Сампо

Сампо
Аннотация

«На реке Пожве в Карелии была малая деревня, Пожва тож, а в той деревне был колхоз по названию «Добрая жизнь», и всю деревню с колхозом звали Добрая Пожва.

Ото всей Доброй Пожвы осталось теперь одно водяное колесо, потому что оно было мокрое и не сгорело в пожаре. А все другое добро, издавна нажитое и сбереженное, погорело в огне и сотлело в угли, уголь же дотлел далее сам по себе, искрошился в прах, и его выдул ветер прочь…»

Другие книги автора Андрей Платонович Платонов

«Рано утром мать уходила со двора в поле на работу. А отца в семействе не было; отец давно ушел на главную работу – на войну, – и не вернулся оттуда. Каждый день мать ожидала, что отец вернется, а его все не было и нет…»

«Давно, в старинное время, жил у нас на улице старый на вид человек. Он работал в кузнице при большой московской дороге; он работал подручным помощником у главного кузнеца, потому что он плохо видел глазами и в руках у него мало было силы. Он носил в кузницу воду, песок и уголь, раздувал мехом горн, держал клещами горячее железо на наковальне, когда главный кузнец отковывал его, вводил лошадь в станок, чтобы ковать ее, и делал всякую другую работу, которую нужно было делать. Звали его Ефимом, но все люди называли его Юшкой. Он был мал ростом и худ; на сморщенном лице его, вместо усов и бороды, росли по отдельности редкие седые волосы; глаза же у него были белые, как у слепца, и в них всегда стояла влага, как неостывающие слезы…»

Андрей Платонов (1899-1951) по праву считается одним из лучших писателей XX века. Однако признание пришло к нему лишь после смерти. Роман «Чевенгур» был написан в 1926-1929 годах, но при жизни автора так и не увидел свет. Это не просто самый большой по объему платоновский роман, но и своеобразная веха в творчестве художника. В нем писатель подверг критическому пересмотру, порою доводя до абсурда, «ультрареволюционные» идеи, которые находили выражение в его ранних произведениях.

Чевенгур – так называется город, где группа коммунистов, вознамерившись совершить мгновенный «прыжок» в коммунизм, организует конец света – «второе пришествие» для местной буржуазии. В результате массового расстрела убиты все жители города. С этого момента, по мнению коммунистов, настает «конец истории» – прежнее остановилось, и наступило блаженное бытие в мире без эксплуатации, в котором единственным работником является солнце. Стремясь населить город новыми людьми, чевенгурцы собирают по степи «пролетариев» – нищих странников. Однако Чевенгурская коммуна гибнет.

Человеческое бытие – в кровавом хаосе революции и гражданской войны… Судьба страны – в осколке судьбы одного человека… Крестный путь нации как жизненный путь невинной жертвы «переломной эпохи».

«Чевенгур». Страшная и прекрасная книга!..

«Он уехал далеко и надолго, почти безвозвратно. Паровоз курьерского поезда, удалившись, запел в открытом пространстве на расставание: провожающие ушли с пассажирской платформы обратно к оседлой жизни, появился носильщик со шваброй и начал убирать перрон, как палубу корабля, оставшегося на мели.

– Посторонитесь, гражданка! – сказал носильщик двум одиноким полным ногам.

Женщина отошла к стене, к почтовому ящику и прочитала на нем сроки выемки корреспонденции: вынимали часто, можно писать письма каждый день. Она потрогала пальцем железо ящика – оно было прочное, ничья душа в письме не пропадет отсюда…»

Герои «Шарманки» – идеальные люди только что созданной страны Советов. Молодёжь, идущая к социализму через каждое, даже самое бытовое, действие, ребята, для которых «Идея» уже успела стать частью сердца, и старшее поколение, тянущее нарождающееся государство к бюрократии и окостенению. Их столкновение, взаимное удивление и становится двигателем сюжета. «Идея» начинает помещаться в прокрустово ложе «руководства массами» и ставится предметом охоты буржуазных агентов.

«Серая степная корова черкасской породы жила одна в сарае. Этот сарай, сделанный из выкрашенных снаружи досок, стоял на маленьком дворе путевого железнодорожного сторожа. В сарае, рядом с дровами, сеном, просяной соломой и отжившими свой век домашними вещами – сундуком без крышки, прогоревшей самоварной трубой, одежной ветошью, стулом без ножек, – было место для ночлега коровы и для ее жизни в долгие зимы…»

«Жива ли была его Афродита? – с этим сомнением и этой надеждой Назар Фомин обращался теперь уже не к людям и учреждениям – они ему ответили, что нет нигде следа его Афродиты, – но к природе, к небу, к звездам, и горизонту, и к мертвым предметам. Он верил, что есть какой-либо косвенный признак в мире или неясный сигнал, указывающий ему, дышит ли еще его Афродита или грудь ее уже охладела. Он выходил из блиндажа в поле, останавливался перед синим наивным цветком…»

Выходец из провинциальной рабочей семьи, Платонов всей душой принял Октябрьскую революцию, и тем интереснее тот факт, что в его произведениях с небывалой силой передана личная мировоззренческая трагедия, необычайно ярко выраженная в «Котловане». Сама идея построения «Общепролетарского дома» превращает «Котлован» в шокирующую своей мощью антиутопию, где детали реальности обретают невероятные, карикатурно-преувеличенные размеры. Этот удивительный дом, задуманный как символ коммунистического «земного рая», в действительности становится кладбищем несбыточных фантазий. Еще более пугает своей откровенностью запрещенное в советские времена «Ювенильное море», повесть, которую критик метко назвал «“Палатой” Шукшина в декорациях Дали».

Самое популярное в жанре Книги о войне

Идёт первый год тяжёлой и кровопролитной войны. После небольшой вылазки за документами, капитан отряда диверсантов, Андрей Воронов, должен по приказу командования, высадиться на вражескую территорию, чтобы добыть планы немцев, которые могут поменять исход войны. Каждая секунда на вражеской территории ценится, ведь уже в городе рыскают в поисках диверсантов немцы. Документы лежат в доме майора Фридриха, который, можно сказать, не уступает никакому другому охраняемому сооружению. Если с похищением документов всё идёт как по маслу, то когда нужно добраться до немецкого аэродрома, Воронов со своими диверсантами сталкивается с неприятностями. Уже ясно, что задание максимально сложное. Публикуется в авторской редакции с сохранением авторских орфографии и пунктуации.

Люди всегда воевали. Люди всегда воюют. Люди всегда будут воевать. Потому что души людей порой требует войны. Души людей порой порываются на войну. Все знают об этом. Все об этом с пафосом и говорят. И лишь некоторые из людей действительно знают, о чем они говорят. Они об этом стараются как раз и не говорить. За них говорит книга. Представленная вам на суд книга содержит короткие рассказы о войне, сведенные в одну повесть. Не всегда эта повесть должна быть гладкой и ровной. Не всегда эту повесть вы должны читать… Содержит нецензурную брань.

Аларның гаиләсенә совет власте дә тынгылык бирми. Әтисен "халык дошманы" дип төрмәгә алып китәләр, бераздан әнисен дә кулга алалар һәм кызны детприемникка алып китәләр. Тик Тәнзилә качып китә һәм эзәрлекләүдән куркып яшәргә мәҗбүр була. Сугыш башлануын ул әлеге хәлдән котылу мөмкинлеге дип кабул итә. Ләкин… Дошманнар камавында калган үсмер кыз язмышы. Нинди шигарьләр белән капланса да, максатлары нинди, катнашучылары кем булса да һәрбер сугыш балаларга каршы.

Стихи о войне, о большой многодетной семье, о братике, который не вернулся с войны, о папе, который вернулся, но покалеченный, без ноги. Автор стихов – самая младшая в семье, Люба. Не смотря на голод, бедность, лишения – семья жила дружно. В доме всегда царил уют, доброта и звучала музыка. Песни, которые исполнялись дружно на каждом семейном празднике, помогали выживать в это сложное послевоенное время.

В первую очередь свою книгу я хочу посвятить своей семье и своим родственникам; а также с помощью своей книги я хочу показать насколько важно сохранять память о своей семье и о своих родственниках, поскольку, в настоящее время очень мало людей интересуются своим происхождением; тем, кто является их родственниками; как их родственники живут сейчас или жили раньше; или же каким

Публикуемый впервые дневник штабс-капитана Добровольческой армии Георгия Алексеевича Орлова (1895—1964) охватывает события с 12 августа 1918 г. по 25 октября 1921 г. Автор воевал в артиллерийском дивизионе, входившем в состав Дроздовской дивизии, и стал участником первоначальных побед Добровольческой армии в Донбассе и на Украине, наступления на Москву в 1919 г. и последующего отступления на юг через донские и кубанские станицы, трагической эвакуации из Новороссийска в Крым (март 1920 г.), обороны Перекопа, эвакуации Русской армии генерала П.Н. Врангеля из Севастополя (ноябрь 1920 г.) и знаменитого «галлиполийского сидения» (до октября 1921 г.), делая ежедневные дневниковые записи на протяжении трех с половиной лет.

Дневник является не только ценным источником, реконструирующим непосредственно ход боевых действий Добровольческой армии, но и содержит множество бытовых, географических, фенологических, историко-этнологических наблюдений.

Книга предназначена для профессиональных историков и всех интересующихся историей Гражданской войны в России.

После развода родителей Джефферсон следует за своим отцом за границу на остров Сайпан. Ожидая веселого лета на пляже, Джефферсон вместо этого находит проблемы на острове. Его сводный брат и его банда островных детей охотятся на Джефферсона, в то время как его отец гонится за выпивкой и женщинами. Не к кому обратиться, Джефферсон обнаруживает тайну в джунглях Сайпана и ключ к своему будущему.

Золотая часть жизни – это детство. Эта часть совпала ещё с жившими ветеранами ВОВ.

Героиня посещает теперь уже их могилки, прибираясь, она вспоминает яркие и сочные моменты, те, что остались в памяти.

Войн у нашей страны было множество, и, к сожалению – ни конца ни края.

Бояться врагов? – они по большей части этого не достойны.

Где честь – там правда, где правда – там сила, где сила – там победа!

Владимир Иванович Кочев – писатель, поэт, публицист, человек непростой судьбы. Сын репрессированного крестьянина, разделивший вместе со своими родителями судьбу миллионов людей, пережил в детстве скитания и голод. Потерял отца и почти всех старших родственников-мужчин в Великой Отечественной войне. Вырос патриотом своей страны. Владимир Иванович рассказывает в стихах и прозе обо всем, что его волнует – истории, современности, науке, житейской мудрости, любви.

Сборник стихов.

Детям. Поэзия. Женщинам. Если родина в опасности. Семьдесят пятая годовщина победы.

От войны Иван сбежал в деревню к двоюродным родственникам. Там и застала его оккупация. Воспользовавшись наличием сапожного инструмента, стал чинить и шить сапоги местному населению и немцам, получая за работу продукты и деньги. После освобождения призвали в армию, где занялся заготовкой досок для нужд фронта. Его жена с четырьмя детьми, оставшись без средств существования, перешла на подножный корм. Ивана демобилизовали на военный объект, где он работал до войны. Выполняя калымные заказы, взамен получает продукты; содержит нескольких женщин. Отгуляв очередную зиму, привозит в город семью и начинает строить дом из досок. Получается шалаш. Теперь и он живет на подножном корме.

Оставить отзыв