудесным образом растет в доме нежный ребенок, превращается в отрока… дружок, ученик, возлюбленный… И в эти алкионовы дни он будет своим трудолюбивым клювом вить гнездо своего будущего счастья.

Свою новую книгу Людмила Улицкая назвала весьма провокативно – непроза. И это отчасти лукавство, потому что и сценарии, и личные дневники, и мемуары, и пьесы читаются как единое повествование, тема которого – жизнь как театр. Бумажный, не отделимый от писательского ремесла.

“Реальность ускользает. Всё острее чувствуется граница, и вдруг мы обнаруживаем, как важны детали личного прошлого, как много было всего дано – и радостей, и страданий, и знания. Великий театр жизни, в котором главное, что остается, – текст. Я занимаюсь текстами. Что из них существенно, а что нет, покажет время”. (Людмила Улицкая)

Она позвала Кольку, велев ему оттащить на чердак «шубу», как она уважительно называла свою жакетку, и, снявши в сенцах ключ с гвоздя, стала подниматься вслед за Колькой на чердак.

Просторная деревянная лестница вела на второй этаж, а там она суживалась, делала резкий поворот и останавливалась у низкой дверки.

Старуха Клюквина отомкнула висячий замок, и они вошли в огромное, уже нагретое ранним солнцем помещение. Скаты крыши были неровными, посреди чердака крыша горбилась и уходила вверх, а в одной из скошенных стен зияло большое двустворчатое окно, через которое падал на чердак полосатый поток зыбкого и мутного света.

Первый ком земли упал как раз посередине, между кошкой и мальчиком. Кошка, изогнувшись, прыгнула назад. Геня вздрогнул – брызги грязи тяжело шлепнулись на лицо. Второй комок попал в спину, а третьего он не стал дожидаться, пустился вприпрыжку к своей двери. Вдогонку, как звонкое копье, летел самодельный стишок:

– Генька хромой, сопли рекой!

Он оглянулся: кидался Колька Клюквин, кричали девчонки, а позади них стоял тот, ради которого они старались, – враг всех, кто не был у него на побегушках, ловкий и бесстрашный Женька Айтыр.

История Сонечки, которая всю жизнь питается великой литературой, как другие хлебом насущным. И даже счастливый («Господи, за что мне это?!») брак и семья выглядят в повести как временное отклонение от главного пути. Муж умер, получив последний подарок судьбы – юную красавицу Ясю, дочь далеко, и Сонечка возвращается в свой сладко пахнущий книжный мир, чтобы уже никогда не покидать его… По повести был поставлен спектакль в МХТ им. Чехова.

Самое популярное в жанре Современная русская литература

Повесть «По зову сердца» рассказывает о жизни молодой учительницы, которая волею судьбы попадает работать в школу-интернат. Невероятная сила характера помогает преодолевать ей жизненные испытания. Эта трогательная история о любви, дружбе, предательстве, порядочности не оставит равнодушным никого. А чудесные рассказы, основанные на реальных событиях, подарят хорошее настроение.

Жизнь преподносит нам сюрпризы. В день совершеннолетия Светлана получает старое письмо, которое меняет её планы и заставляет взглянуть на себя по-новому.

У двух сказок общее – хороший, как положено сказке, конец. Одна сказка веселая, вторая… может, и грустная. О чем они? Автор бы сказал, что о судьбе, но пусть лучше об этом судит читатель…

Обычные и необычные истории из школьной жизни, об отношениях и приключениях, о дружбе и первых симпатиях, плюс немного фантастики.

Книга повествует о молодом парне девятнадцати лет, сознание которого искажено и непонятно окружающему миру… Одним мгновеньем Георгий, тот самый молодой человек, решает поменять жизнь к лучшему, изменить себя и отношение к людям… Как он к этому пришел и чем все закончится.

Ты тоже болен. Но просто не знаешь. Недуг поражает сердце. Твоя история болезни лежит у него на столе, скрытая за обложкой.Кто этот врач, заносящий в свой блокнот пометки, собирающий все новые и новые книги, а затем, раскидывающий их на столе? Ты приходишь к нему ровно в полдень. Он смотрит на тебя не отстраняясь. Оказывается, он давно ждал тебя.

Сейчас наступило непростое время для всех нас. Экономический кризис, коронавирус, карантин и электронные пропуска. Часто можно услышать фразу: «Мир больше никогда не будет прежним».Каким он будет для каждого из нас? Сказать сложно. Я предлагаю посмотреть на это глазами моей героини Лии. На то, как меняется ее жизнь после карантина.Скажу вам по секрету: счастье – оно вообще заразно. Поэтому плюньте смело на коронавирус и начинайте читать мою книгу. И будьте уверены – счастье не за горами.

Всё, что успели накопить за множество веков от Сотворения – это тонны и тонны отходов! Коварные вспышки эпидемий не прекратить, не укротив лесные пожарища, мусор и гниль в природе – до восстановления кислородного баланса Планеты с решительным расширением естественно-целебных зелёных ареалов!

Владимир Баблович как-то попросил своего сына об услуге: когда он умрёт, необходимо похоронить его лысым, а на самих похоронах должен присутствовать только труп Бабловича, его сын и любимый пёсик Чеддер. Наступил тот самый день. Все миллиарды после похорон перейдут сыну, но необходимо побрить папу и сделать это тихо. Теперь Саша ездит по всей Москве в поисках парикмахерской, которая согласится побрить трупу голову. Добавим сюда угон, аварию, милицию… Боже, дай ему сил побрить голову папы и не привлечь СМИ с заголовком «Баблович умер! Когда похороны?»

«Мое лимонное дерево» – это аромат зелени и цитрусов, вкус отменного лимонного пирога из печи и хвойная горечь джина на языке. Это история о маленьком городке и больших людях, ступивших за порог нового тысячелетия. История силы и слабости перед лицом трагедии, открытия правды и принятия себя.Но прежде всего это история о хрупкой душе, тяжелом выборе и сломанном мире. История оправданной жестокости и неоправданной любви, где иногда любовь и жестокость меняются местами.

Оставить отзыв