Смерть поэта

Аннотация

Динамично и остро написанная, серия «Ave Media» может привлечь не только искушенных читателей, ценящих изысканный стиль и интеллектуальную игру, но и но тех, кого интересует прежде всего занимательность. Близкой аналогии «Ave Media» в литературе нет, но некоторые аспекты разрабатывались достаточно давно. Критики говорят о структурировании автором нового жанра, и слово «авемедия» уже стало в их обиходе нарицательным. Почему речь идет именно о жанре? Дело в том, что только в этой книге в одном потоке объединены три различных «авемедийных» темы, что прежде стояло особняком у авторов – классических и современных: (1) историческая, апокрифическая; (2) литературная, театральная, кинематографическая; (3) Альтернативная реальность, антиутопия.

Все события и персонажи серии вымышлены и любые совпадения с реальностью случайны.

Другие книги автора Сергей Юрьевич Саканский

Рассказ ПОКРЫВАЛО ВДОВЫ, ИЛИ ВИРУС УБИЙСТВА охватывает период трех десятилетий, начиная с шестидесятых годов. Это драматическая история женщины: все мужчины, выбранные ею, гибнут один за другим при странных обстоятельствах…

ЖИРМУДСКИЙ И ЕГО КВАРТИРА описывает распространенную для девяностых годов ситуацию: пользуясь правовым неведением населения, новоявленные мошенники (сейчас благополучно состарившиеся) по всей стране массово отбирали у людей жилье, обрекая их на скитания, алкоголизм и в конечном итоге – смерть. Этот текст является парным к рассказам ПИОНЕРЫ и СЛЕДЫ ЛИДОЧКИ из предыдущих книг серии.

ЗАПРЕЩЕННЫЙ ПРИЕМ – история бизнесмена и поэта, две исковерканные судьбы, прошедшие через горнило девяностых.

Говорят, что археологи погружаются в глубь времен… Думал ли молодой ученый Глеб Славин, что ему на самом деле предстоит далекое и опасное путешествие – туда, откуда не возвращаются ни живые, ни мертвые?

Серега окучивает крымского гусика, после чего наши неутомимые друзья живут в Севастополе, неподалеку от памятника Нахимову, время от времени оказываясь и в других непредсказуемых частях этого славного города-героя. Закончив свою севастопольскую жизнь, Яша и Серега, наконец, достигают Евпатории и разбухиваются с лолитами.

Несмотря на жестокий идиотизм советского времени, Яшины рассказы в целом мажорны: мы видим довольно широкую прослойку людей, которые были свободны, делали то, что хотели, не заморачиваясь переустройством мира, в котором и без того им жилось легко и приятно. Об этой внутренней свободе красноречиво свидетельствует и сам язык данных произведений.

Мы видим Яшу и Серегу в поезде, в момент получения известия о смерти К.У. Черненко, наблюдаем реакцию на это событие как главных, так и эпизодических персонажей. Яша и Серега совершают победоносное турне по маршруту Москва – Таллинн – Ленинград – Угловка – Гульбарий. Им открываются новые онтологические истины.

Книжки эти веселые, на первый взгляд – развлекательные. Вместе с тем, в такой шутливой форме нашлось место для серьезных вопросов – история страны, истоки современных проблем, национальная идея, религия, тема внутренней и внешней свободы.

К великому нашему сожалению, количество слов начинающихся на «не» изрядно увеличивается, ибо Яша и Серега переживают не самые лучшие времена своей бурной жизни.

Новый рассказ об Арабатской стрелке говорит о том, что повествование переходит к следующему этапу, где будет еще больше буха, стопа и стюпа, к которым, как мы видим, примешивается самый настоящий буп.

Глубокой зимней ночью на улице обнаружен труп бомжа, в то же время в городе пропал приезжий бизнесмен. Оба события как-то связаны, поскольку и убитый, и пропавший были одеты совершенно одинаково. Следователь Пилипенко в недоумении, а его друг, независимый журналист Жаров, просто потрясен: видеокамера ночного магазина зафиксировала таинственную фигуру, которую можно считать призраком убитого, если, конечно верить в то, что призраки на самом деле существуют. Только вот в чем нелепость: «призрак» появился в городе за несколько часов до того, как сам человек был убит…

В новогоднюю ночь на лестничной клетке жилого дома найден труп Санта-Клауса. И журналист Жаров, и следователь Пилипенко потрясены: это не просто человек в костюме, а «настоящий» Санта-Клаус, с кукольным лицом и седой бородой. Дальше больше: мертвые тела странных существ находят в разных местах города – Кот в сапогах, Красная Шапочка, Железный Дровосек… Жаров уверен, что вилла, куда ведут следы, является замаскированным космическим кораблем пришельцев, а странные создания – имитации сказочных персонажей – с какой-то целью произведены в лабораториях инопланетян. Следователь Пилипенко в инопланетян не верит: правда, на сей раз он столкнется с действительно фантастической головоломкой.

Берлин, 1945 год. Сонная Европа, уставшая от долгих мирных лет. Адольф Гитлер стал известным художником-антифашистом. Он пишет картину «Mi Lucha», что в переводе с испанского означает «Моя борьба» – название книги мексиканского диктатора. Содержание картины напоминает нам «Гернику» Пикассо.

Какие-то люди похищают живописца прямо из его мастерской, тайно везут в Мексику, где к власти пришли лучисты во главе с Троцким и первым идеологом лучизма, таинственным товарищем Лучо. Они основали в Латинской Америке тоталитарную империю, которая развязала вторую мировую войну на Американском континенте, напала на США. Юг страны уже захвачен, крупные города разрушены, линия фронта докатилась до Нью-Йорка…

Все события и персонажи серии вымышлены и любые совпадения с реальностью случайны.

Самое популярное в жанре Современная русская литература

Книга содержит путевой дневник, который автор вел во время похода в Саяны, рассказы из трех циклов и повесть «Разговор с Птицей», продолжающие традицию «мистического реализма».

Приключения подростка Захара Ковалёва продолжаются. Встретившись с Рождённым Огнём, Захар становится его преемником и получает силы огня. Но не всё так просто. Сила Огня не такая уж и покорная, и получив желаемое, Захар теряет брата, попавшего в зеркало на неопределённое время.

«В середине января, когда в тайге еще лютовали крещенские морозы, в берлоге родились медвежата.

Этой минуты с тревогой ждала старая медведица, готовилась долго. Еще в начале нового года она повелительным рыком загнала пестуна на припечек – нишу, вырытую с умыслом в глубине берлоги. Медведю-подростку не хотелось покидать нагретого места. Но упрямиться не приходилось – мать была неумолима. Пестун хорошо чувствовал ее пронзительный взгляд. Старая медведица не только ласкала и защищала его, но и за непослушание могла и строго наказать. Шлепки ее больших лап были сильными…»

Этот сборник написан в разные годы жизни автора. Произведения отражают время, в котором они были созданы, и чаяния писателя. Есть весёлые, встречаются грустные, иногда отправляющие читателя в прошлое зарисовки. А есть просто шутки.

Иллюстрированная Лауреатом «Русского Букера» 2017 года Александрой Николенко сокращенная версия книги «Майский сон о счастье» (2015 года), получившей в 2017-м Международную литературную премию им. Ф. Искандера.

Книга содержит нецензурную брань.

Первые повести А. Д. Троцкого. Глубокомысленные рассказы написанные легким языком. Фантастические истории пересекаются с реальной жизнью и позволяют по иному взглянуть на вещи и на жизнь в целом.

С чем и с кем мы сцепляемся, чтобы не сорваться с чёртового колеса жизни и не улететь в пустоту и небытие? «Коэффициент сцепления» – это сборник рассказов и новелл о наших якорях: близких людях, родных городах, детских воспоминаниях.…В логу, завернувшись в снежное одеяло, спят дома.Леденцовый свет переливается в окнах.Маслянистыми пятнами размазываются по черноте фонари.Медленно ложится туман, как будто кто-то огромный дышит на невидимое стекло, и оно запотевает.

Под ударами Красной Армии части барона Врангеля отходят к Севастополю, чтобы оттуда морем уйти к чужому берегу навсегда. Офицеров, оставшихся в Крыму, возможно, ждет смерть, не лучше участь тех, кто завербуется во Французский Легион, издевательства, лишения, тяжелые бои. Холмы Туниса и Марокко покрыты могилами русских легионеров. Побег во Францию не избавит от испытаний русского поручика Владимира Макарова. О его интересной, полной приключений судьбе – в этой книге.

Эта книга о современных городских людях, перешедших рубеж между молодостью и зрелостью, но ощущающих себя не повзрослевшими и потерянными.

«Мечты, мечты… Сладкий дурман человеческого тусклого бытия… Длительно мечтать – значит бесстыдно обманывать и обкрадывать самого себя по-крупному, откладывать хрупкое и заветное на «потом», которое всегда находится где-то «далеко»… Я тоже мечтала… десятилетиями… Но когда первый раз посмотрела приближающейся старости в глаза, то первое, что сделала – запретила себе мечтать больше одного дня. Оставила лишь неуемное желание, которое плавно переходило в действие. Так я поехала в Псков, а затем – в Михайловское…»

Оставить отзыв