Вихрь преисподней

Вихрь преисподней
Аннотация

«Совет безопасности ООН обсуждает недавние террористические акты» – это из окошка притормозившего у тротуара, чтобы высадить пассажира, такси.

Кругом были одни террористические акты!.. По крайней мере, такое создавалось впечатление.

Впрочем, пьянице, который сидел на ступеньках входа в подземный переход, было все ни по чем. Возможно, он даже и не слышал ни про какие террористические акты, – сейчас он сидел, согнувшись пополам, и то ли пытался разглядеть что-то, что лежало на камне ниже в пыли, то ли просто спал. Вид этого пьяницы был пошл, но ничуть не пошлее, чем было и все остальное на этой улице и этой площади: запыленные постройки, дешевенькие кафешки, измученные прохожие.

Другие книги автора Глеб Станиславович Соколов

Солнечным днем по улице столицы шел человек. Пиджак и брюки, приобретенные им накануне в одном из самых дорогих бутиков Кутузовского проспекта, сидели отменно. Воротник белой рубашки слегка велик, но это не портило облика. Напротив, придавало господину артистического шарма. Такой непоколебимой уверенностью веяло от этого человека, так он, казалось, чувствовал себя всегда и везде хозяином положения, что случайно оказавшиеся в этот момент рядом с ним люди невольно засматривались на него, пытаясь угадать, кто он, по каким делам шагает по этой улице, и в чем заключаются те скрытые от посторонних глаз обстоятельства, которые позволяют ему каждую секунду бросать смелый вызов всем прохожим…

Никто из этого множества прохожих, шагавших в жизнерадостном настроении рядом с негромко улыбавшимся своим мыслям шикарно одетым господином, не мог и подозревать, что возле них – один из самых опасных и хитрых сумасшедших не только России, но и мира.

Король психов.

Текст в авторской редакции

После этого встреченные черными капельками «объекты» начинали часто и мелко дрожать, их корчила судорога, заканчивавшаяся коротким, мощным рывком – словно попыткой оторваться от навсегда заданного места, на котором они были укоренены. После чего «объекты» обмякали и сдувались…

– А-а… Я… Мне… Помогите… – пассажир троллейбуса, подъехавшего к остановке рядом с Центральным телеграфом нелепо выгнулся, отпустил портфель – тот с глухим стуком упал на пол, попытался освободившейся рукой зацепиться за поручень, но она ухватила лишь воздух…

«Настоящих психохакеров было немного. Технология внедрения вируса в мозг человека была слишком сложной. Для непрофессионала ее самым непреодолимым звеном оказалась необходимость доподлинно знать все подробности внутреннего мира объекта, в который внедряется вирус…»

«…Тяжелая дверь не сразу поддалась мне… Я оказался внутри. В церкви царил полумрак и было достаточно много народа. Шла какая-то служба. Не сразу я различил, что ближе к алтарю стоит гроб с покойником. Его от меня скрывала широкая опора, на которой держался храмовый свод.

Я встал у стены у какой-то большой иконы, перед которой висела лампада с ярко горевшим фитилем, и стал наблюдать за тем, что происходит вокруг…»

В районе престижного Рублевского шоссе происходят шокирующие события – на элитные рестораны и особняки супербогачей нападают «попрыгунчики» – бандиты, которые в точности копируют жутковатый стиль знаменитой банды «попрыгунчиков», орудовавшей в Петрограде в первые годы революции. Это могло бы показаться забавным, если бы на месте преступления не оставались трупы зверски убитых людей. На одной из жертв была обнаружена записка: «Господа!.. Я очень несчастна. Два дня назад меня убили ударом ножа в шею. Чтобы вид ужасного разреза не смущал вас, теперь приходится носить этот красный шарфик…»

Шесть дней назад в главном офисе одной не слишком афиширующей свою деятельность российской организации два человека сидели друг напротив друга по разные стороны неширокого переговорного столика. Сторонний наблюдатель отметил бы, что один из них одет в строгий черный костюм и черный же галстук, другой же – совершенно в противоположном стиле – в новенькие джинсы фирмы «Москино», рубашку «Демарини Эксклюзив» и ботинки «МакРэ». Впрочем, сторонний наблюдатель в принципе не мог оказаться в этой комнате. За тем же, чтобы он не смог узнать содержание разговора или, не дай бог, сфотографировать происходившее за двойными звуконепроницаемыми окнами, следили.

Нет, он действительно испугался. Это стало ясно, когда, постояв секунду в нерешительности, старик съежился (Чувство бессилия перед искалечившей его жизнь силой?) и уже не широкими шагами, а мелкой трусцой посеменил обратно к выходу.

И, будто сигнал отбоя тревоги, в маленьком, темном домике прозвучал телефонный звонок. Немолодая женщина сбросила с себя тоскливое оцепенение.

– Карантин, – привычно, по-военному ответила она. И веледгне так уверенно:

Откуда, черт возьми, взялся в столь поздний час да по такой погоде контролер?! – этого Алексей понять не мог. И наверняка, до последнего момента, до фразы "Предъявите билет!" так бы и не заметил, – ведь сидел-то спиной к салону, – рослого дядьку, которому, казалось, самому неудобно было тревожить немногочисленных пас-сажиров. Тем более, то время для проверки действительно не подходило. Спасли два парня, сидевшие, в свою очередь, спиной к Алексею. Они-то засекли опасность вовремя: "Глянь, контролер!" – бросил один другому.

Самое популярное в жанре Современная русская литература

Сорокалетняя Кира проходит трудный период жизни. Внутренние поиски приводят ее в храм. На исповеди она вспоминает, что в детстве тайком взяла у мамы три рубля. Вскоре она неожиданно узнает, в какую драму для ее родительской семьи вылилась эта мелочь. Какими глазами посмотрит Кира теперь на свою жизнь?

Простая лирическая миниатюра, написанная одной бессонной ночью. Легкая и светлая.

В этой книге повествуется о жизненном пути обычного человека, которому пришлось пережить и преодолеть различные трудности в жизни.

Это роман о самовлюбленной эгоистке. Она красивая, умная, любит дорогие вещи, машины, хорошо знает себе цену, но как огня боится любви, дети удручают ее. Удачное замужество для нее – подтверждение ее успеха. Многих из своего окружения она делает несчастными. Через болезнь дочери, несчастную любовь, через многочисленные удары судьбы и всепрощающую любовь мужа, она, наконец, должна обрести счастье. Это роман о страсти, которая непонятным образом притягивает двух совершенно разных людей, которая больно опаляет и приносит близким людям разочарования и боль.

Эта книга написана о поколении 70-х. Десятый класс, юношеский максимализм и позднее раскаяние.

За 27 лет рассеянной жизни я где-то обронила себя и теперь без Марии Шукшиной и её трогательной передачи "Жди меня" пытаюсь найти себя.

Это рассказ о талантливой начинающей художнице, ее интересном семействе и ложных авторитетах.

Творчество – как любовь. Ты или отдаёшься ему полностью, или не творишь ничего. Как далеко готов зайти автор творения, чтобы создать настоящее произведения искусства, которое пусть и не будет никогда выставлено в музее или на выставке. Содержит нецензурную брань.

Она была королевой призрачной страны. Однажды ее мир рухнул вместе с ее властью и всеми ее иллюзиями. Она оказалась на краю пропасти, но нашла опору в союзе с любимым человеком. Однако ее по-прежнему влекли слава и творчество. На обломках распадающегося мира она создала музыкальное произведение, равного которому не было и в звуках которого отразились все страдания человечества. И лишь человек из ее прошлого может заставить изменить ее выбор…Это мистическая повесть о творце, крушении иллюзий, любви и долге.

Эта книга о тех, кто был молод в девяностые.

Оставить отзыв