Запах шахмат

Аннотация

Автор определяет жанр своего произведения как «роман-самоубийство». Действительно, сюжет этой книги строится на цепи странных самоубийств – сводят счеты с жизнью люди, которые называют себя именами великих живописцев: Вера Мухина, Поль Гоген, Тулуз Лотрек, Сальвадор Дали. Их связывает некий Тренинг, и похоже, что таинственные манипуляции с сознанием не проходят даром…

Рекомендуем почитать

В сборник «Кабы не радуга» вошли избранные стихи прошлых лет и написанные в последние два года. Их главный герой – время, история, пласты которой наслаиваются один на другой и предстают в парадоксальном смешении.

Для поэзии Б. Херсонского также характерны библейский подтекст, христианские и иудейские мотивы. Мифологические герои живут рядом с реальными людьми и оживают в тех стихах, которые сам автор называет «биографической лирикой».

Название этого сборника связано с библейской Книгой Бытия, где радуга символизирует завет между Богом и Ноем: нового по-топа уже не будет.

Это обещание, обетование звучит на фоне трагических событий последних лет, которые наполнены тревожным ожиданием.

Ряд стихотворений последних лет публикуются впервые.

«Вся водка в холодильник не поместилась. Сначала пробовал ее ставить, потом укладывал одну на одну. Бутылки лежали внутри, как прозрачные рыбы. Затаились и перестали позвякивать. Но штук десять все еще оставалось. Давно надо было сказать матери, чтобы забрала этот холодильник себе. Издевательство надо мной и над соседским мальчишкой. Каждый раз плачет за стенкой, когда этот урод ночью врубается на полную мощь. И водка моя никогда в него вся не входит. Маленький, блин…»

«Больше всего ему понравилась эта штучка. То есть сначала не очень понравилась, потому что он был весь горячий и у него температура, а эта штучка холодная – он даже вздрагивал, когда ее к нему прижимали. Поворачивал голову и морщил лицо. Голова вся мокрая. Но не капризничал, потому что ему уже было трудно кричать. Мог только хрипеть негромко и закрывал глаза. А потом все равно к ней потянулся. Потому что она блестела…»

«Я не знаю, кто он такой – этот мсье Паскаль. Я пыталась это понять в течение всего времени, пока писала… Для себя я назвала этот роман «философской мистификацией», хотя не уверена, что это именно так. Наверняка знаю одно: этот текст был подземным родником, который сам прокладывал себе путь в темноте. Наверняка знаю другое: он сам найдет для себя много других путей. Наверняка знаю третье: если в жизни произойдет что-нибудь необычное, на вопрос: «Почему?» я буду отвечать: «Так хочет мсье Паскаль!».

Роман Ирэн Роздобудько «Двенадцать, или Воспитание женщины в условиях, непригодных для жизни» уже с первых страниц захватывает читателя необычностью сюжетных линий и аллегоричностью образов и ситуаций. В силу служебных обязанностей главная героиня выслушивает жизненные истории разных людей. Это захватывает молодую женщину, и она не замечает, что и сама – объект наблюдения.

Роман Владимира Ешкилева «Андрогин» посвящен наиболее таинственному и малоизученному периоду жизни великого украинского философа Григория Сковороды (1722—1794). Напряженный, полный событиями сюжет романа разворачивается в пятидесятые годы XVIII века. Молодой Сковорода странствует по Европе, его судьба вольно или невольно сплетается с интригами политиков, шпионов, авантюристов и масонских лож. История становления философа неразрывно связана с его эпохой, где высокая мистика христианских старцев соседствовала с философией нового времени, языческой эротикой и секретной жизнью орденских братств. Отзвуки того судьбоносного времени, считает автор, доходят и до наших дней.

«Она говорит мне: надо сходить к священнику. Если есть вопросы.

Я говорю себе: а если их нет?

К кому идти, если в голове одни ответы? На всех уровнях морфологии. Например, имя существительное – небо, трава, дети, вино, птицы, ветер. Хоть в единственном числе, хоть во множественном. И род какой хочешь: небо – оно мое, дети – они мои, трава – она тоже моя, и ветер мой тоже. Чего тут непонятного? Никаких вопросов. Все ясно…»

«Сегодня проснулся оттого, что за стеной играли на фортепиано. Там живет старушка, которая дает уроки. Играли дерьмово, но мне понравилось. Решил научиться. Завтра начну. Теннисом заниматься больше не буду…»

Похоже, все в этом мире можно делать нежно – любить, дружить, привязываться… А еще наказывать, заставлять страдать и даже… убивать. Все зависит только от твоего желания. И от того, какая у тебя душа. И от того, есть ли она у тебя вообще… Об этом и говорит в своих новеллах Ирэн Роздобудько. О чем они? Ответ очень простой – они о жизни. О той жизни, которую мы сами себе выбираем: или идем на костер, или всеми силами добиваемся правды, или молчим, сцепив зубы, или… убиваем. Нежно.

«А насчет работы мне все равно. Скажут прийти – я приду. Раз говорят – значит, надо. Могу в ночную прийти, могу днем. Нас так воспитали. Партия сказала – надо, комсомол ответил – есть. А как еще? Иначе бы меня уже давно на пенсию турнули.

А так им всегда кто-нибудь нужен. Кому все равно, когда приходить. Но мне, по правде, не все равно. По ночам стало тяжеловато.

Просто так будет лучше…»

«Человек не должен забивать себе голову всякой ерундой. Моя жена мне это без конца повторяет. Зовут Ленка, возраст – 34, глаза карие, любит эклеры, итальянскую сборную по футболу и деньги. Ни разу мне не изменяла. Во всяком случае, не говорила об этом. Кто его знает, о чем они там молчат. Я бы ее убил сразу на месте. Но так, вообще, нормально вроде живем. Иногда прикольно даже бывает. В деньги верит, как в Бога. Не забивай, говорит, себе голову всякой ерундой. Интересно, чем ее тогда забивать?..»

Читать рассказы Лады Лузиной не менее интересно, чем детективы. Прорабатывая классические женские проблемы – любовный треугольник, предательство, измена, – она предлагает своим читательницам самые неожиданные способы их решения. В ее произведениях женщины всегда побеждают: обстоятельства, мужчин, соперниц, самих себя. «Впервые за историю мироздания Женщина вошла в новое тысячелетие во всеоружии всех своих прав, – говорит Лада. – Осталось только научить ее пользоваться этим оружием!»

Другие книги автора Антон Фридлянд

Новая книга Антона Фридлянда – едкая сатирическая антиутопия, действие которой происходит в современном СССР, последнем оплоте святости и правой веры.

Самое популярное в жанре Современные детективы

«Неужели это возможно?» – не верил он самому себе. Никто в этом мире – ни женщина, ни ее малыш – не подозревал, что всего в сотне шагов от них, за его спиной, стоит нечто из металла, минералов и жидких кристаллов, совсем непохожее на них, но в то же время превосходящее их и знающее все, о чем они думают, чего желают, о чем мечтают. Отныне для него могут перестать существовать все их тайны. Он может знать каждый их шаг, предвидеть их сегодняшние и завтрашние поступки…

Группа туристов отправляется в экскурсионную поездку на островок Спиналонга. Разыгравшийся шторм заставляет организаторов спешно вернуться в порт, и несколько человек остаются забытыми на острове. Они укрываются в ярмарочном шатре, за которым присматривает спасшая их пара. Увидев среди реквизита старинные театральные маски, туристы развлекаются тем, что рассказывают у костра истории, в которых героями выступают персонажи комедии дель арте. Вот только истории эти комедийными не назовешь.

Безликий родился и вырос обычным. Он не всегда был таким, пробовал жить обычной жизнью. Не смог. Чужое счастье оказалось слишком громким. Чужое счастье мучило, не давало покоя. Желание уничтожать всё лишнее оказалось сильнее. Убить всех, кто лишний. Кто одержит верх в этой игре – Безликий или лишние? Книга содержит нецензурную брань.

Все тайны вроде бы уже раскрыты.Герои, пройдя через различные испытания, обрели пристанища, возможно, что и не желаемые, но уготовленные судьбой.Однако, превратности продолжают подстерегать их…

У молодого студента Оксфордского университета есть идея для докторской диссертации, которая отвечает не только критериям «оригинальности», но и выходит далеко за ее пределы. Идея Роберта проста: в лаборатории Института генетических исследований Оксфордского университета он будет клонировать Иисуса Христа. Руководство США понимает, что если Великобритания добьется успеха, баланс сил в мире изменится не в пользу США. Единственный шанс для Америки не допустить это – создать своего собственного клона Иисуса Христа. Гонка началась…

В жизни случаются разные ситуации, порой незначительные, но из таких случаев и состоит наша жизнь. В книге опубликованы истории, происшедшие со мной и моими знакомыми в различные периоды с середины прошлого столетия и до наших дней.

Представьте: вы просыпаетесь в полной уверенности, что вам пятнадцать лет и надо собираться в школу. Однако из зеркала на вас смотрит тридцатилетняя женщина. Оказывается, у вас даже была работа, семья… только вы ничего этого не помните после автомобильной аварии. Зато в качестве компенсации за потерю памяти Вселенная награждает вас даром. Вот только дар ли это или же проклятие? Нужны ли эти новые способности? Или же лучше вспомнить всё то, что было до аварии?

Что делать мальчику Нику, который едва приехал в новый город, но уже успел завести друзей и… потерять их? Причем в прямом смысле. Саванна Стейт и Донни Уинстон исчезли в первый школьный день. Ник узнает, что виной проклятая секция в библиотеке. Мальчик решает найти правду, но добывает портал, ведущий в другой корпус – волшебный. Однако Ник понимает, что обычный человек войти туда не сможет. Неужели Ник хранит в себе магические силы? Может, за его плечами целая история, о которой он не знал?

Что подвигло меня тогда принять предложение Конторы? Страх перед пресловутой рукой Москвы? Чувство неловкости перед покинутой Родиной, которую я к тому времени уже начал привыкать любить на расстоянии? Мои авантюрные наклонности, которые самым неожиданным образом проявились во время беготни за золотом Колчака? Некоторый творческий застой, в котором я тогда пребывал? Серьёзные личные проблемы, в конце концов?Ответ будет до неприличия банален: всего, знаете ли, понемножку.

Наивные и чуточку невероятные приключения героев, поменявшие повседневность совсем разных людей и сделавшие из них самую настоящую семью.Неожиданную, но бесконечно счастливую и связанную навсегда.Ну а как иначе у подельников-то?

Оставить отзыв