Шум времени, или Быль и небыль. Философическая проза и эссе

Шум времени, или Быль и небыль. Философическая проза и эссе
Аннотация

В своей новой книге Владимир Кантор, писатель, доктор философских наук, заведующий Международной лабораторией исследований русско-европейского интеллектуального диалога Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» (НИУ-ВШЭ) и ординарный профессор Школы философии того же университета, а также главный редактор журнала «Философические письма. Русско-европейский диалог», обращается к давней своей теме – силе женщины, женщины спасительницы, будь она девочка или взрослая женщина. А также о жизни, протекающей между былью и небылью.

Многие тексты этой книги публиковались в периодике. Это своего рода избранное, автор подготовил его к своему семидесятипятилетнему юбилею.

Другие книги автора Владимир Карлович Кантор

В книге раскрывается сущность менеджмента и место менеджера на современном предприятии через ролевой и личностный аспекты деятельности человека и организации. Прослеживается история возникновения и развития менеджмента в зависимости от той или иной школы. Показано взаимодействие внутренней и внешней среды организации. Рассмотрены сущность, принципы и цели управленческого учета и контроля в менеджменте, потребности и стимулы в управлении организацией.

Учебное пособие подготовлено в соответствии с требованиями федерального государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования.

Для студентов экономических факультетов высших учебных заведений, учащихся колледжей, а также тех, кто изучает данный предмет самостоятельно.

В новой книге Владимира Кантора, писателя и философа, доктора философских наук, ординарного профессора Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» (НИУ-ВШЭ), члена Союза российских писателей, члена редколлегии журнала «Вопросы философии» читатель найдет мемуарные зарисовки из жизни российских интеллектуалов советского и постсоветского периодов. Комические сцены сопровождаются ироническими, но вполне серьезными размышлениями автора о политических и житейских ситуациях. Заметить идиотизм и комизм человеческой жизни, на взгляд автора, может лишь человек, находящийся внутри ситуации и одновременно вне ее, т. е. позиции находимости-вненаходимости. Книга ориентирована на достаточно широкий круг людей, не разучившихся читать.

Значительная часть публикуемых здесь текстов была напечатана в интернетжурнале «Гефтер».

Вниманию читателя предлагается не совсем обычная книга. Ее аналогом могут быть разве только «Арабески» Гоголя, где художественная проза свободно сочетается с научными исследованиями и эссе. Гоголь тем самым утверждал, что писатель един в своих двух ипостасях (как художник и как мыслитель). Вынеся в заглавие книги название жанра, Гоголь вполне как романтик играл с читателем. Тогда это, наверно, было понятно. Сегодня жанровый смысл этого заглавия в сознании широкого читателя забыт. Да и не только сегодня. Опубликованные в начале XX века Андреем Белым «Арабески» состояли в основном из статей, утратив жанровое своеобразие, слово «арабески» было воспринято как простое название. Но жанр «арабесок» соединяет философские и художественные узоры, вписывая их в общую канву человеческой судьбы. Арабески говорят о едином почерке человека, но в разных сферах. Этот жанр подтверждает старую идею романтиков о внутреннем единстве философии и искусства. В новой книге Владимира Кантора, известного писателя и философа, сделана попытка восстановить эту прерванную традицию.

В книге предпринята попытка демифологизации одного из крупнейших мыслителей России, пожалуй, с самой трагической судьбой. Власть подарила ему 20 лет Сибири вдали не только от книг и литературной жизни, но вдали от просто развитых людей. Из реформатора и постепеновца, блистательного мыслителя, вернувшего России идеи христианства, в обличье современного ему позитивизма, что мало кем было увидено, литератора, вызвавшего к жизни в России идеологический роман, по мысли Бахтина, человека, ни разу не унизившегося до просьб о помиловании, с невероятным чувством личного достоинства (а это неприемлемо при любом автократическом режиме), – власть создала фантом революционера, что способствовало развитию тех сил, против которых выступал Чернышевский. Бесы заняли место реформатора (используя его нравственный капитал невинно загубленного человека). «В одной этой действительно замечательной биографии мы подошли к Древу Жизни, – писал Василий Розанов, – но – взяли да и срубили его». Слишком долго его имя окормляло его противников. Пора увидеть носителя этого имени в его подлинности, расколдовав фантом, который подарила ему злая судьба. По мере сил автор попытался это сделать.

В формате PDF A4 сохранен издательский макет книги.

В своей работе Владимир Кантор, доктор философских наук, заведующий Международной лабораторией исследований русско-европейского интеллектуального диалога Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» (НИУ-ВШЭ) и ординарный профессор Школы философии того же университета, избирает темой своего исследования сопряжение литературы с философией. На взгляд автора, не было ни одного великого литературного произведения, которое ни находилось бы в напряженном поле философских идей. Вне этого контекста настоящая литература непонятна. Уже диалоги Платона были одновременно и философией, и замечательной литературой. По словам Достоевского, «мысль надо чувствовать». Но для этого в произведении должна быть мысль, должен быть философский контекст. Так шекспировский «Гамлет» непонятен без обращения к текстам Эразма Роттердамского, Пико дела Мирандола, Мартина Лютера, отзвуки идей которых звучат в речах принца. Как говорил Хайдеггер, в поэтических изречениях древнегреческих философов рождается западный мир, его культура, ибо философия и поэзия стоят на разных вершинах, но говорят одно и то же… Задача исследователя – суметь это увидеть, и сообщить увиденное читателю, что можно сделать единственным способом – дать анализ философских смыслов в великих произведениях мировой литературы. В книге рассмотрены тексты Шекспира, Гофмана, Бальзака, Достоевского, Кафки, Вл. Соловьёва, В. Брюсова, Е. Замятина, А. Кёстлера, И. Эренбурга, В. Кормера и других мастеров литературы в философском контексте их времени.

В формате PDF A4 сохранен издательский макет книги.

Вниманию читателя предлагается второе издание книги Владимира Кантора – известного писателя, доктора философских наук, ординарного профессора НИУ ВШЭ, историка русской культуры – «Русская классика, или Бытие России». Первое издание вышло девять лет назад, разошлось в течение недели, так что второе издание необходимо. Автор исходит из давно проводимой им идеи, что только имеющая высокую классику культура бытийствует в высшем смысле этого слова. Есть культуры этнографические – не более чем материал для полевого исследования археолога или культуролога, и есть культуры, созидающие духовную жизнь человечества. Сам факт наличия высокой классики, которая творит свою страну для мира, позволяет преодолеть не только пространственные, но и историко-временные границы и сохранить такую культуру как событие мирового значения. Уточняя и развивая свою мысль, автор значительно переработал свою книгу.

В формате PDF A4 сохранен издательский макет книги.

В своей новой книге Владимир Кантор, писатель, доктор философских наук, заведующий Международной лабораторией исследований русско-европейского интеллектуального диалога Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» (НИУ-ВШЭ) и ординарный профессор Школы философии того же университета, дает своеобразный мастер-класс, показывая, что литература и философская рефлексия нисколько не противоречат друг другу Одна из любимых идей автора – что только в философском контексте становится внятным художественный текст. В этой книге он попытался реализовать это свое понимание культуры.

Все тексты публиковались в периодике – московской, питерской, ярославской, чешской, американской (США).

В формате PDF A4 сохранен издательский макет книги.

Предлагаемая работа является продолжением книги «Посреди времен, или Карта моей памяти», вышедшей в 2015 году при поддержке Министерства культуры РФ и Союза российских писателей. «Посреди времен» была замечена критикой. Новая книга также является рядом очерков и эссе, связанных единой идеей и единым взглядом автора на мир, судьбой автора, его интеллектуальными путешествиями в разные части России и разные страны (от Аргентины до Германии). Поэтому название ее отчасти перекликается с предыдущей.

Большая часть текстов публиковалась в интернет-журнале Гефтер.

Самое популярное в жанре Социальная философия

Жизнь человека уникальна: она полна новых открытий, на пути которых лежать немало трудностей… И порою, чтобы пройти все испытания, нужно пожертвовать чем-то главным. Memento mori – "помни о смерти" гласит латинская мудрость, но она также твердит per aspera ad astra – "сквозь терни к звездам", и ведь действительно, за каждой темной полосой следует светлая, поэтому нужно ценить жизнь, какой бы трудной она ни была!

Hay varios conceptos que explican el origen de la moral. Hasta cierto punto, se complementan entre sí y crean una visión integral y multifacética de la moralidad en la cultura. Así, las opiniones religiosas y biológicas marcan en realidad las limitaciones de un análisis puramente sociológico de diversos fenómenos morales. Al mismo tiempo, las enseñanzas sociológicas enfatizan que la implementación de la idea de bondad, justicia y el desarrollo real de la moral humana sólo es posible en un entorno social a través de la comprensión y la tolerancia mutuas.

Всё что вы любите, всё в тёмной обёртке. Вашему вниманию предоставляется книжечка-книжулечка для обычных любителей чего потяжелее, но не через уши, а глазами, понимаете? Окунитесь в мир трёх племён, что находятся под чутким взором Метал-Бога. Нежить, ненормативная лексика, треш и угар, как говорится, и прочие любимые втихую веществ… вещи.Художник-иллюстратор: Александр Будник

Книга «Поехали!» научит относиться к мечтам серьезно, потому что человек способен не растрачивать понапрасну свое равновесие в этом прекрасном и яростном мире.

Я, рядовой Патрушев, отслужил в армии год в росгвардии. Готов поделиться своими мыслями с читателем на счёт армии в целом, раскрыть свою душу, свои искренние чувства. Как иронично, что мой дембельский аккорд оказался именно таким, а конкретно, написать сочинение на тему "я люблю свой автомат".

Кто такой Матвей Филиппович? Герой, трус или обычный человек? Много ли у него было шансов что-то исправить или он всегда шел по накатанной ? Трус умирает миллион раз, а герой ? Чтоб найти ответы на все эти вопросы нужно обратиться к первоисточнику – узнать что об этом думает сам автор.

Везде прослеживаются двойные стандарты! Это как? Что еще за двойные стандарты?!Это когда они делают так, как считают правильным сами, но если кто-то другой так сделает, то он будет обвинён в подлости…

1. "Искусство манипуляции: Понимание и защита от психологических стратегий" – Эта книга предлагает глубокий анализ различных методов манипуляции, используемых в повседневной жизни, от межличностных отношений до профессиональной среды. Авторы предлагают психологические инсайты и стратегии для распознавания и защиты от манипулятивного поведения, а также практические советы по развитию устойчивости и эмоциональной интеллигенции.2. "Манипуляция и самозащита: Понимание психологических тактик и их преодоление" – В этой книге исследуются механизмы манипуляции, начиная с мелких обманов и заканчивая манипулятивными стратегиями в сложных социальных структурах. Авторы предоставляют практические советы и техники самозащиты, основанные на понимании психологических механизмов манипуляции.

There are several concepts that explain the origin of morality. To a certain extent, they complement each other and create a comprehensive, multifaceted vision of morality in culture. Thus, religious and biological views actually mark the limitations of a purely sociological analysis of various moral phenomena. At the same time, sociological teachings emphasize that the implementation of the idea of goodness, justice, and the actual development of human morality is possible only in a social environment through mutual understanding and tolerance.

Il existe plusieurs concepts qui expliquent l'origine de la moralité. Dans une certaine mesure, ils se complètent et créent une vision globale et multiforme de la moralité dans la culture. Ainsi, les conceptions religieuses et biologiques marquent en réalité les limites d’une analyse purement sociologique de divers phénomènes moraux. Dans le même temps, les enseignements sociologiques soulignent que la mise en œuvre de l'idée de bonté, de justice et le développement réel de la moralité humaine ne sont possibles que dans un environnement social fondé sur la compréhension mutuelle et la tolérance.

Оставить отзыв