Сыск во время чумы

Сыск во время чумы
Аннотация

1771 год. Первое десятилетие правления блистательной Екатерины Второй завершилось московскими бунтами. Дворцовая роскошь и расцвет наук ничуть не смягчили буйный нрав простого люда. Не только бунтари, но и воровские шайки чувствовали себя в старой столице вольготно – до тех пор, пока императрица не поручила наведение порядка молодому офицеру Николаю Архарову…

Книга издавалась также под названием «Чумная экспедиция».

Другие книги автора Далия Трускиновская

В Московском царстве великая Смута, гибнут люди, в Кремле заперлись польские паны, первое ополчение оказалось бессильно против захватчиков. А в Вологде, куда убежали многие богатые купцы, зреет заговор в пользу английских коммерсантов, которые хотят нажиться на чужой беде. И не только нажиться, а посадить на русский трон своего кандидата. Догадываясь, что там творится неладное, князь Пожарский посылает в Вологду надежного человека – разобраться, какие козни строит купечество и что за секреты хранит тамошний Канатный двор. И первая задача – раздобыть послание, которое московские князья и бояре тайно отправили английскому королю…

Жила-была, не тужила девица-золотошвейка Аленка, в подругах-наперсницах ходила у самой царицы Евдокии. Но не ведала красавица о том, что прокляли ее еще в утробе материнской! И проклятие то грозит не только ей, но и всем ее близким и дорогим людям. Чтобы спасти свою жизнь, исправить злую судьбу царственной подруги, пришлось Аленке пройти огни и воды – стать колдуньей могучей, повелевающей стихиями и душами человеческими. Но нет предела темной, окаянной силе!..

Человек замахнулся, чтобы бросить сук, и не бросил. Обманутый пес сделал резкий скачок и вернулся, укоризненно посмотрев на хозяина. Хозяин нацелился в другом направлении, да так и замер с палкой в руке.

Он увидел женщину.

Лесок был холмистый. Шагах в тридцати впереди к шоссе спускался невысокий, в человеческий рост откос. Наверху росла кряжистая сосна. Одну ветку она протянула прямо к шоссе. Как раз на эту ветку женщина, встав на узловатое корневище, прилаживала петлю.

Второй роман из цикла «Архаровцы». Николай Архаров и его молодцы должны в кратчайшие сроки отыскать в Москве банду карточных шулеров, открывших подпольное игральное заведение…

Лавки волшебных товаров – обычное дело, но не все они торгуют настоящим волшебством. И уж тем более – не все они торгуют волшебством добрым…

В сборнике, куда вошли произведения ведущих российских писателей-фантастов, каждый рассказ или повесть – это товар из волшебной лавки. И в этой лавке найдется все – от деревянной куклы, которая помогает сотрудникам НКВД разоблачить германскую шпионскую сеть, до таинственного как-чиль-чиракана – существа с мордой каймана, телом червя и лапами жабы, обитающего в озере Чадьевском, что на севере России…

Святослав Логинов, Дмитрий Колодан, Василий Щепетнев, Наталья Резанова, Мария Галина, Далия Трускиновская в уникальном сборнике о темной стороне городской жизни!

Если мужчины видят в тебе не женщину, а «своего парня» или «боевого коня», если в твоей жизни нет и следа романтики, значит, пора в ней что-то менять. Например, согласиться на Карнавал и на его девиз, гласящий, что «Коломбине дозволено ВСЕ!»

В 1612 году, когда русское ополчение выгнало захватчиков-поляков из Кремля, благодарные москвичи подарили князю Дмитрию Михайловичу Пожарскому саблю, украшенную самоцветами.

Прошло двенадцать лет. Царь поставил князя руководить Разбойным приказом. Это значило – уничтожить шайки налетчиков, которые грабили идущие к Москве обозы. Кто эти налетчики? Литвины, пришедшие в Россию во время Смуты, и казаки, служившие Лжедмитрию, которым нужно, чтобы в государстве были разброд и шатание.

Пожарский знает, что в Разбойном приказе есть предатели, снабжающие разбойничьих атаманов сведениями. Значит, для борьбы с ватагами налетчиков нужны люди, не связанные с приказом. Его верный друг Чекмай таких людей находит. Это давний боевой товарищ Мамлей Ластуха, выгнанный из стрелецкого полка Павлик Бусурман и бывший подьячий Земского приказа Ермачко Смирной.

Но атаманы налетчиков хотят показать князю, что справиться с ними невозможно. И вот из княжьих хором загадочным образом исчезает драгоценная сабля…

О том, как Чекмай помогал разоблачить интригу английских купцов в 1612 году, читайте в романе «Вологодские заговорщики». Многие персонажи этого романа появятся на страницах «Сабли князя Пожарского». Будет все – верность и измена, ошибки и загадки, любовь и месть.

Экономный Миша тоже надумал жить в своем доме, купил развалину, на второй этаж которой побоялся подняться – на момент покупки лестница не имела перил и половины ступенек, – и стал понемногу доводить жилище до ума. Оно стояло в хорошем месте, имелись все коммуникации, имелся даже целый сарай, который временно служил гаражом и складом. Миша был нетороплив и отслеживал все скидки. Если бы Вишняков знал, что роскошный кафель, купленный для ванных апартаментов супруги, можно было два месяца спустя взять на четверть дешевле, и что Мишина ванная таким образом получится не хуже, чем у начальства, он бы несколько обиделся. Но у Миши всегда хватало ума помолчать.

Самое популярное в жанре Историческая литература

Настоящее искусство – это искусство, способное пробудить в человеке сильные чувства и эмоции. Культура – это жизнь, история. А культура Родины подобна настоящему искусству. Углубляясь в её изучение, любой любящий свою Родину чувствует гордость, восхищение и глубокий интерес к жизни наших пращуров, эту самую культуру основавших.

Это роман о войне 1853—1856 гг., страшном испытании в судьбе России. Совсем молодой человек из гвардейского полка попадает в горнило войны, где обретает новых друзей. На помощь русским прибыли даже сорок два врача-добровольца из далекой Америки. Главные события обороны Севастополя проходят перед глазами героев романа.

Эта повесть входит в серию повестей «Искатели тайн». Студенты теперь отправляются в Александрию египетскую на академическую стажировку. Пропажа артефактов стала поводом к расследованию, приведшему к открытию могилы самого Александра Македонского.

Приступая к расследованию дела о краже старинных ювелирных украшений в татарской слободе Касимова, следователь окружного суда Петр Железманов даже не представлял, сколько ему придется пережить: погружение в историю о крымской царице Джанике-ханым, большое путешествие по Крымскому полуострову, в котором он не просто посетит Ялту, Гурзуф, Севастополь, Чуфут-Кале, но и встретится как со смертельной опасностью, так и с огромным светлым чувством, одним из самых сильных испытаний в его жизни.

Это мои дневниковые записи, которые я вела с конца 1978 года на протяжении многих лет. Почему я начала их делать? Возможно, подражая одной из героинь любимого детского писателя Владимира Добрякова («Всё про наш класс»), возможно, исподволь ощутив в себе тягу к сочинительству… А может, осознав в себе зарождающуюся личность, мне захотелось как-то задокументировать этот период моей жизни. В итоге – несколько исписанных убористым почерком общих тетрадей. Они для меня – своеобразная машина времени. Эти записи делала среднестатистическая русская школьница-студентка. Нюанс – я жила и воспитывалась мамой и бабушкой в семье без отца. Папа погиб в результате несчастного случая на стройке, когда мне и года не исполнилось. Второй раз мама замуж не вышла. К моменту начала ведения дневника не стало и бабушки…Отсюда – своеобразие описываемых реалий.Тем не менее, определённая зарисовка той далёкой эпохи, думаю, сложилась. Желающим погрузится в атмосферу 80-х – добро пожаловать!

Первая из серии книг «Искатели тайн». Повесть рассказывает о студентах-культурологах, которых привлекают исторические тайны. Здесь повесть посвящена графу Шереметеву и усадьбе Кусково.

Третья повесть из цикла «Русский детектив». Сергей Стабров опять в центре событий. Пропал человек, и девушка из семейства оказалась замешанной в краже. Кто виноват и что делать? Эти решит полицейский чиновник.

Уже из названия вполне понятно, что в этом сборнике будут опубликованы абсурдные истории, написанные автором по своим собственным воспоминаниям.

Поднимая тему отношения наших современников к подвигу павших в годы Великой Отечественной войны, рассказ определяет важность сохранения исторической памяти для каждого человека нашего поколения.

Продолжение Словаря наших интеллигентов 19 века, фамилии которых начинаются с буквы "Г".

Оставить отзыв