Режим Путина. Постдемократия

Режим Путина. Постдемократия
Аннотация

Со сталинских времен в ткань русского языка вплелось негативное отношение к слову «режим». Режимы были только «у них» и только диктаторские: Франко, Салазара, Чанкайши, Пиночета…

Лишь профессиональный язык механиков сохранил натуральный исходный смысл: режим работы двигателя – нормальный. Эта книга о мечте Президента нормализовать работу государственной машины, о стремлении к этому и о множестве барьеров на пути к решению этой задачи.

Одни барьеры застарелые, другие порождены отчасти предвидимыми, но все равно внезапными обстоятельствами: от Беслана и казуса Ходорковского до навыков бюрократий, партий и движений, бизнеса и, наконец, всякого российского человека, которому надлежит стать гражданином.

Рекомендуем почитать

Эта книга – первое в мире систематическое исследование культурных корней традиций и стратегии управления в китайском обществе. Автор подробно рассматривает историческое своеобразие китайского стиля менеджмента, его мировоззренческие предпосылки и отличия от стиля менеджмента в соседних странах Дальнего Востока. Книга обращена как к специалистам-востоковедам, так и к деловым людям и широким кругам читателей, еще не потерявших надежды на жизненный успех.

Другие книги автора Дмитрий Юрьев

Небольшая, со страстью написанная работа убедительно выражает позицию нового поколения, категорически не согласного с капитулянтством любого розлива – от идеологического и экономического до гламурного предательства культуры. Перефразируя известное выражение, автор показывает, как тот, кто владеет настоящим, меняет прошлое, обращает внимание читателя на ложность устоявшихся мифов, будь то «поражение в холодной войне» или специфическая форма интерпретации реального продолжения обязанностей СССР, принятого на себя Россией, в формулу правопреемства. Давая свою интерпретацию вызовов, стоящих перед отечеством, автор акцентирует внимание на культурных матрицах глобализма и современного ислама, на опасности «цивилизации юзеров», и вместо обычного противопоставления ценностей привносит собственное конструктивное понимание того, что ценностный ряд Запада и России един, тогда как приоритеты внутри этого ряда расставлены совершенно по-разному.

Самое популярное в жанре Публицистика

В каждом номере мы знакомим читателей с яркими и талантливыми писателями и поэтами, публикуем новые творения уже именитых литераторов современности.

С первых страниц задаём громкий и мощный аккорд: выпуск открывает культовая личность – Роман Сенчин. И удерживаем эту планку на высоком уровне на протяжении всего выпуска.

Он получился богатым на прозаические и поэтические произведения. Авторский состав «Российского колокола» (выпуск 1–2) – блестящий и творчески одарённый. У многих из них за плечами опыт издания собственных книг, сотрудничество с крупными издательствами, неоднократные публикации в России и за рубежом. Есть в нём и работы писателей, которые ещё не имеют «багажа» из напечатанных книг и многочисленных публикаций в ведущих литературных изданиях. Их произведения вы вряд ли найдёте в Интернете… Но эти личности достойны пристального внимания и читательского интереса. Ведь «Российский колокол» диктует моду в мире современной литературы. Мы помогаем писателям раскрыть талант и заявить о себе, завоевать интерес у читателей и закрепиться в литературных кругах.

Приятного чтения.

«Пора России отдохнуть от нелепого раздора между властями и либеральничающей оппозицией одних, глубоко нечестного молчаливого протеста других и легкомысленного равнодушия третьих. Пора ей перестать быть взбаламученным морем. Пора приступить к честному совместному мирному, братскому труду на пользу общую» (Николай Неплюев. 1851—1908). Общественный деятель и писатель, религиозный мыслитель и экономист. Создал на началах апостольского служения уникальную образовательно-воспитательную и производственно-хозяйственную систему общественных отношений, а также воплотил ее в Крестовоздвиженском трудовом братстве.

Рассказ Платона в его «Диалогах» о гибели Атлантиды можно считать научной гипотезой – опираясь на консенсус учёных о падении крупного астероида на Землю около 12 800 лет назад и о последовавшей за этим планетарной катастрофе и очень долгой «ядерной зиме». Следы этой планетарной катастрофы в последние 10—15 лет находят в Америке и Европе. Место падения астероида – Атлантический океан, западнее (или северо-западнее) Гибралтара – как раз примерно там, где «поместил» Атлантиду Платон.

Если вы прочитали данную книгу и не поняли, в чем же суть, не отчаиваетесь, я и сама не часто понимаю свои мысли. Это лишь мысли, ничего более.Вы, наверное, задались вопросом, почему же название книги «Война против воли человеческой». Потому что мы ведем войны с самими собой ежедневно, ненавидя себя за поступки, которые мы совершали раньше.В этой книге описываются события из жизни, с которыми каждый из вас сталкивался.

В России удалось навешать революционному большинству ярлыки варваров, чья вина всего-то оказалась в изменении политики на приоритет усиления прежде всего самых слабых социальных звеньев государства Российского. Причём, в отличие от прежних разрозненных частных вотчин – только через коллективизацию, которая вылилась в удивительный феномен преобразующей силы, когда все вместе единой целью совместных будущих успехов!

В этой книге старания аутсайдера на 81-м году – довести до людства свои писания… Опыт в коих в его жизни на свободе многообразный …Его попытки с младостью спознаться газетно-журнальной…

С возрастом приходит понимание того, что если тебе нескучно с самим собой, то жизнь прожита не зря, и ее наблюдениями стоит поделиться. Всегда найдется кто-то еще, кто посмотрится в зеркало твоей души, как в свое. И пусть этих «кого-то» окажется совсем немного, даже один, даже если этот один будешь ты сам – и им, и тебе станет уютнее на Земле.

Экзотерические смотри_название афоризмы. Есть смотри_название: есть ли жизнь больше 50%. А здесь экзотерические смотри_название афоризмы.

Высшего чина портрет на стене – икона, – коией светскость сакральность (святость) надеется обрести религиозную, – по сути – зомбёж… Но если мыслитель там, борец – и начала новой эры творец, – одно …а если, банально, чиновник, – совсем-совсем другое… Книга содержит нецензурную брань.

Тексты сборника – о простом человеке и его простых истинах: семейных ссорах и праздниках, прогулках по родному городу, размышлениях о жизни и смерти, находках и потерях. Автор делится подсмотренным и подслушанным. Под обложкой много людей: автор, его семья, старики, дети, прохожие. В книге много чужих и родных разговоров, надписей, звуков и запахов. Всё это замешивается в эмоциональный ком, который или выходит слезами, или долго стоит в горле и не даёт заговорить о пустом.

Оставить отзыв