Прорыв

Аннотация

«…Поздним вечером 10 октября в деревне Шутово, что затерялась среди лесов северо-западнее Вязьмы, сорокадевятилетний генерал-лейтенант Лукин, принявший на себя командование остатками Девятнадцатой и Тридцать второй армиями, а также Группой генерала Болдина, собрал совещание старших командиров – от дивизии до армии. Когда прибывшие генералы и офицеры расселись по лавкам вокруг большого деревенского стола, Лукин, сидевший под черными от копоти лампадки и лучин иконами в «красном углу», поднялся и, упираясь костяшками пальцев в стол, заговорил глухим голосом…»

Другие книги автора Виктор Мануйлов

«Начальник контрразведки «Смерш» Виктор Семенович Абакумов стоял перед Сталиным, вытянувшись и прижав к бедрам широкие рабочие руки. Трудно было понять, какое впечатление произвел на Сталина его доклад о положении в Восточной Германии, где безраздельным хозяином является маршал Жуков. Но Сталин требует от Абакумова правды и только правды, и Абакумов старается соответствовать его требованию. Это тем более легко, что Абакумов к маршалу Жукову относится без всякого к нему почтения, блеск его орденов за военные заслуги не слепят глаза генералу. Заслуги заслугами, а законы и воля Сталина превыше всего. Ими начальник «Смерша» и руководствуется в своей деятельности. К тому же и сам он всю войну провел, можно сказать, на передовой, хорошо понимая, что вовремя обезвреженный агент противника может стоить выигранного сражения, а хорошо законспирированный собственный агент во вражьем стане – и того больше…»

Весна тридцать девятого года проснулась в начале апреля и сразу же, без раскачки, принялась за работу: напустила на поля, леса и города теплые ветры, окропила их дождем, – и снег сразу осел, появились проталины, потекли ручьи, набухли почки, выступила вся грязь и весь мусор, всю зиму скрываемые снегом; дворники, точно после строгой комиссии райсовета, принялись ожесточенно скрести тротуары, очищая их от остатков снега и льда; в кронах деревьев загалдели грачи, первые скворцы попробовали осипшие голоса, зазеленела первая трава. И люди сразу же переменились: мужчины сняли шапки и теплые пальто, женщины платки и боты, одежда стала ярче, на лицах появились улыбки, – и оттого, что весна, и оттого, что кое-что переменилось в самой жизни: она освободилась от каких-то связывающих ее оков, для многих невидимых, но вполне ощутимых…

Текст публикуется в авторской редакции

«…Тридцать седьмой год начался снегопадом. Снег шел – с небольшими перерывами – почти два месяца, завалил улицы, дома, дороги, поля и леса. Метели и бураны в иных местах останавливали поезда. На расчистку дорог бросали армию и население. За январь и февраль почти ни одного солнечного дня. На московских улицах из-за сугробов не видно прохожих, разве что шапка маячит какого-нибудь особенно рослого гражданина. Со страхом ждали ранней весны и большого половодья. Не только крестьяне. Горожане, еще не забывшие деревенских примет, задирали вверх головы и, следя за низко ползущими облаками, пытались предсказывать будущий урожай и даже возможные изменения в жизни страны…»

«…И еще два дня прошли в тревожном ожидании чего-то, чего ни сами жители не понимали, ни Петр Васильевич при всей его учености, ни Александр Трофимович. Не понимали, но чувствовали какую-то тяжесть то ли на сердце, то ли еще где. От повышенного давления, говорят. А вечером второго дня, как раз в то предзакатное время, когда деревенские возвращались с речки со своими детьми, поднимаясь по косогору, а хозяйки шли отвязывать коз, со стороны деревни вдруг поперли змеи. Да так их было много, так много, что и ступить некуда…»

«Ночь», это рассказ о способности человека оставаться человеком в любых условиях. Рассказ основан на фактическом материале.

Рассказ «Торпедная атака» – о способности человека оставаться человеком в любых условиях.

…Он уже не думал над тем, каково там, в тонущих кораблях, немецким радистам. Он крутил ручку настройки, вслушиваясь в захлебывающиеся голоса чужой речи, и они были для него лучше всякой музыки, какую он когда либо слышал…

Рассказ основан на фактическом материале.

«Молодой человек высокого роста, с весьма привлекательным, но изнеженным и даже несколько порочным лицом, стоял у ограды Летнего сада и жадно курил тонкую папироску. На нем лоснилась кожаная куртка военного покроя, зеленые – цвета лопуха – английские бриджи обтягивали ягодицы, высокие офицерские сапоги, начищенные до блеска, и фуражка с черным артиллерийским околышем, надвинутая на глаза, – все это говорило о рискованном желании выделиться из общей серой массы и готовности постоять за себя…»

«…Первое, что мне бросилось в глаза, – это среди матовой, притененной белизны стен, занавесок, тумбочки, табурета, в белой кипени простыни и пододеяльника, отороченных простенькими кружевами, на белой подушке – черная блестящая копна волос. Волосы раскинуты по всей подушке, но не как попало, а будто их специально укладывали, подгоняя волосок к волоску. Казалось, что они светятся черным светом. В палате густился прохладный полумрак, напитанный тонким ароматом духов, – и уж потом я разглядел в черной копне смуглое лицо и блестящие глаза.

Меня так поразило это видение, что я на какое-то время опешил и замер в двух шагах от кровати. Со стороны я наверняка походил на какого-нибудь беспородного шницель-коктейля, учуявшего никому не принадлежащую кость…»

Самое популярное в жанре Книги о войне

Действие эпопеи развертывается в течение всего двадцатого века в России и Европе. В него втянуты четыре поколения семьи Буриданов.

Шестой том почти полностью посвящен Второй мировой войне. В ней как будто два полюса, две армии, две стороны: Германия и СССР с союзниками. Но, может, для кого-то война между ними чужая? Может, есть и повыше ценности, чем защита тех или иных общественных идеалов, той или иной страны и ее властителей?

Ирэн Коул, юная американка с русскими корнями, потеряла свою семью в толпе беженцев в порту Шанхая в 1941 году. Она становится танцовщицей в ночном клубе, но скоро попадает в лагерь для интернированных лиц. В борьбе за выживание она вынуждена полагаться на японского офицера, который в нее влюблен. Десять лет спустя она живет в качестве его официальной любовницы и является членом влиятельного японского клана.Однажды она обнаруживает, что ее семья пережила войну. Ей предстоит сделать выбор между своей неустойчивым положением иностранки в Японии и обманчиво возрожденным прошлым.

Героиня повести, Валя, совсем юная девушка встретила свою любовь, и как ей казалось это навсегда. Но наступила война, изменившая жизни и характеры.

Столкнувшись с предательством и не сумев простить, Валентина калечит не только свою судьбу…

Рассказы книги Сергея Прокопьева «На фронт с именем отца» так или иначе касаются темы Великой Отечественной войны. Одним героям выпало защищать страну на передовой, другие в тылу работали и жили по законам военного времени, третьи оказались в оккупации. Для кого-то война совпала с детством, для кого-то с юностью. И у каждого оставила в памяти неизгладимый след. Война брала на излом, ярко выявляя в человеке светлое и тёмное, самоотверженность и предательство. Кто-то стремился во что бы то ни стало выжить, спасти себя любой ценой, кто-то, находясь на грани жизни и смерти, приходил к пониманию евангельской истины: нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих.

Роман "ВЕТЕР" отмечен премией им. Эрнеста Хемингуэя. Написан в стиле остросюжетного приключенческого и детективного романа с привязкой к историческим событиям. Любовь, колдовство, страсть, трагедия, война, побег и душевная драма героини с первых страниц увлекают читателя необычным сюжетом и пронзительностью повествования. География событий повести – Сибирь, Центральная Россия, Чечня, Канада, Франция. Содержит нецензурную брань.

«Выстрел в Вене» – остросюжетный роман о невероятной истории спасения практически святого человека во время Второй мировой войны, за которую приходится платить по счетам его сыну уже в XXI веке. Внук советского офицера ищет в Вене встречи со знаменитым музыкантом из Аргентины. Но почему на ту же встречу стремится успеть старый немецкий антифашист? О цене свободы писали многие. А есть ли цена у святости?

В серии «Твёрдый переплёт» издаются книги номинантов (участников) литературного конкурса имени Ф.М. Достоевского, проводимого Московской городской организацией Союза писателей России совместно с НП «Литературная Республика».

Повесть о мальчике-сироте, которого в годы Великой Отечественной войны приютили разведчики одного из полков Советской Армии.

С этим автором захочется поспорить. Но рассказы Владимира Лукашука не оставят равнодушным! Одних тронет глубоким лиризмом рассказ «В поисках Надежды». Других удивят неизвестные факты о поэте М. Танича. Многих шокируют «Дезертир» и «Августин». Создаётся впечатление, что сборник написан совершенно разными людьми! Автор проникает в такие глубины души, куда большинство опасается заглядывать, как и в пропасть. Ведь его кредо: для художника нет запретных тем. Хотя писатель оговаривается: этические границы существуют. Это видно по тем же вещам как «Совесть» и «Легостаева страсть». Главный «конёк» автора: как ведут себя герои в разных – часто экстремальных – обстоятельствах? От того сразу чувствуется напряжённый нерв. Автор часто использует особый приём – рассказ в рассказе. Хороший бонус в конце книги – стихи: ироничные, лиричные, философские. Вопреки банальному названию эта книга заставит вас увидеть мир под другим углом. Прочтите книгу, и убедитесь в том сами. Содержит нецензурную брань.

Планируя Первую мировую войну, германские милитаристы делали ставку на блицкриг – молниеносную войну. Быстрый разгром континентальных противников – Франции и России – предполагал и означал выигрыш войны. Непосредственным выражением идеи блицкрига в собственно военном отношении стал так называемый «План Шлиффена», составленный в германском Большом Генеральном штабе и принятый политическим руководством Германии.

Всего за шесть недель немцы в союзе с австро-венграми намеревались разгромить и вывести из войны Францию, после чего обрушиться всеми силами на Россию и, следовательно, одержать победу в конфликте, не допуская его длительного разрастания.

Новая книга М.В. Оськина рассказывает о том, как русская армия в 1914 г. сорвала немецкие планы и не допустила разгрома Франции.

Дети войны… В этом теперь привычном словосочетании невольно звучит, будто война для них, подростков, была матерью. Смерти, болезни, голод, обрекающая на жестокость нужда… и бесшабашность, желание быть взрослее, подражание отцам-фронтовикам. Взрывы снарядов и мин на кострах, от которых – смерть да искалеченные судьбы, забирали отчаянных, кого не смогли уберечь предостережения родных. Детская память, возможно, – самое искреннее свидетельство реалий войны и послевоенного времени…

Оставить отзыв