Переменные величины. Погода русской истории и другие сюжеты

Переменные величины. Погода русской истории и другие сюжеты
Аннотация

История, по мнению автора, не дана нам как целое, но может быть представлена в частностях – как серия фрагментов ускользающего текста о знаниях и эмоциях, идеях и событиях, болезнях и снах, памяти и воображении. Выбор таких фрагментов теоретически безграничен, но, будучи сделанным, ведет к социальной прагматике – осознанию условностей исторического опыта, «переменных величин» внешнего принуждения и внутренней свободы. В настоящей книге история русской культуры слагается из исследований по теории историографии, филологической антропологии, истории литературно-публицистических дискуссий, социолингвистики, историософии климата и истории медицины.

Другие книги автора Константин Анатольевич Богданов

Новшества в культуре сопровождаются появлением слов, не только пополняющих собою социальный речевой обиход, но и постепенно меняющих представление общества о самом себе. Как соотносятся в общественном сознании ценности традиции с инокультурным и иноязычным «импортом»? Чем чревато любопытство и остроумие? Почему русский царь пропагандирует латынь, аристократы рассуждают о народности, а академик Б.А. Рыбаков ищет – и находит – в славянском язычестве крокодилов? – на эти и другие вопросы пытается ответить автор книги.

В книге на обширном фактическом материале анализируются дискурсивные особенности советской культуры 1920—1950-х годов – эффективность «ключевых понятий» идеологии в коммуникативных приемах научного убеждения и художественной выразительности. Основное внимание автора сосредоточено на тематических и жанровых предпочтениях в области фольклористики и «народного творчества». Автор дает свои ответы на вопросы: на каких риторических, социально-психологических и институциональных основаниях в советской культуре уживаются соцреализм, эпос (и квазиэпос), сказка (и «советская сказочность»), пафос пролетарской бдительности и популярность колыбельных песен, дидактика рациональности и едва ли не магическая вера в «заговорную силу» слова.

«Врачи, пациенты, читатели» – самая известная книга Константина Богданова, уникальное по масштабу исследование медицинских и литературных представлений о физической природе человека и их влиянии на общество. Каким образом соотносятся друг с другом медицина и художественная литература? Как воспринимались на Руси медицинские нововведения Петра I? Как относились в XVIII–XIX веках к самоубийствам, хирургическим операциям, лечению с помощью электричества, магнетизму? Почему ужас перед преждевременным погребением приобрел в начале XIX века воистину колоссальный размах? Ответы на эти и многие другие вопросы читатель найдет на страницах книги «Врачи, пациенты, читатели», сочетающей в себе скрупулезность научного исследования с увлекательностью изложения. Книга рассчитана на широкий круг читателей, интересующихся историей русской культуры.

Революции происходят по воле народных масс или массами манипулируют заговорщики? Исторический роман «Красный рассвет» (первая часть «Гибель империи») раскрывает тайные механизмы Великой русской революции 1917 г. При написании романа, автор поработал над архивами спецслужб, государственными и частными архивами Германии, Швейцарии, США. В результате, появилась версия насильственного отречения Императора Николая II, подлого предательства ближайшего окружения государя. Читатель узнает в чьих интересах действовали вожди революции Ленин, Троцкий, Сталин. Раскрыта и роль агента германского генштаба Парвуса.

В романе удивительным образом переплетаются судьбы двух молодых людей дворянина Кутайсова и кузнеца Малькова. В результате революции друзья детства, стали злейшими врагами, поскольку оказались по разные стороны баррикад. Кровавый водоворот событий сделает Кутайсова воином белогвардейского движения, а Мальков возглавит карательные органы большевиков. Роман написан в 2017 году, через 100 лет после революции.

У нас нет сведений о том, когда зародились самые первые контакты между Пястами и Рюриковичами, какой характер они носили, и что послужило непосредственной причиной их возникновения. Письменные источники на этот счёт хранят глубокое молчание; в них нет ни одного, даже самого короткого сообщения, проливающего свет на интересующий нас вопрос. Польско-русские отношения в IX в. и в первой половине X в. остаются полнейшей загадкой для исследователей.

Новая книга Константина Богданова посвящена культурным и социально-психологическим контекстам, соотносимым с представлением о порче текста. Что общего в кляксах, пятнающих ученические тетради, редкие манускрипты, музыкальные партитуры, живописные полотна и литературные рукописи? В изложении автора «история клякс» разворачивается в ретроспективе примеров и событий, обнаруживающих правила, призванные структурировать социальное взаимодействие предписаниями этического и эстетического характера, взаимосвязь идеологии, эмоций и культурной метафизики.

Борьба за обладание Галицко-Волынской Русью между Литвой и Польшей велась на протяжении нескольких десятилетий, то затихая, то вспыхивая с новой силой. Никто из соперников не хотел добровольно уступать друг другу ни пяди земли, на которую претендовал. Этим и объясняется чрезвычайно упорный и долговременный характер этой борьбы. Окончательно она прекратилась лишь после объединения Литвы и Польши под скипетром одного правителя, которым стал Владислав I Ягайло.

Самое популярное в жанре История России

Воспоминания уральского преподавателя и бытописателя Василия Алексеевича Игнатьева (1887-1971) в 10 частях. В 3-й части автор рассказывает о Пермской духовной семинарии начала XX века, учебном процессе и преподавателях, досуге и быте учащихся.

Эпидемия сыпного тифа обернулась трагедией для миллионов русских людей. В исследовании, где голоса из прошлого перемежаются с архивными документами, рассказывается о повседневной жизни в эпоху сыпняка. Уплотнение, голод, разрушенные города, постоянный страх смерти – и на фоне этого повествуется о подвиге врачей, бойцов санэпидотрядов, об их мужестве и человечности. Впервые в науке раскрывается значение тифа как самостоятельного фактора, определившего революционную повседневность городов, об ответственности властей в эпоху эпидемии.

В формате PDF A4 сохранен издательский макет.

Автор Ольга Сергеевна Сысуева; проверка – А.П.А., родители. Источники – литература, исторические источники – мемуары Бориса Савинкова и Марии Павловны; памяти Б.В.С., посвящено А.А.. М.М. Г. В данной книге я провожу мысль о том, что Борис Савинков также служил в полиции как и Азеф – и это не является фальсификацией фактов, а только частью мира альтернативной истории. Также здесь рассказывается про благотворительность Сергея Александровича, – Александра Христофоровича Бельского, который, встретив неожиданно Ольгу Петровскую, являвшуюся далёкой родственницей Савинкову, влюбился в неё ,про дружбу Савинкова и Бельского, про Николая II и Марию Фёдоровну – об этом начало романа, видимо с возможным развитием глав в дальнейшем – и возможном рассказе про Фёдора Шаляпина – и его отношениях с персонажем книги Александром Бельским. НЕ пропагандируя методы борьбы Савинкова, и будучи против насилия – автор считает, что Савинкова могли и заставить обстоятельства, но как литератор – ему не было равных.

В представленных сочинениях авторы чаще всего свои послания адресуют конкретным героям, со знанием сути их подвига восхищаются мужеством, отвагой. Задаются вопросом: «Смогли бы они сами в подобных ситуациях вести себя также?» Сложный вопрос и однозначного ответа нет. Да, защита Родины – святая обязанность. Однако есть и сомнения, которые заключаются в том, что у современной молодёжи нет путеводной звезды в виде идеологии, а есть «гаджеты», желание покрасоваться в супер-джинсах и мечта о «крутой тачке». Философский подход. Но есть взгляд, который описал Константин Симонов в романе «Живые и мёртвые» – «Война обнажает суть, стержень в человеке, всё наносное, ненужное сходит с натуры, словно луковая шелуха с плода».

В сборнике собраны статьи польских и российских историков, отражающие различные аспекты польского присутствия в Сибири в конце XIX – первой четверти XX вв. Авторами подведены итоги исследований по данной проблематике, оценены их дальнейшие перспективы и представлены новые наработки ученых.

Книга адресована историкам, преподавателям, студентам, краеведам и всем, интересующимся историей России и Польши.

В формате PDF A4 сохранен издательский макет.

Книга, предлагаемая вниманию читателя, – это документированная история деятельности Советской России в Аравии, в зоне Персидского залива и, фрагментарно, – в бассейне Красного моря. В ней приведены неизвестные и малоизвестные факты о становлении отношений Страны Советов с Саудовской Аравией и Йеменом, Кувейтом и ОАЭ, Султанатом Оман, Катаром и Бахрейном.

В книге содержится солидный массив документов из «аравийских досье» отечественных архивов. Основываясь на почерпнутых из них сведениях и сохранившихся во времени увлекательных воспоминаниях участников процесса выстраивания взаимоотношений Советского Союза со странами Аравийского полуострова, книга расскажет читателю о «торговых экспедициях» Советской России в земли «Острова арабов», о ее первых там дипломатических постах и о советских дипломатах-первопроходцах в Аравии.

В формате PDF A4 сохранен издательский макет.

В 1971 году чета американских славистов Карл и Эллендея Профферы основали издательство «Ардис». Иосиф Бродский позднее сравнил их труд с переворотом, который некогда совершил Гутенберг. Скромному издательскому дому Профферов русская культура обязана очень многим: и восстановлением прерванной связи с серебряным веком, и спасением от забвения замалчиваемой литературы 1920–1930-х годов, и публикацией запрещенных в СССР актуальных писателей. Фактически «Ардис» – в противовес советскому литературному канону – создал другую историю русской литературы ХХ века, традиции которой мы следуем до сих пор. Столь подробно, на основе редких архивных документов и многочисленных интервью, история уникального издательского проекта рассказывается впервые. Автор книги – Николай Усков, кандидат исторических наук, историк и журналист, с 2016 года главный редактор, затем редакционный директор «Forbes».

Русско-французские культурные и литературные связи насчитывают не одну сотню лет – неудивительно, что они оставили след в творчестве самых известных авторов: Пушкина, Лермонтова, Вяземского, И. С. Тургенева. Помещая произведения русских и французских писателей в международный контекст, Вера Мильчина, ведущий научный сотрудник ИВГИ РГГУ и ШАГИ РАНХиГС, приходит к неожиданным результатам. Кросс-культурный анализ помогает увидеть, что Пушкин и Вяземский понимали роман Бенжамена Констана «Адольф» не совсем так или даже совсем не так, как их французские современники; что Пушкин относился к двум «мэтрам» французской словесности – Стендалю и Виктору Гюго – с пренебрежением и даже неприязнью, а «канонические» русские переводы Бальзака в некоторых случаях сообщают нам совсем не то, что написано в оригинале. Эти и другие сюжеты показывают, каким непредсказуемым может оказаться процесс адаптации литературного произведения в чужой культуре.

«Архив сельца Прилепы» – грандиозный труд Я.И. Бутовича, выдающегося коннозаводчика, селекционера и генеалога. Книга рассказывает о коннозаводской России: о больших и малых хозяйствах, о знаменитых лошадях и людях, которые совершенствовали великолепную национальную породу лошадей – орловского рысака. Перед читателем разворачивается широкая картина жизни страны начала XX века, полная драматических событий, наблюдений, ярких портретов и живых деталей.

Эта работа долго ждала публикации. Первый том вышел в 2015 году, второй – в 2019-м, настоящая книга завершает издание. Теперь все сохранившиеся тетради «Архива…» увидели свет, а имя Якова Бутовича вновь заняло подобающее ему место в истории отечественного коннозаводства и просто в российской истории.

В формате PDF A4 сохранен издательский макет.

Мне исполнилось восемьдесят лет, и вдруг я осознала, что если не расскажу свою историю сейчас, то не сделаю этого никогда. И моя семья исчезнет без следа. А между тем каждая человеческая жизнь уникальна и ценна по-своему. Даже при внешне похожих обстоятельствах.

Вспоминая рассказы бабушки (матери отца) и моей мамы, я так ярко представляла себе в них описанное, что стала ощущать их как свои собственные воспоминания, поэтому то, что я написала о своей жизни, так естественно влилось в общее повествование. Я никогда не видела родителей своей мамы.

Я никогда не видела своего отца – его арестовали в 22 года и расстреляли в 23, за день до того, как мне исполнился год. Думаю, это был «подарок» ко дню рождения. Связи с ним никакой не было, поэтому он, скорее всего, не знал обо мне. Я никогда не жила со своей мамой. Семнадцать лет она была в ссылках и лагерях. Но мне повезло. На свободе осталась моя бабушка – удивительно мудрый и добрый человек. С ней-то я и жила. Я называла ее мамой, а родную маму Соней. Главным постулатом бабушки было: «Мир не без добрых людей». Так мы и выжили.

Оставить отзыв