Русская тема О нашей жизни и литературе

Русская тема О нашей жизни и литературе
Аннотация

Вячеслав Пьецух – писатель неторопливый: он никогда не отправится в погоню за сверхпопулярностью, предпочитает жанр повести, рассказа, эссе. У нашего современника свои вопросы к русским классикам. Можно подивиться новому прочтению Гоголя. Тут много парадоксального. А все парадоксы автор отыскал в привычках, привязанностях, эпатажных поступках великого пересмешника. Весь цикл «Биографии» может шокировать любителя хрестоматийного чтения.

«Московский комсомолец», 8 апреля 2002 г.

Книга известного писателя Вячеслава Пьецуха впервые собрала воедино создававшиеся им на протяжении многих лет очень личностные и зачастую эпатажные эссе о писателях-классиках: от Пушкина до Шукшина. Литературная биография – как ключик к постижению писательских творений и судеб – позволяет автору обозначить неожиданные параллели между художественными произведениями и бесконечно богатой русской реальностью.

В сборник вошел очерк «Русская тема» и цикл очерков «Рассуждения о писателях»:

Товарищ Пушкин

Нос

Тяжелые люди, или Провидение и поэт

Вечный Виссарион

О движении литературы

Наваждение

Хрустальная Коробочка

Бунт персонажей

Таланты и поклонники

Былое и думы

О гении и злодействе

Уважаемый Антон Павлович!

Горький Горький

Страдания по России

Одна, но пламенная страсть

Всем правдам правда

Курская аномалия

Колобок

Последний гений

Другие книги автора Вячеслав Алексеевич Пьецух

«Идея этой вещи вышла из пустяка. По причине той занятной закономерности, что интерес к фундаментальным предметам чаще всего возбуждается малозначительными, а в другой раз и прямо посторонними обстоятельствами, идея этой вещи вышла из совершенного пустяка, то есть из газетной заметки, которую можно было даже и не читать. В заметке сообщалось о том, что разнорабочий Бестужев, весовщик Завалишин и водолаз Муравьев привлечены к уголовной ответственности за незаконное врачевание…»

Отчего «земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет»? И что именно мешает нам усвоить уроки родной истории? Наши писатели и вообще все мыслящие люди не первое столетие задаются этими вопросами.

Вячеслав Пьецух по-своему отвечает на них в новой книге, продолжающей главную – Русскую – тему его творчества.

Каждому приятно пообщаться с замечательным человеком, даже если его (или ее) уже нет на белом свете. Можно же мысленно поговорить, а то и письмо написать... Так сказать, в пространство и вечность.

Но, главное, следует помнить, что замечательные люди встречаются порой в совсем неожиданных местах. Например, в соседней квартире. А то, что у нас каждая деревня своего замечательного имеет, – факт проверенный.

Хотите убедиться? Почитайте истории, которые записал для вас Вячеслав Пьецух – тоже, кстати, совершенно замечательный!

В сборник вошли следующие повести и рассказы:

Письма к Тютчевой

Первый день вечности

Если ехать по Рублевскому шоссе...

Деревня как модель мира

Висяк

Вопросы реинкарнации

В предчувствии октября

Поэт и замарашка

Жизнь замечательных людей

Путешествие по моей комнате

Русские анекдоты

Биография человечества – то, что мы называем Историей – вещь смутная, а местами и вовсе непонятная. Вот живут люди, живут и не ведают, что это они не просто живут, а творят Историю. И даже из «прекрасного далека» не всегда поймешь, кто просто жил, а кто творил… И как нам, нынешним, разобраться, отчего один из российских императоров гонял родовитых бояр в хвост и в гриву, взращивая новое дворянство, а другой – это самое дворянство изо всех сил прибирал к ногтю. Опять же не понять, почему это народ у нас все безмолвствует и безмолвствует… Вот и получается, что ни разобраться, ни понять нам своих собственных исторических путей. Но ведь интересно, как оно все было на самом деле, а еще интереснее, что было бы, если бы…

Вячеслав Пьецух поделился с нами своими «догадками»…

– Твой Паоло Трубецкой родину продал, гад! По сути дела, он был никакой не Паоло, а просто Паша, и при этом по-русски ни в зуб ногой!

– Да ведь он в Италии родился и всю жизнь прожил на Апеннинском полуострове, с какой стати он будет тебе говорить по-русски? И вообще: Паоло Трубецкой был гражданином мира.

– Вот я и говорю: злостный космополит! Моя бы воля, я бы всех этих христопродавцев упек на сто первый километр, потому что для вас правда жизни, народность – тьфу! плюнуть и растереть! Но мы, реалисты, наследники великих традиций передвижников, стеной будем стоять за народные интересы, мы будем служить народу до последнего издыхания, наперекор жуликам всех мастей!..

Эта книга не обычное описание жизни в одной отдельно взятой деревне, а чрезвычайно личностное, заинтересованное размышление о смысле жизни в деревне вообще. И конечно же, о том, как живется-можется русскому человеку на русской земле.

Понятно, жизнь эта непроста, и не текут у нас молочные реки в кисельных берегах, но все же – хороша русская деревня! Как бы загадочно и темно ни было ее прошлое, а настоящее – невразумительно и зыбко…

«Кузьма Минаевич крепко пил. Лет примерно до сорока он даже вкуса не знал хмельного, но в тот день, когда князя Дмитрия выдали головой изменнику Борьке Салтыкову и настоялся князь на коленях у бывшего тушинца, аккурат между черным крыльцом и сенным сараем, в тот самый день Кузьма Минаевич от огорченья и согрешил. Пришел он домой в первом часу пополудни, сел за стол, прослезился, сказал жене Татьяне… это, разумеется, нашим языком говоря: «За что боролись?!» – и велел подать зелена вина. Вроде бы и невелик грех, особенно когда он обходится без последствий, если бы не пришелся тот день на Филиппки, первую неделю Рождественского поста. А чтобы православный дул горькую в непоказанное время, это надо его донельзя огорчить…»

– Помилуйте, – лениво возражу я, – чему же тут восхищаться, если жизнь в природе – это упорядоченная уголовщина, и больше ничего. Букашка испокон веков убивает и пожирает инфузорию, птица-секретарь – букашку, удав – птицу-секретаря, собака-динго – удава, и конца этой практике не видать.

– Зато ворон ворону глаза не выклюет, а человек человеку – волк! Интересуетесь, почему?

Я посмотрю в сторону и вздохну.

– Потому что человек в своих художествах исходит не из инстинкта, а из свободы воли, которая в редчайших случаях соответствует замыслу Высшего Существа! В идеальном варианте нам следовало бы жить и действовать в рамках нерушимых правил, вроде «не укради» и «не убий». А мы что хотим, то и вороти́м, в зависимости от денежного интереса и состояния желчного пузыря. Вот возьмем свободу творчества: ты так твори, чтобы твое искусство продвигало в массы вечные гуманистические ценности, а если ты сочиняешь про половую жизнь амебы, то это уже будет не свобода творчества, а разбой!

Самое популярное в жанре Публицистика

В каждом номере мы знакомим читателей с яркими и талантливыми писателями и поэтами, публикуем новые творения уже именитых литераторов современности.

С первых страниц задаём громкий и мощный аккорд: выпуск открывает культовая личность – Роман Сенчин. И удерживаем эту планку на высоком уровне на протяжении всего выпуска.

Он получился богатым на прозаические и поэтические произведения. Авторский состав «Российского колокола» (выпуск 1–2) – блестящий и творчески одарённый. У многих из них за плечами опыт издания собственных книг, сотрудничество с крупными издательствами, неоднократные публикации в России и за рубежом. Есть в нём и работы писателей, которые ещё не имеют «багажа» из напечатанных книг и многочисленных публикаций в ведущих литературных изданиях. Их произведения вы вряд ли найдёте в Интернете… Но эти личности достойны пристального внимания и читательского интереса. Ведь «Российский колокол» диктует моду в мире современной литературы. Мы помогаем писателям раскрыть талант и заявить о себе, завоевать интерес у читателей и закрепиться в литературных кругах.

Приятного чтения.

«Пора России отдохнуть от нелепого раздора между властями и либеральничающей оппозицией одних, глубоко нечестного молчаливого протеста других и легкомысленного равнодушия третьих. Пора ей перестать быть взбаламученным морем. Пора приступить к честному совместному мирному, братскому труду на пользу общую» (Николай Неплюев. 1851—1908). Общественный деятель и писатель, религиозный мыслитель и экономист. Создал на началах апостольского служения уникальную образовательно-воспитательную и производственно-хозяйственную систему общественных отношений, а также воплотил ее в Крестовоздвиженском трудовом братстве.

Рассказ Платона в его «Диалогах» о гибели Атлантиды можно считать научной гипотезой – опираясь на консенсус учёных о падении крупного астероида на Землю около 12 800 лет назад и о последовавшей за этим планетарной катастрофе и очень долгой «ядерной зиме». Следы этой планетарной катастрофы в последние 10—15 лет находят в Америке и Европе. Место падения астероида – Атлантический океан, западнее (или северо-западнее) Гибралтара – как раз примерно там, где «поместил» Атлантиду Платон.

Если вы прочитали данную книгу и не поняли, в чем же суть, не отчаиваетесь, я и сама не часто понимаю свои мысли. Это лишь мысли, ничего более.Вы, наверное, задались вопросом, почему же название книги «Война против воли человеческой». Потому что мы ведем войны с самими собой ежедневно, ненавидя себя за поступки, которые мы совершали раньше.В этой книге описываются события из жизни, с которыми каждый из вас сталкивался.

В России удалось навешать революционному большинству ярлыки варваров, чья вина всего-то оказалась в изменении политики на приоритет усиления прежде всего самых слабых социальных звеньев государства Российского. Причём, в отличие от прежних разрозненных частных вотчин – только через коллективизацию, которая вылилась в удивительный феномен преобразующей силы, когда все вместе единой целью совместных будущих успехов!

В этой книге старания аутсайдера на 81-м году – довести до людства свои писания… Опыт в коих в его жизни на свободе многообразный …Его попытки с младостью спознаться газетно-журнальной…

С возрастом приходит понимание того, что если тебе нескучно с самим собой, то жизнь прожита не зря, и ее наблюдениями стоит поделиться. Всегда найдется кто-то еще, кто посмотрится в зеркало твоей души, как в свое. И пусть этих «кого-то» окажется совсем немного, даже один, даже если этот один будешь ты сам – и им, и тебе станет уютнее на Земле.

Экзотерические смотри_название афоризмы. Есть смотри_название: есть ли жизнь больше 50%. А здесь экзотерические смотри_название афоризмы.

Высшего чина портрет на стене – икона, – коией светскость сакральность (святость) надеется обрести религиозную, – по сути – зомбёж… Но если мыслитель там, борец – и начала новой эры творец, – одно …а если, банально, чиновник, – совсем-совсем другое… Книга содержит нецензурную брань.

Тексты сборника – о простом человеке и его простых истинах: семейных ссорах и праздниках, прогулках по родному городу, размышлениях о жизни и смерти, находках и потерях. Автор делится подсмотренным и подслушанным. Под обложкой много людей: автор, его семья, старики, дети, прохожие. В книге много чужих и родных разговоров, надписей, звуков и запахов. Всё это замешивается в эмоциональный ком, который или выходит слезами, или долго стоит в горле и не даёт заговорить о пустом.

Оставить отзыв