Скачать все книги автора Андрей С. Русаков

Как перейти в общественной жизни от формулировок, сочиняемых по шаблону «надо, чтобы…» – к действиям, опирающимся на иную логику: «чтобы нечто получилось – надо…»?

Авторы книги видят в такой задаче суть перехода с политического мышления на педагогическое. Речь идёт об отказе от веры в административные решения, от ожидания быстрых результатов насильственного внедрения новшеств – в пользу опыта взаимопонимания и взаимодействия по-разному живущих и думающих людей, честного внимания к условиям для позитивных перемен.

Страницы книги убеждают в том, что такой переход насущно необходим в российской жизни и при всей его трудности всё-таки возможен.

Эта книга посвящена тем образам позитивного национального будущего, которые может предложить России её педагогический опыт.

Ход времени вновь начинает ускоряться. Завершаются годы стабильности и сытой инерции, новая эпоха перемен в нашей стране не за горами. Зреют и «тектонические» сдвиги в образовании. Перед вами книга о том, как осмысление педагогических дел и событий может послужить учебником для проектов общественного развития, а общественные практики будут непосредственно опрокидываться в реалии школьной жизни.

«Школа перед эпохой перемен» выступает своеобразным продолжением и дополнением книги «Уходящие перспективы. Школа после эпохи перемен», написанной пятнадцатью годами ранее.

Эта книга посвящена тем перспективам, которые открылись перед учителями и детьми в ходе бурных школьных перемен 1980-х – 1990-х годов. В ней рассматриваются парадоксы, развилки, решения, наглядно проявившиеся в той школьной практике, которая соприкасалась тогда с серьёзной образовательной мыслью, пронизывалась заботой о детях и деятельной интуицией.

Книга была написана 15 лет назад, но теперь сюжеты «Уходящих перспектив» вновь становятся актуальны; перед тем или иным выбором профессионального и человеческого пути вольно или невольно окажутся многие люди.

Эту книгу можно использовать как своего рода путеводитель: введение в то пространство педагогических поисков и решений, суть которых подробно раскрывается в авторских книгах педагогов-исследователей, выступавших лидерами школьных перемен.

Продолжением книги «Уходящие перспективы» служит вторая часть дилогии – «Школа перед эпохой перемен. Образование и образы будущего» – которая обращена уже не только к учителям, но и к широкому кругу читателей, размышляющих над возможностями позитивных изменений в России.

Написал эту книгу молодой моряк, недавно вернувшийся из трёхлетнего плавания на фрегате «Северный Орёл». Из плавания своего он вынес замысел трёхъязычного Морского словаря (который вскоре будет создан и послужит русскому флоту много десятилетий) – и идею о переводе на русский одной из первых в мире детских книг.

Ведь только за считанные годы до того несколько немецких писателей и педагогов решили, что для детей нужно создавать специальные книги, а не просто переделывать и упрощать для них книги взрослые. Первой такой книгой, вышедшей в 1776 году, считается сочинение «Друг детей», а второй – тот самый труд И. Г. Кампе «Детская библиотека». Русский «перевод» вышел всего через четыре года после издания немецкого прототипа.

Только именовать его переводом нужно с большими оговорками. Ведь как раз по ходу дела Шишков и создавал язык русской литературы для детей: он вырабатывал в ней простой, почти «простонародный» слог – а в то же время слог чуткий и возвышенный; энергичный, задорный – но вместе с тем сердечный, трогательный; слог шутливый, озорной – и, одновременно, полный важных мыслей и серьёзных размышлений.

До Шишкова так в России не писал стихов никто.

Лаконичный обзор основополагающих идей детского сада, новейших западных течений, главных сторон практики, важнейших выводов из опытов русских детских садов за полстолетия; первые размышления о том, как этот опыт будет раскрываться в совсем новой действительности – книжки такого содержания неисповедимыми путями расходились по городам и полустанкам погружённой в гражданскую войну России, помогая создавать систему общественного дошкольного воспитания невиданного ещё масштаба. Вчитываясь в дошкольные «бестселлеры» революционных лет, мы обнаруживаем, что многие методические идеи, которые возвращались в нашу страну в последние двадцать лет как инновационные «западные веяния», неразличимо близки подходам русской экспериментальной педагогики столетней давности. А сам дух внимательного к детям вдумчивого поиска нетривиальных решений создаёт неожиданный резонанс между дошкольными заботами в ту эпоху и поисками сегодняшних воспитателей и руководителей детских садов.

Первый детский сад в России был открыт госпожой Софьей Люгебиль без малого 150 лет назад, в 1863 году, в Петербурге, на углу Большого проспекта и 9-й линии Васильевского острова.

Но за тридцать лет до того в небольшом домике в Гатчинском парке на собственные средства двух молодых педагогов для десяти мальчиков от четырёх до шести лет открылась небольшая – школа не школа – вроде бы школа по названию, однако предназначенная не для обучения, а для придания «правильного направления в развитии детских способностей»…

Между этими двумя событиями пролегла почти неизведанная эпоха удивительных поисков, экспериментов и усилий, когда и были заложены основы российской дошкольной педагогики. Весёлая мудрость её основателей позволяет нам видеть в их опытах и прозрениях не только истоки, но и горизонты идеального детского сада.

В формате PDF A4 сохранен издательский макет.

«Первый детский сад в России был открыт госпожой Люгебиль 140 лет назад, в 1863 году, в Петербурге, на углу Большого проспекта и 9-й линии Васильевского острова.

Но за тридцать лет до того в небольшом домике в Гатчинском парке на собственные средства двух молодых педагогов для десяти мальчиков от четырех до шести лет открылась небольшая – школа не школа – вроде бы школа по названию, однако, предназначенная не для обучения, а для придания «правильного направления в развитии детских способностей»… В общем, открылось нечто, куда дети прибегали по утрам с радостью, а расходились с плачем. И просуществовала эта «школа не школа» в этих руках и в таком виде около двух лет…»