Товарищеские воспоминания о П. И. Якушкине

Товарищеские воспоминания о П. И. Якушкине
Аннотация

Павел Иванович Якушкин (1820–1872), которому посвящены воспоминания Лескова, представляет собою интереснейшую фигуру писателя-демократа, фольклориста, собиравшего в крестьянской среде образцы народного творчества. В крестьянской одежде бродил Якушкин по великорусским деревням, исследуя и наблюдая народ, так сказать, «изнутри», подмечая в нем такие черты и процессы, подметить которые было не под силу сторонним наблюдателям. Невыясненным до сих пор остается вопрос, насколько активно вел Якушкин среди народа политическую и социальную пропаганду, однако несомненно, что он, вопреки характеристикам большинства мемуаристов (не исключая и Лескова), был убежденным демократом, исповедовавшим идеи Чернышевского, Некрасова, «Современника».

Другие книги автора Николай Семёнович Лесков

«Когда император Александр Павлович окончил венский совет, то он захотел по Европе проездиться и в разных государствах чудес посмотреть. Объездил он все страны и везде через свою ласковость всегда имел самые междоусобные разговоры со всякими людьми, и все его чем-нибудь удивляли и на свою сторону преклонять хотели, но при нем был донской казак Платов, который этого склонения не любил и, скучая по своему хозяйству, все государя домой манил. И чуть если Платов заметит, что государь чем-нибудь иностранным очень интересуется, то все провожатые молчат, а Платов сейчас скажет: так и так, и у нас дома свое не хуже есть, – и чем-нибудь отведет…»

– Батюшки мои, – отвечает старушка, – да какое же мне в этом утешение, что не мне одной худо будет? Я голубчики, гораздо лучше желала, чтобы и мне и всем другим хорошо было.

– Ну, – отвечают, – чтоб всем-то хорошо – вы уж это оставьте, это специалисты выдумали, и это невозможно.

А та, в простоте своей, пристает:

– Почему же невозможно? У него состояние во всяком случае больше, чем он всем нам должен, и пусть он должное отдаст, а ему еще много останется.

«Под самое Рождество мы ехали на юг и, сидя в вагоне, рассуждали о тех современных вопросах, которые дают много материала для разговора и в то же время требуют скорого решения. Говорили о слабости русских характеров, о недостатке твердости в некоторых органах власти, о классицизме и о евреях. Более всего прилагали забот к тому, чтобы усилить власть и вывести в расход евреев, если невозможно их исправить и довести, по крайней мере, хотя до известной высоты нашего собственного нравственного уровня…»

«У домов, как у людей, есть своя репутация. Есть дома, где, по общему мнению, нечисто, то есть, где замечают те или другие проявления какой-то нечистой или по крайней мере непонятной силы. Спириты старались много сделать, для разъяснения этого рода явлений, но так как теории их не пользуются большим доверием, то дело с страшными домами остается в прежнем положении…»

«…Моего младшего брата нянчила высокая, сухая, но очень стройная старушка, которую звали Любовь Онисимовна. Она была из прежних актрис бывшего орловского театра графа Каменского, и все, что я далее расскажу, происходило тоже в Орле, во дни моего отрочества…»

«Мы плыли по Ладожскому озеру от острова Коневца к Валааму и на пути зашли по корабельной надобности в пристань к Кореле. Здесь многие из нас полюбопытствовали сойти на берег и съездили на бодрых чухонских лошадках в пустынный городок. Затем капитан изготовился продолжать путь, и мы снова отплыли…»

«…Настоящий рассказ о том, как сам Христос приходил на Рождество к мужику в гости и чему его выучил, – я слышал от одного старого сибиряка, которому это событие было близко известно. Что он мне рассказывал, то я и передам его же словами…»

Душераздирающая история мнимо умершей жены, жестокосердного мужа и пылкого любовника дополняется неким скоморохом… Скоморох, отказавшись от спасения души своей, гибнущей, как ему кажется, в неправедном ремесле, отдаёт ниспосланные ему деньги, способные стать для него воротами в праведную жизнь, на выкуп из рабства несчастной Магны, помогая ей воссоединиться с семьёю.

Сама легенда в устах скомороха становиться рассказом о его собственном нечестивом и грешном падении, рассказом о заглублении своей души. Да и вся эта история уходит на второй план, на первый же выдвигаются горделивый самовольный столпник Ермий, в гордыне думающий на столпе о тщете своих усилий и беззаботный скоморох из Дамаска, явленный столпнику, как пример благости, записанный в книгу живых.

Если Ермий скорбит о судьбах ближних, боготворя себя самого, по словам Лескова, «унижал и план и цель творения и себя почитал совершеннейшим», то Памфалон, непрестанно корящий себя за беспутсво и грех, настолько любит других, что избивается за это медными прутьями. <…> Памфалон становится тем, кто может, махнув шутовскою епанчей, уничтожить «предел» Ермия – напачканное во весь небосклон большими еврейскими литерами, словно углём и сажей… слово: «самомнение».

Самое популярное в жанре Биографии и мемуары

Героиня книги «Зеркало-псише» Марья Ивановна Ушкина проходит путь от детства до зрелости, сопровождаемая субличностью зазеркалья. Иногда с лирической светлой грустью, иногда с юмором и самоиронией героиня проживает свои ошибки. Зачёркивает летние дни сложного детства и отрочества в календарях, составляет список своих поклонников, покидает любимого, придумывает теорию жизненных циклов и щедро делится творческим анализом собственных ошибок.

Двадцать пятый рассказ сборника "Байки от Краба" посвящён забавным воспоминаниям о спортивной молодости автора.

В двадцать третьем рассказе этого сборника повествуется о встречах автора с не лучшими представителями самой распространенной мужской профессии – шофёрами.

Как листья со временем покидают дерево, также незаметно осыпается и память человеческая песчинками и осколками. Тускнеют и исчезают знаменательные события и яркие чувства. Забываются лица прекрасных друзей и плоды долгих размышлений.Можно не наклоняться и не рассматривать опавшие листья, а можно вглядеться в осколки памяти и прочесть эту книгу о людях во время войны и мирной жизни. И согласиться с автором, что человек – существо хорошее.

История молодого человека, который всегда испытывал одиночество в Новый год. Однако, в этом году он встретил девушку, которая стала его опорой и надеждой. Они проводили время вместе, но одна ссора привела к разрыву отношений. Оставшись наедине со своими мыслями, герой пытается понять, как жить дальше и справиться с одиночеством. Книга о расставании и поиске смысла жизни в трудные моменты.

У всех были в жизни школьные годы, и у всех они проходили по-разному. Одни вспоминают те далекие времена с придыханием, ностальгируют от души и с радостью. Для других что-то было, возможно, не так, как хотелось бы. Время всё лечит, но не всегда до конца. Школьные годы самые прекрасные в жизни. Тогда была вся жизнь впереди: надежды вьюношей и девушек питают. Безо всякой насмешки про надежды. Пусть не все из них оправдались, но они были, да и сейчас остались, пусть уже немного другие. Надежда наш компас земной, спасибо Пахмутовой и Добронравому за глубокую мысль и хорошую песню.Город Ишимбай, что в междуречье рек Белая и Тайрук на юге Башкортостана. Восьмилетняя школа №8 и средняя школа №10, уже, к сожалению, не существующие. Мы учились с 1965 по 1975 годы. Воспоминания выпускников написаны от души, без формальных слов, всё высказано честно и по справедливости. И огромная благодарность нашим любимым учителям, вложившим в нас глубокие знания и частицу своих сердец.

Книга, которая перед вами – искренний, абсолютно правдивый рассказ о себе, о пережитом и выстраданном. Об этом принято рассказывать, это до сих пор не считается проблемой, достойной внимания. Как начать самостоятельную жизнь, если тебе далеко за тридцать? Как быть, если, прожив с самого рождения в семейном кругу, оказываешься одна, вместо освобождения ощущаешь страх и привычное чувство вины? Книга может послужить как компасом на пути к сбе, так и средством поднять настроение и хоть немного обрести уверенность в собственных силах.

Самым приятным и самым страшным для меня чувством, что я обрела на этой земле, стала потеря контроля. Я уронила его глубоко в воду. Вода выбила его из моей головы и унесла с собой в спящий хаос в сердце океана. Без контроля я стала свободной и легкой, ребенком, обнимающим огромного оранжевого зайца в центре гостиной дома родителей. Я бы назвала это абсолютным счастьем, тихим, наполненным. Я сидела на краю борда и смотрела на линию горизонта, поглощавшую заходившее солнце. Оно было таким большим, оранжевым и теплым, и напомнило мне того плюшевого зайца с огромными ушами, напомнило то чувство, которое когда-то было утрачено на долгие годы, чувство, которое я совсем нечаянно вновь обрела здесь, сидя на закате в соленом океане. Я снова была дома. Какой бы долгой не казалась эта дорога, сколько бы синяков я не получила на этом пути, она привела меня к себе.

Автор данного произведения обозначил его жанр как «исповедь» не просто так. «Дорога длиною в жизнь» -это предельно честный монолог не только о своей судьбе. но и времени, ставшем закономерным продолжением хрущёвской оттепели и предтечей горбачёвской перестройки. Воспоминания о событиях тех лет перемежаются с размышлениями истинного патриота о трагических страницах нашей истории, роли в современном обществе политики, идеологии, религии и культуры, о том, как «обустроить Россию», чтобы народ в ней жил достойно и счастливо.

Книга адресована тем. кто интересуется историей своего Отечества и кому небезразлична его судьба.

В формате PDF A4 сохранен издательский макет книги.

В этот раз действия будут разворачиваться в 2020 году на борту лайнера «Мустай Карим» во время первого в современной истории круиза с выходом в Черное море.Отправившись в путь из станицы Старочеркасской, автор и другие герои рассказа за семь дней побывают в Новороссийске, Абрау-Дюрсо, Ейске, Темрюке и Таганроге.

Оставить отзыв