Мой внук Вениамин

Мой внук Вениамин
Аннотация

На кухне у Эсфири Львовны. Она хлопает дверцей холодильника, достает баночки, перекладывает еду, что-то протирает, подставляет Елизавете Яковлевне всё новые и новые угощения. 

ЭСФИРЬ. Кушай, Лиза, кушай! Ты кушай, а я буду рассказывать. Я люблю, чтобы было красиво! Ты спросишь, откуда у меня это? Не знаю. Люблю. Чтоб было много тарелок, и салфетки, и все как надо. Кушай, Лиза, кушай. Возьми салат. Я тебе расскажу нечто! Ты удивишься! (Пауза.)

Другие книги автора Людмила Евгеньевна Улицкая

Неожиданно актуальный сценарий от Людмилы Улицкой!

«Предполагается, что если ружье в первом акте висит на стене, то в последнем оно должно выстрелить. Многие годы я писала разные тексты и… не публиковала.

И вдруг оказалось, ружье-то стреляет. И не холостыми патронами. Cценарий «Чума», сочиненный очень давно, оказался неожиданно актуальным. Лучше бы этого не было! Но это так…»

Людмила Улицкая

Мудрая старуха, обитающая среди книг и молчания. Озлобленная коммунистка, доживающая свой век в израильском приюте. Сорокалетняя американка – якобы благополучная, но искалеченная воспоминаниями. Немка, ради искупления вины своего народа работающая в христианской общине под Хайфой. Католическая монахиня, ныне православная попадья, нашедшая себя на Святой Земле. Израильский радикал, неуравновешенный подросток, грустный араб-христианин, специалист по иудаике. Большая политика и частная жизнь. США, Израиль, Польша, Литва, Россия. А в центре этого разрозненного и все же отчаянно единого мира – еврей, бывший «крот» в гестапо, бывший партизан, ныне – католический священник. Человек, чья жизнь объясняет, как люди живы до сих пор, как не утопили себя в ненависти и боли. Новый роман Людмилы Улицкой – о странствиях духа во мраке мира, о том, как всякий ищет и находит свет вокруг и в себе. О Даниэле Руфайзене – человеке, с чьей жизнью не способна соперничать никакая литература. О человеке, который до последнего дня оставался милосердным солдатом.

В субботу она взяла таз, чистое белье и девочек, волосы которых были заранее намазаны керосином, и повела их на Селезневку в баню. После бани Ипатьева впервые уложила их спать на свою кровать. До этого они спали в углу, на матрасе. Девочки быстро заснули, а Ипатьева еще долго сидела со своей подружкой Кротовой. Выпив чаю, она сказала:

Конец ознакомительного фрагмента. Полный текст доступен на www.litres.ru

Шел Николаю Романовичу пятьдесят пятый год, возраст почтенный. Так и запишем: никаких постельных радостей не ждать, не рассчитывать, однако отдельная комната, полное обеспечение, уважение, разумеется. С вашей стороны, дорогая Ксантиппа Ивановна, ведение домашнего хозяйства, хранение домашнего очага, то есть: стирка, готовка, уборка. Сыночка усыновлю, воспитаю наилучшим образом. Образование дам. Ода, и музыка, и гимнастика… Ганимед легкобегущий, пахнущий оливковым маслом и молодым потом… Тише, тише, только не вспугнуть прекрасной мелодии. Постепенно, чудесным образом растет в доме нежный ребенок, превращается в отрока… дружок, ученик, возлюбленный… И в эти алкионовы дни он будет своим трудолюбивым клювом вить гнездо своего будущего счастья.

Она позвала Кольку, велев ему оттащить на чердак «шубу», как она уважительно называла свою жакетку, и, снявши в сенцах ключ с гвоздя, стала подниматься вслед за Колькой на чердак.

Просторная деревянная лестница вела на второй этаж, а там она суживалась, делала резкий поворот и останавливалась у низкой дверки.

Старуха Клюквина отомкнула висячий замок, и они вошли в огромное, уже нагретое ранним солнцем помещение. Скаты крыши были неровными, посреди чердака крыша горбилась и уходила вверх, а в одной из скошенных стен зияло большое двустворчатое окно, через которое падал на чердак полосатый поток зыбкого и мутного света.

Свою новую книгу Людмила Улицкая назвала весьма провокативно – непроза. И это отчасти лукавство, потому что и сценарии, и личные дневники, и мемуары, и пьесы читаются как единое повествование, тема которого – жизнь как театр. Бумажный, не отделимый от писательского ремесла.

“Реальность ускользает. Всё острее чувствуется граница, и вдруг мы обнаруживаем, как важны детали личного прошлого, как много было всего дано – и радостей, и страданий, и знания. Великий театр жизни, в котором главное, что остается, – текст. Я занимаюсь текстами. Что из них существенно, а что нет, покажет время”. (Людмила Улицкая)

Неадаптированный рассказ популярной писательницы (более 3000 слов, II сертификационный уровень (В2)). Ударения, лексические и страноведческие комментарии, тестовые задания, ключи, словарь, иллюстрации.

Первый ком земли упал как раз посередине, между кошкой и мальчиком. Кошка, изогнувшись, прыгнула назад. Геня вздрогнул – брызги грязи тяжело шлепнулись на лицо. Второй комок попал в спину, а третьего он не стал дожидаться, пустился вприпрыжку к своей двери. Вдогонку, как звонкое копье, летел самодельный стишок:

– Генька хромой, сопли рекой!

Он оглянулся: кидался Колька Клюквин, кричали девчонки, а позади них стоял тот, ради которого они старались, – враг всех, кто не был у него на побегушках, ловкий и бесстрашный Женька Айтыр.

Самое популярное в жанре Пьесы и драматургия

Сборник переполнен истинными, глубокими чувствами. Которые оставили свои следы в жизни и душе. Не проходит и дня, чтобы жизнь не пыталась уничтожить все то, что еще живет и оказывает сопротивление. И не осталось иной силы кроме любви, которая заставляет бороться.

На два извечных русских вопроса "кто виноват?" и "что делать?" сегодняшний день отвечает решительно: "мочить в сортире". Но кого "мочить", если всё в жизни так переплетено, что "мочить" надо или всех или никого. И опять русские вопросы так и остаются без ответа. Комедия написана по мотивам домашнего задания на открытом уроке сценариста Александра Молчанова, в его книге "Букварь сценариста".

Сергей всегда брал от жизни максимум: карьера, семья, мотогонки. Но новая высота не про «успешный успех», здесь ему придется создать себя заново.

В сборник включены пьесы «За пределами добра и зла», «Соната слез», «Снежана», «Дыхание вечности». В центре внимания каждой из них – ценности, обогащающие душу. Главная идея, пронизывающая пьесы, заключается в осознании ошибочности навешиваемых нами на предметы и явления ярлыков «хорошо», «плохо». Содержание сборника побуждает читателя задуматься о жизненно важных задачах, способных повлиять на трансформацию не только отдельной личности, но и на общество в целом. Герои пьес – неординарные люди, стремящиеся сыграть свою роль на Земле с претензией на значительность. Торжество справедливости, глубокая вера в возможности человечества, великолепие красоты благородных предпочтений – связующие нити всех пьес сборника.

Печальная комедия о людях пенсионного и предпенсионного возраста. Бывшие циркачи, бывшие музыканты, бывшие передовики производства и вдовы дипломатов. Договорятся или нет? Содержит нецензурную брань.

Две пьесы о любви. Но если пьеса «Сенатский секретарь, или Тайна императрицы» рассказывает о любви двух молодых людей времён Екатерины II и сложных перипетиях, приведших к счастливому концу, то пьеса «Любовь в лихие 90-е» повествует о судьбах и любви людей в непростое время перестройки, которые нашли свою любовь и обрели счастье. Любовь способна завладеть сердцем другого человека, и тогда становится неважно, кто он и откуда. Любви не страшны ни расстояния, ни разный политический строй.

Нина Павловна смертельно больна. На Рождество к одинокой женщине приезжают взрослые дети, включая старшую дочь Стеллу, с которой она не общалась давно. Будучи глубоко набожной, Нина Павловна не смогла простить дочери ее аморальный жизненный путь к большой сцене. Стелла приехала, чтобы раскрыть матери, сестре и брату главную тайну своей жизни…

Четверых друзей связывают крепкие отношения со времен работы в иностранной геологоразведочной компании «Пантера Голд». Много лет они регулярно собираются «тёплой компанией» на загородной даче для игры в покер. Но кроме игры и приятных воспоминаний о романтике былых дней, друзья всё чаще начинают спорить о политике, о своих нравственных ориентирах, что приводит к конфликту. Смогут ли герои переступить через свои политические пристрастия ради спасения главного – старой мужской дружбы?

На поминки деревенского самогонщика собрались соседи и друзья. Но вот незадача: они совершенно забыли его имя – и, кажется, их это нисколько не смущает. Веселая одноактная пьеса окунет вас в деревенскую жизнь со всеми ее стереотипами и устоями, которые вызывают веселье только на первый взгляд… Содержит нецензурную брань.

Не сомневайтесь, в опорном пункте правопорядка вас обязательно приобщат к невыразимой легкости бытия. Если вас ещё не убили, а только угрожают, то и не о чем беспокоиться. Если вас все же съели, то у вас всегда найдется два выхода. И даже если вас угораздило слегка окочуриться, вас бесстрашно спасут с того света. На страже порядка наши люди! Содержит нецензурную брань.

Оставить отзыв