Заклинание для хамелеона

Заклинание для хамелеона
Аннотация

Герои увлекательных фантастических ксанф-романов Пирса Энтони – взрослые и дети, кентавры и драконы, короли и принцессы, русалки и грифоны, гиганты и карлики. Читателя ждут увлекательные приключения, мягкий, ненавязчивый, чуть отстраненный юмор автора и погружение в мир фантастики.

Другие книги автора Пирс Энтони

После атомной войны человеку приходилось полагаться только на свои силы и умение владеть оружием. Поэтому закономерным стало появление Боевого Круга – испытания, в котором наиболее ярко проявлялись способности человека защитить себя. Воин, победивший всех, становился Императором. Именно так пришел к власти Сос по прозвищу «Веревка». Но завоевать власть – не главное. Нужно ее еще и удержать. А для формирования своей армии можно использовать Гибельные Земли – территории, подвергшиеся радиоактивному заражению.

«Медь Химеры», третий роман серии о Келвине из Руда, повествует о следующей стадии выполнения пророчества легендарного Маувара. Но это совсем не означает, что конец предрешен и ясен заранее: прежде всего потому, что есть люди, которые сомневаются, что пророчество является хотя бы в какой-то степени истинным. Вещи часто являются совсем не тем, чем они кажутся, особенно если в дело вступает магия.

Эра тьмы пала на Империю, и Нэк, самый отважный из воинов, был снаряжен в поход, который призван решить будущую судьбу мира.

Серебряные нити есть в каждом облаке, так говорит пословица, но Келвин не слишком в этом уверен. Он знает, что он вынужден быть Круглоухим из Пророчества … и он даже знает то, что Пророчество еще не сбылось до конца и то, что его приключения еще не завершены.

Но он так надеялся на самую капельку покоя.

Но на это не приходится рассчитывать – его отец угодил в темницу в мире по другую сторону Провала, его сводный брат участвует в приключении, связанном с прекрасной девушкой и серебряным змеем, а король Филипп Бластмор начинает задумываться, насколько сильно его делами управляет Мельба, колдунья. Тесть Келвина имеет твердые убеждения по поводу того, кто должен стать советником короля Филиппа вместо Мельбы. Но если и этого недостаточно, то взаимоотношения между лопоухими и серебряными змеями оказались поняты совершенно неправильно, что может привести к опасным последствиям ….

И снова мы оказываемся в волшебном мире Ксанфа – необыкновенной страны, в котором каждый житель наделен магическим талантом, в которой пиво поставляют пивные деревья, а башмачки растут на деревьях башмачных.

Но покой волшебной страны нарушен. На Ксанф движется волна завоевателей из Обыкновении. Весть об этом принесла – естественно! – ночная кобылка...

– Я сидела на грибе, как делают все лягушки, – возразила жаба, – и у меня есть на это право, по крайней мере, в нашей стране. А ты упал на меня, а теперь пытаешься оправдаться и при этом еще и грубишь!

В принципе, лягушка была права, но Гранди это не слишком сильно беспокоило. Его раздражение, вызванное ситуацией – как и недовольство всем, что в Ксанте происходило – заставило его автоматически среагировать на ссору так, как он уже довольно часто зарекался не реагировать – грубостью и ехидством.

Самое популярное в жанре Зарубежная фантастика

Начинаются поиски последнего из трех волшебных манускриптов. Кейту, Майклу и Эмме предстоит сражаться с чудовищами, терять друзей и даже противостоять тьме, которая посягает на их души.

Но, согласно пророчеству, тот, кто соберет Книги начала вместе, обретет небывалую мощь и сможет изменить мир. Собрав воедино Книгу времени, Книгу жизни и Книгу смерти, дети смогут победить зло и спасти родителей.

«На ледяном цементе подвала лежал холодный труп мужчины. Здесь было так сыро, будто моросил невидимый дождь, а люди толпились, как жители прибрежной деревни возле мертвого тела, поутру выброшенного волнами на морской берег. Казалось, в этой подземной комнате сила тяжести превышала обычную: головы присутствующих, уголки их ртов и щеки властно клонило вниз. Руки висели плетями, словно к ним были привешены гири, а ноги будто приросли к цементу и двигать ими было так же трудно, как под водой…»

Люди Икс, отверженные герои, собрались вместе, чтобы встать на защиту прав мутантов всего мира. Но что, если отныне никто не обречен быть мутантом? Что это – проклятье или благословение? И какой ценой достанется мутантам это «лекарство»?

Кирстен Кэсчок – автор трех стихотворных книг: Unfathoms («Непостижимые»), «Красивое имя для девочки» и The Dottery («Пунктирно») – лауреат премии Дональда Холла в поэзии. Первый ее роман, Sleight («Мухлёж»), произведение художественной фантастики об эстрадном представлении. Она получила степень доктора философии в Университете Джорджии за изыскания в английском языке и еще одну степень по хореографии в Университете Темпл. С ее недавними работами можно познакомиться в журналах American Poetry Review, BOAAT и Liminalities. Кирстен Кэсчок – доцент кафедры английского языка и литературы Дрексельского университета, а также главный редактор журнала thINKing DANCE, издающегося консорциумом танцевальных артистов и писателей Филадельфии.

«Меня всегда привлекали истории и фильмы о детях, которые по-своему непутевы или пагубны, вроде «Дурного семени», «Пятого ребенка» и др. Когда я получила по почте малышовый носочек с изображением черепа на нем, то принялась думать о тех, кто этого малыша опекает. Можно ли, раздумывала я, написать историю о дурном ребенке, чтобы при этом вина НЕ легла прежде всего на его мать? Какого рода близость требуется, чтобы сломать этот, ставший каноническим, сюжетный мотив? Я начала писать с этой отправной точки, изнутри такой близости. Ощущение было… странным».

«В Талсе, штат Оклахома, жил да был писатель, который одно время был самым лучшим автором короткой прозы в мире. Звали его Р. А. Лафферти» (Нил Гейман).

Впервые на русском – подборка лучших рассказов «самого оригинального из наших писателей» (Джин Вулф), «нашего североамериканского непризнанного Маркеса» (Терри Биссон), «самого безумного, колоритного и неожиданного автора из ныне живущих» (Теодор Старджон), одного из тех «уникальных писателей, которые с нуля создали собственный литературный язык» (Майкл Суэнвик). Отдельные рассказы современного классика переводились на русский еще с 1960-х гг., но книгой публикуются впервые. Более того, каждый рассказ сопровождается предисловием (а иногда и послесловием) таких мастеров жанра, как Нил Гейман, Сэмюел Дилэни, Харлан Эллисон, Конни Уиллис, Джон Скальци, Джефф Вандермеер и многих, многих других, завороженных его «парадоксами и противоречиями… безумными придумками и острым юмором» (Майкл Суэнвик). Герои Лафферти могут за восемь часов сколотить и утратить четыре состояния, спрятать целую долину в полутораметровой канаве, устроить на главной улице неделю ужаса с помощью семидневного исчезателя, сорвать планы Карла Великого, прокатиться через галактику в консервной банке, смастерить философскую концепцию из железа, разгадать загадку Долины старых космолетов на планете Медведей-Воришек и выиграть у самого Бога внекалендарные дни…

«Он был сам себе жанр, и его рассказы не похожи ни на чьи другие: завиральные байки, стартовавшие в Ирландии и прибывшие в Талсу, штат Оклахома, с пересадками на Небесах и на дальних звездах» (Нил Гейман).

Спенса и ее соратники выиграли битву с креллами, но война не окончена. Если люди так и останутся заперты на Россыпи, враги рано или поздно добьются своего и уничтожат остатки человечества. Чтобы отыскать путь к спасению, Спенса, приняв обличье инопланетянки, отправляется в самое сердце вражеской территории. И обнаруживает, что далеко не все там ненавидят людей. Но и над креллами, и над человечеством нависла общая угроза – делверы, загадочные существа, приходящие из неведомого пространства и способные в считаные секунды уничтожить все живое на планете. Враг моего врага – мой друг. Или это не так?

Впервые на русском!

Финн верит в науку. Он считает, что наука может объяснить всё, даже самые загадочные явления. Но сейчас мальчик в растерянности. Его мама пропала, а бабушка заявила, что та застряла где-то в прошлом… или в будущем и её нужно оттуда вытащить.

Оказывается, все женщины из семьи Финна умеют путешествовать во времени. Но Финн мальчик, и он не владеет этой способностью. Поэтому мама заранее соорудила для него портал – так, на всякий случай. Совершенно ненаучная ситуация.

Или всё же научный метод может помочь справиться с этим парадоксом?

Мастер мирового масштаба, совмещающий в литературе несовместимое. Создатель таких хрестоматийных шедевров, как «Марсианские хроники», «Вино из одуванчиков», «451° по Фаренгейту» и так далее, и так далее. Лауреат многих литературных премий. Это Рэй Брэдбери. Магический реализм его прозы, рукотворные механизмы радости, переносящие человека из настоящего в волшебные миры детства, чудо приобщения к великой тайне Литературы, щедро раздариваемое читателю, давно вывели Рэя Брэдбери на классическую орбиту. Собранные в этой книге произведения – достойное тому подтверждение.

В Лондоне конца XIX века под покровом тумана промозглого октября в Великой Игре сойдутся известнейшие персоны своего времени и их питомцы-помощники. Смогут ли игроки открыть врата в иной мир? В чем заключается их сила?

«Небеса Инкорпорейтед» – чрезвычайно плохо управляемая корпорация на небесах. Ее основатель и генеральный директор (известный в некоторых кругах как Бог) проводит бо́льшую часть своего времени на поле для гольфа. Он не решает мировых проблем, вместо этого он гуглит самого себя и постоянно сидит в различных блогах, чтобы узнать, что о нем думают люди.

Когда Бог решает уйти в отставку, он также решает уничтожить Землю. Все сотрудники с готовностью воспринимают новости, за исключением Крейга и Элизы – двух ангелов в почти заброшенном Департаменте чудес. В отличие от своего босса, ангелы любят свою работу и отказываются признать, что Земля должна погибнуть.

Ангелам удается заключить сделку со своим боссом. Он отзовет свой Армагеддон, если они смогут сотворить чудо: заставить двух самых неуклюжих людей на планете влюбиться друг в друга. У ангелов есть две недели, чтобы соединить несоединимое и доказать, что человечество вовсе не безнадежно.

Оставить отзыв