Скачать все книги автора Яков Есепкин

Творчество русского писателя Якова Есепкина сложно детерминировать стандартами. Сегодня не оспаривается факт экспонации гениальности, культовость автора и его книг. Реформатор языка и поэтики довел тяжелейший художественный слог до эфемерной воздушности, тем покорил высоты, коими грезили предшественники, начиная от Боратынского. Революционно само появление такой ультралитературной фигуры в историческом вакууме. Сочинение «Порфирность» характеризуется разноплановостью текстов и фрагментов. Книга содержит нецензурную брань.

Время все расставляет по местам. Запрещенный в СССР культовый андеграундный писатель Яков ЕСЕПКИН сегодня является непререкаемым литературным авангардистом. Его "Космополис архаики" обрел негласный статус последней великой русскоязычной книги, произведение пользуется высоким массовым спросом в США и Канаде, где и были изданы первые два тома знаменитой саги. Россия вновь опоздала. Есепкина начали издавать на Родине совсем недавно, вследствие триумфа его книг за рубежом. Международные авторы помещают их в один ряд с выдающимися памятниками всемирной литературы. Сам «певец скорби» по-прежнему находится в глубоком андеграунде, не дает интервью прессе, знаково молчит. В отличие от литераторов, ставших диссидентами и невозвращенцами после достаточно комфортного существования в Советском Союзе, родоначальник антикварного самиздата никак не был причастен к писательскому официозу, его имя всегда ассоциировалось с интеллектуальной фрондой. Содержит нецензурную брань.

Лишь немногим более года назад произведения культового русского андеграундного писателя Якова ЕСЕПКИНА начали массово издавать. Вначале за рубежом, в США и Канаде, затем в России. Сейчас его книги триумфально завоевывают мировые литературные рынки. В Соединенных Штатах успешно продаются первые два тома легендарного "Космополиса архаики", "Кривичские лотосы". Издательство "Москва" едва успевает допечатывать тиражи мрачнейшей "Лакримозы", пользующейся высоким спросом в России, странах Европы, США, Канаде. Между тем сам Есепкин никак не комментирует ситуацию, не дает интервью. Он действительно остается полностью закрытой фигурой, в отличие от склонного к мистификации Пелевина, иных участников современного литпроцесса. Возможно, это отложенная плата великого трагика деспотии за стену молчания, окружавшую его всегда. Есепкину ничего не дали опубликовать в СССР, гений торжественного слога был тенью, мифом, апокрифическим героем. Самиздатовские сборники мгновенно становились антикварными.