Гибралтар

Гибралтар
Аннотация

«…Чувствуешь приближение к испанским и португальским берегам: в 20 милях от земли утренний ветер наносит уже благовоние померанцевых и апельсинных деревьев. Неизъяснимо чувствование, пробуждаемое вдохновением этих ароматов, зрелищем безоблачного неба и ощущением живительной теплоты, после туманов Англии, запаху каменного угля и беспрерывных непогод, царствующих около Английского канала…»

Другие книги автора Николай Александрович Бестужев

«Громадный Париж со своими предместьями уже был охвачен союзными войсками от впадения Марны в Сену и опять до Сены при Пасси. Перемирие было заключено; громы сражения умолкли на левом фланге: высоты Бельвиля, Менильмонтана и Монлуи, занятые союзниками и уставленные пушками, грозили разрушением столице Франции; войска, их защищавшие, начали уже отступление, – но еще битва кипела по другую сторону канала д'Урк и на Монмартре, куда не достигло еще известие о перемирии…»

«Сабля моя давно была вложена, и я стоял в интервале между Московским каре и колонною Гвардейского экипажа, нахлобуча шляпу и поджав руки, повторяя себе слова Рылеева, что мы дышим свободою. – Я с горестью видел, что это дыхание стеснялось. Наша свобода и крики солдат походили более на стенания, на хрип умирающего. В самом деле: мы были окружены со всех сторон; бездействие поразило оцепенением умы; дух упал, ибо тот, кто в начатом поприще раз остановился, уже побежден вполовину…»

«Небо обложилось тучами, восточный ветер шумит между прибрежными камнями косы острова Ретузари. Отдаленный дождь скрывает [его] из виду; берега приближаются, и бунтующее море бросает далеко всплески свои по песчаной отлогости…»

«Почтовая тройка стояла у ворот; чемодан был вынесен; я стал прощаться и думал, поцеловавшись со всеми, сесть на тележку и ехать, но должно было заплатить дань старине. Меня посадили, мать и сестры сели, мальчик, ехавший со мною, был также посажен, даже горничная, вбежавшая сказать, что извозчик торопит, подпала той же участи: „садись“, – сказала ей повелительно матушка; девушка осмотрелась кругом, взглянула на матушку, как будто желая выразить, что ей совестно сидеть с господами, но при новом приказании села на пол, удовлетворяя в одно и то же время и господскому приказу и рабской разборчивости. Несколько минут продолжалось благочестивое молчание, потом все встали и, оборотясь в передний угол, помолились висевшему там распятию…»

«Жизнь человеческая исполнена сама по себе опасностей; военная служба умножает их; но опасности сухопутной службы ограничиваются одними ужасами войны; в морской же, напротив, сверх военных случаев, человек подвергается часто большей погибели от стихий, устроенных природою на благо и пользу его, нежели в самых жестоких сражениях. – Я спешу представить тому разительный пример…»

«Неожиданная смерть этого человека, на погребение которого приглашали, была причиною моего чрезвычайного удивления. Еще не прошло недели, как я видел его в цвете лет, окруженного милым семейством, женою и детьми, посреди блестящего круга знакомых, игравшего знатную роль в большом свете, где все обещало ему светлую будущность…»

«Мы в Голландии. – Мир встретил нас, – и надежды, за коими гнались мы сюда, исчезли, как ночные призраки с восхождением солнца. Еще в Копенгагене узнали мы, что Наполеон разбит при Ватерлоо и что войска наши под стенами Парижа. Пылкие чувствования юности, заставлявшей желать продолжения войны, встревоженные скорым и неожиданным переворотом, с коим опрокинулись наши замыслы, не могли быть утешены благоразумием, твердившим, что мир лучше войны; и мы, с грустию в сердце, в борьбе с бурями, в сопровождении четырехнедельной скуки пришли на своих фрегатах к туманным берегам Голландии…»

«Я путешествовал довольно по свету, и если обстоятельства не всегда были благоприятны для наблюдений над целыми странами, по крайней мере я не пропускал случаев рассматривать людей в частности, и редко проходило, чтоб наблюдение человека не было для меня поучительно. Таким образом, в одно из моих путешествий, я узнал замечательного старика, историю которого постараюсь рассказать здесь, как умею…»

Самое популярное в жанре Литература 19 века

В книгу вошли три сказки Александра Сергеевича Пушкина – «Сказка о царе Салтане…», «Сказка о золотом петушке» и «Сказка о мёртвой царевне и о семи богатырях». А. С. Пушкин написал их почти 200 лет назад, но они не теряют своей актуальности и сегодня. Каждая из сказок – кладезь мудрости, тонкого юмора и особого, образного и певучего, языка великого поэта.

Все произведения сборника входят в программы обязательного школьного чтения.

Иллюстрации современного художника Ивана Цыганкова.

Для среднего школьного возраста.

В формате PDF A4 сохранен издательский макет книги.

В сборник «Дедушка Мазай и зайцы» вошли избранные стихотворения и отрывки из поэм классика русской литературы Николая Алексеевича Некрасова. Иллюстрации Дементия Шмаринова.

Ярким примером прозы классика румынской литературы И.Л. Караджале является рассказ «Два лотерейных билета», в котором писатель доводит вероятную ситуацию до абсурда, чтобы высмеять людскую алчность, жажду лёгких денег, неразборчивость в средствах достижения цели… В рассказе присутствуют все атрибуты качественной прозы: выверенность сюжета, тонкая психология, переплетение трагического с комичным и неожиданная развязка, а также очевидный для читателя, но не навязанный автором нравственный урок, отсылающий к Библии (да воздастся каждому по делам его). В то же время данный рассказ можно рассматривать и в контексте трагедии маленького человека, мелкого служащего, который мечтает изменить свою серую монотонную жизнь с помощью чуда, с помощью одного шанса на миллион…На родине писателя по произведению «Два лотерейных билета», в 1957 году был снят художественный фильм.

В провинциальном небольшом городке конца 19-го века живёт юная девушка Настя вместе со своей мамой и старшей сестрой. Тяжёлая жизнь заставляет без устали работать сестру девушки, а её саму усердно учиться и ухаживать за больной матерью. В дальнейшем течение рассказа Настя знакомится с молодым гимназистом Семёном. Эта встреча повлияет на всю жизнь девушки и приведёт к ужасающим последствиям в будущем. Новелла-рассказ о внутреннем психологизме, первых светлых чувствах и жестокости людей.

«Русские женщины» – это сборник поэм и стихотворений Николая Некрасова, классика русской поэзии, по праву занявшего одно из центральных мест на русском поэтическом олимпе. В настоящее издание включены одни из наиболее важных гражданских поэм Николая Алексеевича – «Русские женщины», «Тишина» и «Мороз, Красный нос», а также стихотворения на общественно-политические темы, не теряющие своей актуальности и сегодня.

Книга для чтения "Нога мумии" – это новелла известного французского прозаика, поэта, критика и журналиста Теофиля Готье. Писатель часть своих новелл посвятил мистике. «Нога мумии» – одна из таких новелл. В ней искусно переплетается мистическое, сказочное и фантазийное, на фоне событий в высшей степени реалистичных. Обязательно прочтите книжку, чтобы оценить тонкий юмор и бесспорное мастерство писателя, а заодно и усовершенствовать свои навыки владения французским языком.

Бытописец России конца XIX – начала XX века, сатирик Николай Александрович Лейкин как всегда точно ухватывает подсмотренные им в жизни образы соотечественников самых разных сословий и характеров. В этом, в чем-то смешном, а в чем-то грустном романе остроумно обыграны самые разные типы персонажей. Одинокий пожилой купец Трифон Иванович Заколов проникается теплыми чувствами к своей кухарке Акулине. Скромная и тихая женщина по-настоящему преображается под влиянием своего нового статуса в доме, и динамика между «сатиром» и «нимфой» кардинально меняется. Подруга-горничная дает Акулине полезные, с ее точки зрения, советы, а родственник из деревни просится на хлебное место, и далеко не сразу ясно, к чему приведет цепь событий, начавшаяся с простой симпатии.

Один из самых известных русских романов о любви, который противопоставил сатире идеализм и закрепил в культуре архетип тургеневской девушки.

«Главные книги русской литературы» – совместная серия издательства «Альпина. Проза» и интернет-проекта «Полка». Произведения, которые в ней выходят, выбраны современными писателями, критиками, литературоведами, преподавателями. Это и попытка определить, как выглядит сегодня русский литературный канон, и новый взгляд на известные произведения: каждую книгу сопровождает предисловие авторов «Полки».

Летопись условного русского города, в которой смешное перемешано со страшным. Салтыков-Щедрин пишет сатиру на современную ему Россию под видом сатиры на русскую историю – и создает сатиру на русскую вечность.

Сборник пьес великого драматурга, создателя русского национального театра А. Н. Островского.

Для старшего школьного возраста.

Оставить отзыв