Прямо пойдешь

Прямо пойдешь
Аннотация

«Жидкая грязь просачивалась между пальцами ног – хлюп-хлюп. Вадим увяз по щиколотку. Не пруд это был никакой, а вполне сформировавшееся болотище, и несло от него гнилью и тиной. В таком не коловраток ловить, а разве что, действительно, топиться. Вадим с трудом нашел озерцо сравнительно чистой воды и угрюмо водил сачком. Пальцы на ногах поджимались, будто от холода, хотя вода была теплой. Непременно вытащу на себе два десятка пиявок, думал Вадим. Еще он думал о том, что и вся идея этой курсовой была идиотской, а казалось ведь еще недавно – легче-легкого…»

Другие книги автора Юлия Зонис

«Джек Рюноскэ сидел на корточках на вершине холма и любовался морем травы, а Марк любовался Джеком. Слово „любовался“ как в первом, так и во втором случае неточно описывает процесс. Джек, возможно, любовался морем травы. Все утверждения, связанные с Джеком, носили оттенок неопределенности. Марк пытался понять, что творится у Джека в голове. И лишь море травы было именно морем травы, ромашковым, сизым, лиловым, рыжеющим к горизонту. По нему перекатывались волны. Не от ветра. Просто эта трава плясала всегда…»

«Город разбух, как разбухает от водянки человеческое тело. Река была не рядом, но человек с ножом знал, что вода течет и под землей: по невидимым, обложенным кирпичом каналам, каменным венам и катакомбам, затерянным в кромешной тени. Человек в силу своей профессии, а также в силу призвания сравнивал городскую канализацию с кровеносной системой, хотя наполнявшая ее вязкая желтоватая влага больше напоминала лимфу…»

«Дом Куорта стоял на отшибе. Остальные дома скучились вокруг деревенской площади, как поганки на древесном срубе. Плоские крыши засыпал снег. Снег похрустывал под ногами, под копытами горбатых шмару, дыхание коркой намерзало на их ноздрях…»

«Йоль прикрыл глаза и вспомнил удушливый запах дыма. Когда он только прибыл сюда, ни один ярмарочный день не обходился без аутодафе, да не одного, а двух-трех как минимум. Вороны объедали трупы менее значимых еретиков, раскачивающихся на шибеницах за городскими стенами. А на рынке между тем открыто приторговывали пальцами рук повешенных и обгорелыми костяшками сожженных – верным средством от бесплодия. Шли в дело и язык, и печень – редкий товар – и, уж конечно, особенно дорого ценился фаллос висельника…»

«С Леркой мы познакомились на кладбище. Все наше жилтоварищество отправили на субботник, закапывать могилы. Милиция гоняла по кладбищу девчонок, те визжали, менты матерились. А Лерка спокойно сидела на плите и лузгала семечки. Когда я, удивленный донельзя, подошел ближе, она мне заговорщицки подмигнула. А потом взяла из моих рук лопату и принялась закапывать собственную могилу…»

«Потные могучие спины склоняются – к печи, к печи, к печи. Мечи, бабка, калачи. Раздрай, Воскресение, свежие куличики, верба по всем палисадам. Мужики в хромовых сапогах валят и валят к церкве, вороны ищут в синем небе поживы, и гармоника надрывается так яростно, так протяжно…»

«Крик летел над озером, как могла бы лететь жирная ворона, недавно обожравшаяся на городской свалке. Тяжело, лениво взмахивая крыльями, поводя из стороны в сторону толстым желтым клювом.

Сергей не слышал крика. Он лежал в лодке, уставившись в небо. Лодка медленно плыла – неподалеку в озеро впадала протока, создавая пусть слабое, но течение. Руку Сергея, свесившуюся в воду через борт лодки, исследовали любопытные мальки. Здесь, недалеко от берега, их набралась целая стайка. Они тыкались в кожу, пытались пощипывать ладонь. Сергей не обращал на мальков внимания. Он смотрел в небо, и в ушах его звучала давно забытая песенка, что-то вроде „Неси меня в море синее“…»

TNT
Автор: Юлия Зонис

«Снежный дед ходит по воде с шаманским бубном, и вода замерзает под его подошвами. Снежный дед, черная маска из этнографического музея. Город построен на его костях, ветви деревьев – его сухожилия, трамвайные пути – линии на его ладонях…»

Самое популярное в жанре Мистика

Мечта матроса вот-вот исполнится: он станет боцманом. Однако в его планы вторгается неизвестная болезнь. В опасности все моряки. Мужчине предстоит сразиться со стихией, недугом и одиночеством. Отзыв от читателя: "Оригинальный рассказ. Идея не нова, но обыграна необычно. Главный герой попадает в какую-то бесконечную петлю времени. После прочтения возникло ощущение, что он попал не просто в петлю, а в адскую петлю, и за убийство своего друга обречен на вечные муки одиночества. Но я могу ошибаться, рассказ настолько необычный, что его трудно интерпретировать".

Рассказчик отправляется на маршрутке из Кумарино в Прёт. Цели его неясны. То ли это бегство от кого-то, то ли от себя. То ли начало долгого пути, то ли завершение. Компанию главному герою составляют случайные попутчики, все как один со странностями. Впрочем, и главный герой не лишён их. Среди попутчиков общительностью, непринуждённым поведением и задатками ясновидения выделяется один, Клочковатый. Попытки рассказчика понять себя, свои устремления, свои цели, определиться с путем то и дело, когда бесцеремонно и прямо, а когда и исподволь, прерываются будто бы читающим мысли рассказчика Клочковатым. Впрочем, его обрывистая, бессвязная речь кажется всей маршрутке лишь вязким бредом безобидного умалишённого. Однако дорога вдруг меняет направление и гримасничанье Клочковатого обретает значение. Содержит нецензурную брань.

Молодой юноша по имени Генрих сталкивается с ужасной сутью жестокого и взрослого мира. Будучи наивным и невинным, он пытается сделать всё возможное, чтобы обезопасить себя и тех, кого он любит. На его нелёгком пути перед ним не раз встаёт вопрос, насколько ценна человеческая жизнь.

Когда я очнулся, вокруг была тьма. Густая, беспросветная… вечная. На секунду мне показалось, что я ослеп. Я умер, я это знал. Такое невозможно забыть или перепутать, как ни пытайся. Мертвые не должны видеть. Мертвые не должны слышать. Мертвые не должны ничего чувствовать. Так почему же у меня так нестерпимо чешется лодыжка, а в нос забивается древесная пыль и запах дешевого клея? За мертвыми не охотятся. Мертвые не умирают второй раз. Но, кажется, они об этом не знали.

Китай. Две закадычные подруги Сэм и Мегг переезжают в новую квартиру в лучшем жилом комплексе города, но в скором времени квартира даёт понять, что они не одни, по крайней мере, так думает одна из девушек – Сэм. Все бы ничего, но когда Мегг неожиданно уезжает на несколько дней в соседний город, Сэм лицом к лицу сталкивается с мраком, нависшим над этой квартирой.

Молодая пара, получившая в наследство квартиру в самом центре города с видом на Петроградку, казалось бы, только начинает жить. Как вдруг загадочные события навевают страх на молодую жену, да еще находка старинных писем, спрятанных глубоко на антресоли, не дает покоя разыгравшемуся воображению. Что же сокрыто в этих письмах и связаны ли они с квартирой? И что ждет молодую пару на новом месте, где вода в ванной приобретает красный оттенок, или это только игра воображения?

Четыре музыканта, четыре мотивации, один контракт. Одинокие менестрели собираются в заброшенном замке для того, чтобы создать лучшую музыку в своей жизни. Лютня и клавесин, скрипка и голос. Награда за успех – слава, наказание за неудачу – смерть. И пока ансамбль распадается под влиянием недоверия, страха и паники, проклятая герцогиня готовится вынести свой вердикт.

Я сел в этот поезд 6 сентября 2020 года. Сначала я обнаружил там какие-то странные записки. А после этого в вагоне начали твориться по-настоящему ужасные вещи…

Семеро подростков решили принять участие в поисках недавно пропавших туристов из Америки. Однако все оказалось не так просто… они влезли туда, откуда нет выхода.

Молодая семья с двумя детьми, сменила шумную столицу на жизнь в маленькой деревушке, в надежде на тишину и спокойствие. Но спустя непродолжительное время, НЕЧТО вторгается в их спокойную, размеренную жизнь. Как только на небе появляется луна, приходит давно покойная мать главного героя, а с рассветом один из членов семьи – исчезает. Главный герой теряет жену и обоих детей. Спасаясь от призрака, он бежит сперва к брату в столицу. Но и это не помогает. Снова бежит, уже в Новосибирск, к старому другу детства. Главный герой стоит перед выбором: приносить в жертву жизни других людей или же распрощаться со своей.

Оставить отзыв