Наука и искусство

Наука и искусство
Аннотация

«Наука, с детской точки зрения, с точки зрения сынов человеческих, есть вопрос о причинах неродственных, небратских отношений между людьми и о неродственном отношении к нам природы, умерщвляющей нас.

Искусство будет состоять в объединении сынов для обращения силы умерщвляющей в силу оживляющую …»

Другие книги автора Николай Федорович Федоров

«Если специальная история философии отводит Якоби лишь второстепенное место, то это потому, что сама философия в действительно всемирной, всесторонней истории не занимает первого места. И когда Якоби признает в Фихте «Мессию философии», то есть видит в нем завершение философии, то этим самым он становится во всемирной истории предтечею новой эпохи…»

«…Вопроса о целесообразности не доказать и не решить отвлеченными приемами философии, ресурсами одного мышления. Философия, определяя себя лишь как знание, тем самым признает себя праздным любопытством, из которого ничего не выходит, ни даже знания. В самом изложении философии заключается ее обличение применительно к вопросу о целесообразности…»

Современники называли Николая Федорова «московским Сократом», лучшие умы эпохи – Л. Н. Толстой и Ф. М. Достоевский – считали его гением. Федоров – автор философского проекта достижения бессмертия для всех живущих и воскрешения мертвых, один из первых философов, осмысливших взаимоотношения Человека и Космоса. Федорова чтили как предшественника и предсказателя своих открытий Вернадский, Циолковский и Королев. Когда в XX веке русский человек проложил дорогу в Космос, европейская пресса откликнулась на это событие статьей «Два Гагарина», напоминая о том, что Николай Федоров был незаконным сыном князя Гагарина. В историю философии Николай Федоров вошел как ниспровергатель классической немецкой философии, а также непримиримый оппонент Фридриха Ницше.

«…Почему воинская повинность признается обязательною, почти не вызывая споров, тогда как обязательность образования вызывает постоянные споры? И Лесков сознается, что он отстоял русский народ от школьной повинности, хотя и сам не знает, хорошо ли он это сделал…»

«…Проповедовать рабам слепой силы свободу от разумных существ, обрекать людей на терпимость и рознь, на обоготворение пороков и нелепостей, – вот в чем заключается совершеннолетие для нашего времени!.. Ужели в этом – цель жизни?..»

«…Таков проект, который мог бы быть выведен из последней части гегелевой «Логики», если бы автор ее глубже задумался над вопросом не только о «жизни», но и о смерти и о вытекающих из него задачах для «познавания» и о соответствующем последним смысле и самой «абсолютной идеи». Но Гегель этого не сделал, и потому вместо перехода от того, что есть, к тому, что должно быть, от жизни смертной к реальной жизни бессмертной, у него получился переход лишь от несовершенной действительности к нереальному, лишь мысленному идеалу…»

«…Вся древняя философия была таким блужданием и пришла к полному отрицанию истины, когда Пилат, задав вопрос «что есть истина», не стал даже дожидаться ответа, потому что уже заранее был твердо убежден, что никакой истины нет. Европейская новая философия повторила блуждания и пришла к тому же отрицанию…»

«Позволительно ли убивать, защищая себя или другого?» (можно бы и так сказать: «О личном праве убивать из любви к людям»). «Могу ли я солгать, чтобы спасти себя или другого из затруднительного положения?»

Самое популярное в жанре Книги по философии

В данной, предлагаемой мной книге, излагается упрощённая модель картины мира.Мной утверждается, что современная официальная наука в основном является псевдонаукой, опирающейся на иллюзии человека, данные человеку в виде априорных интуиций.

В книге рассматриваются основные понятия гендерной теории с точки зрения традиционных для российского общества ценностей.

В данном романе повествуется о жизни, непредсказуемой и сложной, счастливой и несчастной; такой, какая она есть: с потерями и болью, с подарками судьбы и радостью.

Покинув свой отчий дом, Глеб ищет свой путь, своё предназначение и свою любовь, претерпевая многие лишения и жестокие удары судьбы.

Но как он поступит, когда в его новую историю любви ворвётся прежняя? И что будет, когда над ним нависнет призрак смерти? Сумеет ли Глеб остаться верен себе и своим мечтаниям? А главное – сумеет ли он отыскать среди тернистых дебрей скорби свой путь к счастью?

Сейчас сознание перегружено негативом, поступающим из Внешнего Мира. Формирование своего личного восприятия всего поступающего оттуда и строительство комфортного личного пространства наиважнейшая задача для тех, кто идет своим Путем познания.

Сознание на современной стадии существования перегружено негативом, поступающим из Внешнего Мира. Главная задача сегодняшнего – фильтрация этого потока и формирование комфортного личного пространства.

В книге излагается авторский взгляд на природу эстетических потребностей человека и художественную деятельность, служащую их удовлетворению.

В данной, предлагаемой мной, книге излагается исследование творения Мира.Мной утверждается, что истинная наука позволяет изучать творение предметов в течение процесса творения.Истинная наука опирается на иллюзии человека, данные человеку в виде априорных интуиций, при внешнем созерцании предметов.

В данной, предлагаемой мной, книге излагается суть мировоззрения человека в Бытии при познании Единого, как Что в Мировой душе.Эта книга содержит определение Что, Ничто, Небытие, Абсолютное Небытие и относительное Небытие для иллюзорного мировоззрения человека.

Патологии Червей – текст по философии космоцентризма. Посвящено Галену. Анализ онтологии, схоластическая абстракция, структурализм и язык в платонизме и феноменологии, семантика и история в гносеологии.

В данной, предлагаемой мной, книге излагается процесс творения предметов как синтез предметов.Также рассмотрен импульс творения предмета, творение как перемещение предмета и мощность творения предмета.

Оставить отзыв