Скачать все книги автора Алексей Поликовский

Final Melody – рок-группа родом из СССР. Ее гитарист был учителем Ричи Блэкмора и завсегдатаем Кащенко, органист воровал для своих музыкальных нужд детские коляски, а ударник в паузах между драками репетировал в коммуналке. Каждый концерт этой безумной команды превращался в дебош. Она была легендой советского рок-подполья. Прошло двадцать лет. Где теперь эта музыка?

Алексей Поликовский – почтальон в московских переулках, школьный учитель на окраине города, ночной сторож в музее и блистательный «универсальный журналист аристократической журналистской школы» («Новая газета»). Он никогда не пишет о политике и криминале, но всегда – с любовью, состраданием и восхищением – о людях. Его текст о Ринго Старре в старом «Ровеснике» был первым признанием Битлс в советской прессе. Его послденяя книга о Джиме Моррисоне – первая русская биография Повелителя Ящериц. Его героями были Виктор Цой и Фридрих Великий, Джим Моррисон и Януш Корчак, Пабло Пикассо и Владислав Третьяк, люди 1812 года и наши футбольные фанаты… Он много писал о дальних странах, но всегда – о России.

И вот из дальнего ящика допотопного письменного стола он извлек, наконец, одну из своих книг.

Читайте печальную историю потерянной музыки.

Алексей Поликовский человек рок-поколения и знает, о чем пишет.

«Москва против Мордора» – это история московского протеста 2011—2013 годов в лицах. На страницах книги вы встретитесь с сотнями самых разных людей, вовлеченных в народное движение против лжи и насилия. Вместе с автором вы пройдете маршем по бульварам, услышите митинговых ораторов, увидите, что происходило на Болотной 6 мая 2012 года, а потом побываете в залах судов. Все, о чем пишет автор, он видел собственными глазами.

Новая книга Алексея Поликовского переносит нас на двести лет назад, в ту дождливую ночь, когда два полководца готовились столкнуть свои войска в битве за власть над Европой, и в тот день, когда на размокшем поле Ватерлоо погибли 45 000 человек. Эта книга об истории удивительно современна в наше время, все более набухающее тревогой и предчувствием войны. Написанная страстно и ярко, она камня на камне не оставляет от мифа о войне как романтическом, исполненном высокого смысле действе.

Теперь на улицах другие лица, А здесь, приятель, похоронен Джим. Он умудрился вовремя родиться И умереть со временем своим.

Гениальный гитарист. Сумасшедший. Дерзкий рок-мэн, бросивший вызов мирозданию. Музыкант, сочинивший мелодии, которые прославили других музыкантов. Человек, заблудившийся в жизни и забывший, кто он такой. Растерянный, усталый путник в сандалиях на босу ногу и с душой ребенка.Поднесите к страницам этой книги смартфон – и с них зазвучит музыка.Это книга о Питере Грине и его удивительной жизни.

Двое бесцельно бродят по улицам Флоренции, держась за руки, как дети. За их спинами огромной тенью нависает страна, чреватая войной. Как спастись от серой тени и черных предчувствий? Бежать? Эмигрировать? Куда? В сегодняшнюю Флоренцию, шумную, светлую, чудесную? Или еще дальше, в голубое небо Микельанджело, в ночные мистерии Боттичелли? Маршруты их прогулок описаны с топографической точностью. Это роман о встрече двух одиноких и потерянных людей в самом прекрасном городе на Земле.

Время уносит и стирает людей, но они остаются в рассказах Алексея Поликовского такими, какими были когда-то на опасных ночных улицах и в заваленной снегом Москве неизвестно какого советского года. Взрослые остаются в рассказах молодыми, а дети не вырастают, потому что им незачем спешить в наш сегодняшний день. Так они и живут все в этой маленькой книжечке – брутальный таксист, гениальный рок-гитарист, мальчик и девочка из окраинной школы и сумасшедший, не знающий, что сошел с ума…

Говорят о немецкой пунктуальности, с которой гестапо организовывало террор. НКВД не уступал немецким коллегам. Репрессии против жен арестованных и их детей регламентировались 36 пунктами приказа от 15 августа 1937 года. В сохранившейся в архиве машинописной копии есть подчеркивания и галочки: чекист усердно штудировал пункты секретной бумаги, обдумывая, как быстрее и практичнее арестовывать и ссылать «социально-опасных детей». То, что для него было «пунктами», для девочки стало ее жизнью.

Варварская Москва и благородный Монтре – декорации для азартной русской игры, участники которой ставят на кон самих себя. Ими движет самое острое человеческое желание: желание сбыться. Они хотят овладеть не друг другом, а самой жизнью, ее самым сладким куском. Все виды человеческой жажды – жажда счастья, жажда любви, жажда обладания, жажда денег – находят тут свое место.

Когда с плеча рубишь канаты и прямо с Соборной площади Кремля взмываешь в небо на воздушном шаре, глупо думать о том, когда и где приземлишься и останешься ли живым. Да он об этом и не думал. Он вообще никогда и ни при каких обстоятельствах не думал о подобных мелочах. Он жил, просто жил…Граф Федор Толстой про прозвищу Американец – картежный шулер и герой Бородина, знаток французских вин и потребитель русской водки, скандалист с пудовым кулаком и аристократ с характером из гранита…

Это не биография Льва Толстого. Это попытка приблизиться к нему и понять, каким он был и кто он. Но разве он был? Разве он не есть сейчас, не в каком-то переносном и метафизическом смысле, а в самом непосредственном и прямом: Лев Толстой, наш сосед, друг и современник, с которым мы можем говорить обо всем, чем больно наше время и мучительна наша жизнь.

Таксист в Москве, миллионер в Андах, отщепенец в пустом самолете, узник концлагеря, два алкоголика, писатель без единой книги, субтильный европеец, затоптанный в русской истории, ― что между ними общего? На первый взгляд ничего. Но чем дальше читаешь, тем острее чувствуешь тянущую и неизбывную тоску человеческой жизни. Все эти люди заплутали в смутном времени и не знают, где окажутся завтра.

Гай Валерий Катулл – поэт, хорошо известный в Риме последних лет республики. Больше тысячи лет его стихотворения считались утерянными. Они были вновь найдены в тринадцатом веке в библиотеке Веронского собора. Потом рукопись снова потеряли, но с неё, к счастью, успели сделать копии.Всё, что мы знаем о страстной, нежной и мучительной любви Катулла и Клодии, мы знаем из его стихов.