Сыск во время чумы

Сыск во время чумы
Аннотация

1771 год. Первое десятилетие правления блистательной Екатерины Второй завершилось московскими бунтами. Дворцовая роскошь и расцвет наук ничуть не смягчили буйный нрав простого люда. Не только бунтари, но и воровские шайки чувствовали себя в старой столице вольготно – до тех пор, пока императрица не поручила наведение порядка молодому офицеру Николаю Архарову…

Книга издавалась также под названием «Чумная экспедиция».

Другие книги автора Далия Трускиновская

В Московском царстве великая Смута, гибнут люди, в Кремле заперлись польские паны, первое ополчение оказалось бессильно против захватчиков. А в Вологде, куда убежали многие богатые купцы, зреет заговор в пользу английских коммерсантов, которые хотят нажиться на чужой беде. И не только нажиться, а посадить на русский трон своего кандидата. Догадываясь, что там творится неладное, князь Пожарский посылает в Вологду надежного человека – разобраться, какие козни строит купечество и что за секреты хранит тамошний Канатный двор. И первая задача – раздобыть послание, которое московские князья и бояре тайно отправили английскому королю…

Человек замахнулся, чтобы бросить сук, и не бросил. Обманутый пес сделал резкий скачок и вернулся, укоризненно посмотрев на хозяина. Хозяин нацелился в другом направлении, да так и замер с палкой в руке.

Он увидел женщину.

Лесок был холмистый. Шагах в тридцати впереди к шоссе спускался невысокий, в человеческий рост откос. Наверху росла кряжистая сосна. Одну ветку она протянула прямо к шоссе. Как раз на эту ветку женщина, встав на узловатое корневище, прилаживала петлю.

Жила-была, не тужила девица-золотошвейка Аленка, в подругах-наперсницах ходила у самой царицы Евдокии. Но не ведала красавица о том, что прокляли ее еще в утробе материнской! И проклятие то грозит не только ей, но и всем ее близким и дорогим людям. Чтобы спасти свою жизнь, исправить злую судьбу царственной подруги, пришлось Аленке пройти огни и воды – стать колдуньей могучей, повелевающей стихиями и душами человеческими. Но нет предела темной, окаянной силе!..

Лавки волшебных товаров – обычное дело, но не все они торгуют настоящим волшебством. И уж тем более – не все они торгуют волшебством добрым…

В сборнике, куда вошли произведения ведущих российских писателей-фантастов, каждый рассказ или повесть – это товар из волшебной лавки. И в этой лавке найдется все – от деревянной куклы, которая помогает сотрудникам НКВД разоблачить германскую шпионскую сеть, до таинственного как-чиль-чиракана – существа с мордой каймана, телом червя и лапами жабы, обитающего в озере Чадьевском, что на севере России…

Святослав Логинов, Дмитрий Колодан, Василий Щепетнев, Наталья Резанова, Мария Галина, Далия Трускиновская в уникальном сборнике о темной стороне городской жизни!

«Золушка» в исторических реалиях 1786 года – во Франции назревает революция, но дочь лесничего очень хочет выйти замуж за принца де Рогана. Питер Блад, пиратствующий на Волге. Александр Сергеевич Пушкин, живущий в XXI веке, публикующийся в Интернете и в роли гостя участвующий в передаче Тины Канделаки… Все это – альтернативная классика, литературные вариации на тему произведений, знакомых с детства. Любимое развлечение писателя – размышлять о том, как развивался бы сюжет классических произведений, если бы принц Гамлет вовремя принял противоядие, а у Боромира в загашнике оказался тяжелый пулемет? На страницах антологии, представленной на суд читателя, в эту увлекательную игру играют Олег Дивов, Далия Трускиновская, Наталья Резанова, Виктор Точинов и другие отечественные мастера фантастики.

Второй роман из цикла «Архаровцы». Николай Архаров и его молодцы должны в кратчайшие сроки отыскать в Москве банду карточных шулеров, открывших подпольное игральное заведение…

Произведения Д. Трускиновской – остросюжетные колоритные повести, захватывающие превосходным сочетанием напряженной интриги, парадоксального построения и особого, нетрадиционного способа изложения. Интересные характеры, необычайные обстоятельствадействий, юмор и наблюдательность автора доставят читателю немало приятных минут.

Роман «Несусветный эскадрон» – историческая фантазия на тему войны 1812 года.

Экономный Миша тоже надумал жить в своем доме, купил развалину, на второй этаж которой побоялся подняться – на момент покупки лестница не имела перил и половины ступенек, – и стал понемногу доводить жилище до ума. Оно стояло в хорошем месте, имелись все коммуникации, имелся даже целый сарай, который временно служил гаражом и складом. Миша был нетороплив и отслеживал все скидки. Если бы Вишняков знал, что роскошный кафель, купленный для ванных апартаментов супруги, можно было два месяца спустя взять на четверть дешевле, и что Мишина ванная таким образом получится не хуже, чем у начальства, он бы несколько обиделся. Но у Миши всегда хватало ума помолчать.

Самое популярное в жанре Историческая литература

Редактор-составитель (так называет себя автор повести) после смерти своего деда Б. Т. Б. находит в запертом на ключ ящике стола записи, рассказывающие удивительную историю его семьи, начиная с 1918 года и до конца Великой Отечественной Войны.Трагические события и неожиданная развязка заставят читателя безотрывно следить за поворотами сюжета вплоть до самого его завершения.

Что делать отцу, отчаявшемуся увидеть своих наследников.Разве что пойти на обман.Но не всегда получается, как задумано.Питер, согласившись выполнить волю отца похитить девушку, не предполагал, какие ему предстоят душевные испытания. Вопреки своему желанию молодой человек влюбился в невесту, предназначенную другому. Его сердце разрывалось между чувствами к девушке и сыновним долгом.Но леди Ровена, влюбившись в Питера, похитителя её сердца, с первого взгляда, боролась за любовь своего рыцаря!

В книгу вошли вышедшая отдельной книгой семейная повесть «Память» о 20—30-х годах XX века на Урале, воспоминания о Великой Отечественной войне, в которых, как в призме, отражается жизнь страны. Тему подвига, героизма и великой любви продолжают поэмы о войне 1812 года, ранее опубликованная в одном из сборников «Баллада о бородинском хлебе» и «Лев русской армии», а также стихи. Глава «Говорят дети», несомненно, вызовет улыбку у читателя. Книга интересна всем неравнодушным к истории страны людям.

Это начальная книга нового цикла – мир Бессарабии глазами писателя, поэта, историка Михаила И. Большакова, в сопровождении замечательных работ мастеров – фотохудожников Килийщины. Переплетение фотодействительности с историей края будут интересны туристам.Славной истории Килийского района, посвящается….

В наш сборник вошли только лучшие рассказы Моисеева Вячеслава в жанре историческая проза: «Рыцарские кандалы», «Путешествие в прошлое», «Орден в огне», «Защитники Шотландии» и «Заграничный поход».

Германия, 1938 год. С самого рождения Рихард Зендер слыл большим любимчиком фортуны. По протекции троюродного дяди-штурмбаннфюрера юношу приняли в психиатрический институт в Мюнхене, позже – в ассистенты к именитому учёному и, наконец, потчевали как своего в доме судьи Либернахта. Красавица Грета Либернахт небезразлична к ухаживаниям юного Зендера, но её брат – «настоящий солдафон», а отец – горячий приверженец нацистского режима, в котором сам Рихард видит много противоречий. Как двояка в их время удача?

Кровавые террористические акты, загадочные просторы Арктики и антисоветский мятеж. История семьи Вельяминовых продолжается в конце семидесятых годов прошлого века.

Это второй том, написанный в стиле документальный реализм. Он всецело и полностью посвящен Ивану Карамазову, который участвует в убийстве Александра II.

Девушка-биограф находит неожиданный способ разгадать тайну исчезновения известного писателя, пропавшего в эпоху Большого террора, вот только какую цену ей придется заплатить за это открытие?

Три человека. Три жизни, три судьбы, столь бесконечно разные, что само их пересечение в одной точке вселенной попросту невозможно. Писатель-сценарист, в муках вдохновения ищущий самого себя, женщина-историк, пребывающая в вечном равновесии, и лишенный имени человек, которого неведомая сила вернула из тьмы веков и швырнула в незнакомый ему мир – что у них общее?История, которую один писал слезами и кровью, вторая прочла, а третий взялся переписать наново. Так, чтобы стерлась, наконец, кровь.

Оставить отзыв