Мышление и речь (сборник)

Аннотация

В эту книгу вошли наиболее известные работы великого ученого – «Мышление и речь», «Воображение и творчество в детском возрасте» и «Сознание и психика» – произведения, которые и в наши дни считаются едва ли не основополагающими трудами в области современной психологической науки.

Другие книги автора Лев Семенович Выготский (Выгодский)

Эта книга была написана молодым, но быстро завоевавшим авторитет у коллег и читателей психологом Львом Семеновичем Выготским, чья научная деятельность пришлась на первую треть XX века, когда активно создавались новые теории и даже целые направления в психологии. Сейчас труды Л. С. Выготского – признанная классика. Ученый-материалист, он стремится объяснить истинную художественность, высокий уровень произведения неразрывной связью с реальностью. Анализируя особенности текста, он выстраивал логику читательской реакции, внутренней деятельности, вызванной этим текстом, постигал связь между формой и содержанием. Несмотря на солидный возраст этой работы, она не утратила актуальности, так как отражает объективные процессы в искусстве и его восприятии.

«Психология искусства» – фундаментальный труд Льва Выготского, оказавший влияние на множество научных дисциплин в XX веке. На заре становления советской психологии Выготский выпускает этот труд, предлагая читателю самостоятельно расставить акценты в названии; книгу можно изучать как психологию искусства, а можно как психологию искусства. И оба подхода позволят читателю раскрыть для себя уникальный взгляд на природу человека и его окружения. Лев Выготский подходит к произведению искусства как психолог, а к психологическим феноменам – как изощренный знаток эстетики, что дает революционный с методологической точки зрения синтез, уникальность которого восхищает читателей до сих пор.

Издание сопровождается вступительной статьей доктора фил. наук Александра Маркова.

Перед вами работа, ставшая классикой отечественной психологии. Сам автор, основатель культурно-исторической теории Лев Семенович Выготский, охарактеризовал ее как «психологическое исследование одного из труднейших, запутаннейших и сложнейших вопросов экспериментальной психологии – вопроса о связи мышления и речи».

Он обосновал новизну и революционность своей работы в следующих моментах:

• экспериментальное установление того факта, что значения слов развиваются в детском возрасте, и определение основных ступеней в их развитии;

• раскрытие своеобразного пути развития научных понятий ребенка по сравнению с его спонтанными понятиями и выяснение основных законов этого развития;

• раскрытие психологической природы письменной речи как самостоятельной функции речи и ее отношения к мышлению;

• экспериментальное раскрытие психологической природы внутренней речи и ее отношения к мышлению.

Книга, которую вы держите в руках, полностью воспроизводит последнее прижизненное издание Л. С. Выготского, опубликованное в 1934 году.

Исследование является базовой для изучения студентами психологических факультетов и многих других гуманитарных направлений.

Диссертацию на тему психологии искусства Лев Выготский защитил еще в 1925 году, книга же увидела свет только в 1965-м, через 31 год после того, как не стало автора. В следующие 20 лет работа была переведена на венгерский, японский, английский, испанский, итальянский, румынский, немецкий и чешский языки: оригинальность и вневременной характер исследования оценили специалисты по всему миру.

«Психология искусства» – это попытка осознать еще одну грань в первую очередь литературного творчества, грань пунктирную и предстающую лишь проницательному взгляду. Она обозначает движение души наблюдателя как ответ на сообщение автора, как реакцию на систему образов, семиотику художественного произведения.

Текст монографии воспроизводится по пятому изданию, заново сверенному с оригиналом. Комментарий Вячеслава Всеволодович Иванова приводится в том объеме, в каком был впервые опубликован во втором издании.

Самое популярное в жанре Педагогика

Татьяне Викторовне Бабушкиной привычнее было оказываться героем книг, чем их автором. О жизни созданного ею тридцать пять лет назад клуба «ЭТО» – Эстетика-Творчество-Общение – писали Леонид Жуховицкий в книге «Счастливыми не рождаются», Евгений Богат в книге «Семейная реликвия» и многие другие писатели, журналисты и педагоги.

А собственные книги Татьяны Бабушкиной – это и методическая мозаика, очень практичная, доступная и актуальная, и, в то же время, опыт навеивания атмосферы, вдохновения, без которого любая задумка останется без дыхания.

Это книги о том, как взрослый и ребёнок могут изо дня в день приносить счастье друг другу, используя простейшие и вечные детали быта и бытия.

«Одушевляющая связь» – одна из трёх итоговых книг Т. В. Бабушкиной. Две другие книги: «Что хранится в карманах детства» и «Посиделки на Поляне смыслов».

«В воспитании всё зависит не от методов, а от личности педагога», «учитель воспитывает только собственной личностью» – кто из нас не слышал подобных сентенций (на самом деле, далеко не бесспорных)?

Тот, кто их провозглашает, обычно тем победоносно и удовлетворяется – мол, не о чем дальше и говорить.

Но что означает такой вывод для самого учителя?

Автор этой книги работал преподавателем истории в школе, руководил подростковым клубом, возглавлял детскую театральную студию – а потом много лет продолжал общаться со своими постоянно взрослеющими учениками. Его необычайный учебник педагогической профессии создавался несколько десятилетий. Контрапункт о «воспитательном значении личности учителя» (традиционно сводимый к восклицательному знаку и дальнейшим фигурам умолчания) Анатолий Берштейн разворачивает в огромную картину сложных и драматических противоречий, увлекательных впечатлений, воодушевляющих и удручающих событий.

Четыре части такого учебника педагогики – четыре книги разных лет написания. «Школьный блюз. Автопортрет на фоне профессии» – собрание педагогических зарисовок об учителе и его учениках, дневниковые записи «по горячим следам». Вторая часть («Оставайтесь после уроков») рассказывает о двадцатилетнем общении и дружбе с бывшими учениками. Третья книга заостряет темы второй: что происходит, когда отношения с одним из бывших учеников из разряда дружественных переходят в категорию родственных. Четвёртая – в афористичных размышлениях и сюжетах-притчах подводит своего рода идейные итоги «Введения в специальность», формулирует наиболее очевидные для автора советы и рекомендации.

В книгу вошли краткие обзорные статьи с отрывками из литературных, исторических, философских памятников эпохи Возрождения. Статьи включают в себя информацию о жизни и творчестве наиболее прославленных авторов этого периода. Иллюстрации автора создают образное впечатление от прочитанного материала.

Эта книга посвящена тем перспективам, которые открылись перед учителями и детьми в ходе бурных школьных перемен 1980-х – 1990-х годов. В ней рассматриваются парадоксы, развилки, решения, наглядно проявившиеся в той школьной практике, которая соприкасалась тогда с серьёзной образовательной мыслью, пронизывалась заботой о детях и деятельной интуицией.

Книга была написана 15 лет назад, но теперь сюжеты «Уходящих перспектив» вновь становятся актуальны; перед тем или иным выбором профессионального и человеческого пути вольно или невольно окажутся многие люди.

Эту книгу можно использовать как своего рода путеводитель: введение в то пространство педагогических поисков и решений, суть которых подробно раскрывается в авторских книгах педагогов-исследователей, выступавших лидерами школьных перемен.

Продолжением книги «Уходящие перспективы» служит вторая часть дилогии – «Школа перед эпохой перемен. Образование и образы будущего» – которая обращена уже не только к учителям, но и к широкому кругу читателей, размышляющих над возможностями позитивных изменений в России.

Этот сборник составлен на основе книги Е. Е. Шулешко «Понимание грамотности» и посвящён двум сторонам его педагогической практики, опыт которых значим для большинства детских садов.

Первая часть раскрывает модель организации неформальной системы самообразования педагогов через их встречи на рабочих местах и совместные наблюдения за жизнью детей, вторая часть – общую логику планирования дошкольных занятий через проектирование событий детской жизни; при этом предполагается, что в каждом из событий должны быть переплетены различные роды и виды деятельностей так, чтобы в итоге ни один особенно значимый род занятий не был забыт.

В совокупности две части книги дают объёмное видение того, что должно находиться в центре внимания при управленческом, организационном, психологическом обеспечении работы воспитателей с детьми.

Коллективная монография представляет взгляды российских и зарубежных исследователей и экспертов в области образования и права на проблемы многоуровневого управления системой образования. Ученые и практики рассказывают о том, какими принципами нужно руководствоваться при выстраивании образовательной системы, какие общественные институты оказывают на нее влияние и какие последствия для сферы образования имеет трансфер полномочий между уровнями власти. Российские авторы рассматривают итоги реформ последних лет в области перераспределения полномочий в сфере образования, влияние такого перераспределения на отдельные сферы, а также конкретные кейсы региональной практики реализации полномочий и сотрудничества. Монография снабжена аналитическими приложениями, наглядно представляющими картину распределения полномочий в сфере образования в России между разными уровнями публичной власти.

Книга адресована тем, кто занимается исследованиями в области образования (особенно сравнительными региональными исследованиями), экспертам в области государственного управления, конституционного, административного и муниципального права.

Книга известного психолога и психофизиолога профессора И. М. Фейгенберга посвящена обучению в самом широком смысле – не только тому, чем мы занимаемся за школьной или институтской партой, но и тому, что сопровождает нас всю жизнь и помогает справляться с повседневными задачами и выдерживать жизненные экзамены. Книга в доступной форме предлагает как общий взгляд на человеческое познание и учение, так и много практических подсказок вдумчивому читателю.

Педагогам, психологам, студентам и всем интересующимся.

Эта книга посвящена тем образам позитивного национального будущего, которые может предложить России её педагогический опыт.

Ход времени вновь начинает ускоряться. Завершаются годы стабильности и сытой инерции, новая эпоха перемен в нашей стране не за горами. Зреют и «тектонические» сдвиги в образовании. Перед вами книга о том, как осмысление педагогических дел и событий может послужить учебником для проектов общественного развития, а общественные практики будут непосредственно опрокидываться в реалии школьной жизни.

«Школа перед эпохой перемен» выступает своеобразным продолжением и дополнением книги «Уходящие перспективы. Школа после эпохи перемен», написанной пятнадцатью годами ранее.

Эта книга – часть своеобразного учебника педагогической профессии, постепенно создаваемого учителем истории и журналистом Анатолием Берштейном. Его трилогия – об учительских сомнениях и человеческой судьбе, о границах воспитания и реальной жизни. «Школьный блюз. Автопортрет на фоне профессии» – собрание педагогических зарисовок об учителе и его учениках, дневниковые записи «по горячим следам». Вторая книга («Оставайтесь после уроков») рассказывает о двадцатилетнем общении и дружбе с бывшими учениками. Третья книга заостряет темы второй: что происходит, когда отношения с одним из бывших учеников из разряда дружественных переходят в категорию родственных.

Книга швейцарского педагога Адольфа Феррьера «О новой школе», изданная более столетия назад – вероятно, стала первым опытом систематического изложения того, чем новая система реформаторских образовательных идей, сложившихся в Европе к началу XX века, качественно отличается от традиционных представлений о школе. Для России начала XXI века большинство этих идей предстают в сфере возможного и актуального развития практической педагогики.

Оставить отзыв