Алексей Петрович Ермолов

Алексей Петрович Ермолов
Аннотация

«Недавно, представляя нашим читателям биографический очерк графа Милорадовича, мы обещали вслед за ним напечатать очерк другого известнейшего и популярнейшего лица, генерала Алексея Петровича Ермолова. Исполняем это обещание, заимствуя почти все наши сведения из интереснейшей статьи г. Дубровина, помещенной в ноябрьской книжке “Военного сборника”…»

Другие книги автора Николай Семёнович Лесков

«Когда император Александр Павлович окончил венский совет, то он захотел по Европе проездиться и в разных государствах чудес посмотреть. Объездил он все страны и везде через свою ласковость всегда имел самые междоусобные разговоры со всякими людьми, и все его чем-нибудь удивляли и на свою сторону преклонять хотели, но при нем был донской казак Платов, который этого склонения не любил и, скучая по своему хозяйству, все государя домой манил. И чуть если Платов заметит, что государь чем-нибудь иностранным очень интересуется, то все провожатые молчат, а Платов сейчас скажет: так и так, и у нас дома свое не хуже есть, – и чем-нибудь отведет…»

– Батюшки мои, – отвечает старушка, – да какое же мне в этом утешение, что не мне одной худо будет? Я голубчики, гораздо лучше желала, чтобы и мне и всем другим хорошо было.

– Ну, – отвечают, – чтоб всем-то хорошо – вы уж это оставьте, это специалисты выдумали, и это невозможно.

А та, в простоте своей, пристает:

– Почему же невозможно? У него состояние во всяком случае больше, чем он всем нам должен, и пусть он должное отдаст, а ему еще много останется.

«Под самое Рождество мы ехали на юг и, сидя в вагоне, рассуждали о тех современных вопросах, которые дают много материала для разговора и в то же время требуют скорого решения. Говорили о слабости русских характеров, о недостатке твердости в некоторых органах власти, о классицизме и о евреях. Более всего прилагали забот к тому, чтобы усилить власть и вывести в расход евреев, если невозможно их исправить и довести, по крайней мере, хотя до известной высоты нашего собственного нравственного уровня…»

«У домов, как у людей, есть своя репутация. Есть дома, где, по общему мнению, нечисто, то есть, где замечают те или другие проявления какой-то нечистой или по крайней мере непонятной силы. Спириты старались много сделать, для разъяснения этого рода явлений, но так как теории их не пользуются большим доверием, то дело с страшными домами остается в прежнем положении…»

«…Моего младшего брата нянчила высокая, сухая, но очень стройная старушка, которую звали Любовь Онисимовна. Она была из прежних актрис бывшего орловского театра графа Каменского, и все, что я далее расскажу, происходило тоже в Орле, во дни моего отрочества…»

«Мы плыли по Ладожскому озеру от острова Коневца к Валааму и на пути зашли по корабельной надобности в пристань к Кореле. Здесь многие из нас полюбопытствовали сойти на берег и съездили на бодрых чухонских лошадках в пустынный городок. Затем капитан изготовился продолжать путь, и мы снова отплыли…»

«…Настоящий рассказ о том, как сам Христос приходил на Рождество к мужику в гости и чему его выучил, – я слышал от одного старого сибиряка, которому это событие было близко известно. Что он мне рассказывал, то я и передам его же словами…»

Душераздирающая история мнимо умершей жены, жестокосердного мужа и пылкого любовника дополняется неким скоморохом… Скоморох, отказавшись от спасения души своей, гибнущей, как ему кажется, в неправедном ремесле, отдаёт ниспосланные ему деньги, способные стать для него воротами в праведную жизнь, на выкуп из рабства несчастной Магны, помогая ей воссоединиться с семьёю.

Сама легенда в устах скомороха становиться рассказом о его собственном нечестивом и грешном падении, рассказом о заглублении своей души. Да и вся эта история уходит на второй план, на первый же выдвигаются горделивый самовольный столпник Ермий, в гордыне думающий на столпе о тщете своих усилий и беззаботный скоморох из Дамаска, явленный столпнику, как пример благости, записанный в книгу живых.

Если Ермий скорбит о судьбах ближних, боготворя себя самого, по словам Лескова, «унижал и план и цель творения и себя почитал совершеннейшим», то Памфалон, непрестанно корящий себя за беспутсво и грех, настолько любит других, что избивается за это медными прутьями. <…> Памфалон становится тем, кто может, махнув шутовскою епанчей, уничтожить «предел» Ермия – напачканное во весь небосклон большими еврейскими литерами, словно углём и сажей… слово: «самомнение».

Самое популярное в жанре Биографии и мемуары

Позвольте мне поделиться с вами маленьким срезом моей жизни. После прочтения этого рассказа вы можете подумать, что это просто история о жизни обычного человека, который сталкивается с испытаниями судьбы от самого рождения и до последнего вздоха. Но далеко не каждый готов открыться как книга и поделиться своими мыслями, событиями и уроками, которыми мы все проходим. Этот рассказ также напоминает мне самому о том, что мы – не просто люди, мы живая материя, способная на многое, и каждое наше действие зависит только от нас.

Питер давно и неразрывно связан с музыкой: ленинградский рок-клуб, первые рейвы, звезды альтернативы. Автор этой книги, Святослав Коровин, уже 20 лет занимается музыкальной журналистикой. Он стал свидетелем (а точнее наблюдателем) зарождения и восхождения рокеров, чьи имена сейчас уже легенды, а когда-то это были совсем молодые и просто подающие надежды группы.

Эта книга не энциклопедия, а срез музыкальной жизни Петербурга и всей отечественной сцены с конца 90-х до сегодняшних дней. Истории «Северного Флота», «Пилота», [AMATORY], Jane Air, Animal Джаz, Торбы-на-Круче, «Психеи» и других знаковых исполнителей здесь рассматриваются от частного к общему, через интервью с участниками групп, авторские зарисовки с концертов, фестивалей и радиоэфиров, личные встречи и беседы с единомышленниками.

Эта книга не застывший монумент и не перечисление известных фактов, это живая атмосфера четвертой волны русского рока, эмоционально личная и объективная одновременно. Вас ждет увлекальное путешествие!

Дитя Севера – такой псевдоним взяла Тамара Белякина, когда начала вести блог в интернете (ЖЖ). Она и вправду была дитя севера, родившаяся в Вологде и всегда ее любившая. Тамара была стойкой, не боялась холодов и невзгод. Не имея условий для творчества, она оставила яркое литературное наследие в виде писем, дневников и эссе. Книга «Дитя Севера» написана ее рукой. Это откровение сердца и документ времени.

Фигурное катание традиционно привлекает огромное количество болельщиков. И споры вокруг наиболее злободневных проблем, связанных с этим видом спорта, не утихают. Оправданно ли называть воспитанниц школы Этери Тутберидзе «конвейером одноразовых чемпионок»? Чем заняты экс-фигуристы, когда у них появляется немалый административный ресурс?

Николай Яременко – известный спортивный журналист, автор многих книг о спорте. В простой и доступной форме, лёгким языком он даёт ответы на все главные вопросы этого неповторимого вида спорта.

Савва Иванович Мамонтов (1841-1918) – крупный русский промышленник, предприниматель и меценат, наследник преуспевающей купеческой династии. Еще в юности увлеченность Саввы театром настораживала отца будущего покровителя искусств, крупного винного откупщика Ивана Федоровича Мамонтова: вместо обучения делу Савва находил куда больше удовольствия в том, чтобы «музыкантить, петь и кувыркаться в драматическом обществе». Спустя век трудно даже вообразить, по какому пути направилось бы русское искусство, если бы не был создан знаменитый Абрамцевский кружок и не были предприняты иные славные начинания Мамонтова.

Книга Марка Исаевича Копшицера (1923-1982), создавшего также замечательные биографии Василия Поленова и Валентина Серова, – плод многолетнего труда по исследованию и систематизации обширного документального материала, сохранившего свидетельства о жизни и деятельности человека, чей вклад в историю русского искусства поистине бесценен, – Саввы Ивановича Мамонтова.

В формате PDF A4 сохранен издательский макет книги.

Обучение художественному письму – область культуры, восходящая корнями к античности, но получившая институциональное воплощение только в XX веке. Оно часто вызывает недоверие и иронию со стороны академического сообщества, однако оно же дало толчок к развитию филологии, снабдив исследователей новой оптикой и новыми инструментами анализа, которые позволяют увидеть сочинение художественного текста с точки зрения пишущего. Этот сборник вводит в российское поле гуманитарных наук новое научное направление – creative writing studies, в русской версии – «исследования литературного образования». Авторы затрагивают в своих статьях широкий круг проблем и тем, которые можно считать частью creative writing studies и которые помогают очертить границы направления: от педагогических практик, изучения писательских институций, вопросов статуса писателя и художественной литературы в обществе до социологии и экономики творческого письма, а также последствий развития литературного образования для самой литературы. Сборник состоит из трех разделов: первый посвящен истории становления творческого письма в период с ХVIII до ХX века, второй – отдельным аспектам его теории, а третий – вопросам перевода.

Девятнадцатый рассказ из юмористического сборника "Байки от Краба" – история несостоявшейся любви.

История отца (народного артиста России Бимболата Ватаева), увиденная глазами и записанная правой рукой сына (потому что он правша), который в данный момент времени много курит (потому что ему кажется, что он, как отец бессмертен). Сочиняя этот текст и докуривая четвёртую сигарету, сын предупреждает – не читайте книгу, если вы готовы по любому поводу оскорбиться и у вас слабая психика.В книге присутствует ненормативная лексика, а также мысли автора, идущие вразрез с общепринятыми понятиями.

В двадцать втором рассказе юмористического сборника "Байки от Краба" повествуется об особенностях сервиса в СССР и в России.

Этот сборник воспоминаний о композиторе Борисе Емельянове составлен его вдовой Марианной Будих при поддержке Алексея Тащаева, молодого друга и помощника Бориса Михайловича. Цель этого издания – дать представление о жизни композитора, о его творческом пути и о восприятии его песен слушателями. В конце книги представлен полный (на данный момент) список произведений композитора с указанием авторов стихов и главных исполнителей.

В формате PDF A4 сохранен издательский макет.

Оставить отзыв