Предисловие к первому изданию сочинений (От автора)

Предисловие к первому изданию сочинений (От автора)
Аннотация

«…Времена, пережитые русскою журналистикою за последние 20 лет, были преисполнены всевозможных случайностей, беспрестанно расстраивавших правильное ее течение и развитие. Мои очерки много пострадали от этих невзгод журнального дела чисто во внешнем отношении. Правда, аргусам нечего было в них искоренять: цензурные беды обрушивались не на такого рода литературные явления. Но в общем водовороте ничто не может оставаться нетронутым. Нет никакого сомнения, что эти очерки вышли бы рельефнее, полнее и осмысленнее, если бы журнальная жизнь была устойчивее и представители печати могли чувствовать себя поспокойнее…»

Другие книги автора Глеб Иванович Успенский

«…И вот эту-то глушь, бывшую бесплодною пустыней для людей легкой наживы старого времени, современные опустошители сумели превратить для себя в золотое дно, единственно благодаря благодетельствующему и увеселительному приему, заменившему собою и действительное сдирание шкуры с простодушного обывателя, и отвод глаз, и обещания царствия небесного и т. д. За заставой например, где валялся в канаве и в грязи кулак, умиравший впоследствии с голоду, теперь охотится на мужика целая толпа джентльменов; этим людям нельзя дать другого названия, потому что они, видимо, хотят быть джентльменами: для этого они нарядились в пиджаки, шляпы, слегка сидящие на затылке, и каждый закусил зубом по толстой сигаре…»

«Здешних», местных, причин, дурно влиявших на русского добровольца, было многое множество. Решаясь идти на смерть, русский доброволец хотя и имел полное право утверждать, что для него «все один черт», но сознание, что это дело приносит ему «во всяком случае» «непременно» честь, играло в его решимости едва ли не такую же значительную роль, как и его изломанное прошлое. Так вот одна из первых причин множества неудовольствий, наполнявших сердце русского добровольца, состояла именно в том, что на первых же порах по прибытии сюда доброволец не находил почти ничего, что ласкало бы его самолюбие; дома, в России, он в последние дни перед отъездом привык считать себя выше других, привык получать похвалы и восторги, пил, сколько хотел, и т. д. Этого же самого ожидал он в глубине души и подъезжая к Белграду, к Сербии – и, к удивлению своему, ничего такого не находил; Белград не делал ему никакой «шумной и крикливой чести»…»

«…В полутора верстах от шоссейного поворота, по старой столбовой дороге, при начале довольно длинного леса расположился маленький поселок, состоящий из нескольких постоялых дворов, из которых иные очень зажиточны. Повидимому, в этой глуши на позабытой уже дороге не было никаких резонов существовать этому поселку – и притом еще существовать довольно весело (о чем свидетельствуют три кабака между шестью домами). Но оказывается, что резоны есть, и именно два: шлагбаум, или застава на шоссе, и непроходимый овраг на старой столбовой дороге. Шлагбаум тем содействовал процветанию поселка, что, пугая обозников разными взысканиями и пошлинами с лошади, с версты и проч., заставлял их объезжать лесом и старой дорогой…»

«…Внутри кабака за стойкой стоял маленький горбатый хозяин, навалившись выпяченною уродливою грудью на стойку, и вел беседу с подгулявшим отставным солдатом. Беседа его была весьма оригинальна: он отвечал, по-видимому, на все вопросы солдата, соглашался, возражал, но в сущности не говорил ничего и не совсем даже слышал солдатские речи. Это особого рода язык, в котором с таким искусством употребляют слова: «к примеру», «а то как же», «в аккурате», «ишь» и т.д. Солдат тотчас вытянулся перед чиновником и весело произнес: «здравия желаю, ваше высокоблагородие». Встреча с начальством ему, очевидно, была приятна, и когда чиновник, потребовав себе воды, сел на лавку отдохнуть, солдат тотчас же приступил к нему с рассказами какой-то длинной истории о старом барине…»

«Рассказ «Книжка чеков» принадлежит к числу наиболее выдающихся произведений демократической литературы 70-х годов. Он стоит в одном ряду с теми произведениями Некрасова и Щедрина, в которых реалистически изображено тяжелое положение русской деревни и развитие капитализма в первые десятилетия после реформы. Успенскому удалось дать в рассказе ряд больших социальных обобщений: таковы история «распоясовцев», обобранных помещиком после «освобождения», образ предприимчивого купца Ивана Кузьмича с его магической «книжкой чеков» и формулой «человек-полтина», закабаляющего разоренных помещиком крестьян. …

В основу рассказа Успенский положил реальные факты. …»

«…Предприняв поездку к сибирским переселенцам, Успенский в июле 1888 года прибыл в Томск. Редакция «Сибирской газеты», в которой участвовали представители политической ссылки, деятели народнического лагеря, готовились к большому культурному событию в жизни царской России – открытию первого сибирского университета в Томске. В номере газеты намечался отдел «Замечательные сибиряки», и для него Успенский написал статью о Щапове…»

«…Проходил я как-то на днях мимо одной из мэрий и от нечего делать остановился вместе с толпой других зевак посмотреть на свадьбу. Крыльцо мэрии было наполнено расфранченными мужчинами и дамами, с минуты на минуту ожидавшими приезда жениха и невесты. Угрюмое, казарменное здание и фигуры городовых на углу и на крыльце как-то странно смотрели на эту расфранченную, сияющую предстоящим праздником публику; эти цветы на голове и букеты в руках как-то вовсе не шли к пыльной чиновничьей мурье, с темными коридорами, запыленным, грязным полом и запахом махорки капораля. Я десятки раз видал и прежде эту уличную сцену, но обыкновенно бывало как-то так: посмотришь и пойдешь; на этот же раз контраст между веселым смыслом сцены и жестким впечатлением чиновничьей мурьи как-то очень сильно и неприятно подействовал на меня. …»

«…В больших попыхах наконец-таки выскочил я из номера и по обыкновению не пошел, как ходят люди, а уже побежал по коридору к крыльцу, но вдруг на этом самом крыльце, с которого мне следовало бы сбежать так же проворно и торопливо, как я делал это до сих пор, вдруг я как-то ослаб, размяк, как-то вдруг совершенно потерял потребность быть впопыхах, бежать, как-то вдруг почувствовал, что «не пойду» овладело мною так же сильно и всемогуще, как до сих пор всемогуще владело сознание необычайной важности «полстакана». Я вдруг увидел, что все это до такой степени несказанно уже надоело мне, наскучило и уже сделалось нестерпимым, что я как бы прозрел…»

Самое популярное в жанре Документальная литература

Справочник в 52 томах подробных военных биографий советских военачальников, служивших в РККА и получивших персональное воинское звание комбриг с 1935 года по 1940 год. В 24-й том вошли комбриги с фамилиями на букву М, кроме комбригов НКВД и РККФ – они войдут в отдельные тома. Книга составлена по архивным документам РГВА – таким, как приказы НКО СССР, списки командно-начальствующего состава РККА, учетно-послужные карты. Многие сведения публикуются впервые.

Книга представляет собой 12-й том многотомного издания, в который вошли биографии всех военачальников, получивших воинские звания генерал-майор авиации, генерал-лейтенант авиации и генерал-полковник авиации с 1940 по 1945 гг. Биографии составлены на базе учетно-послужных карт военнослужащих и других архивных документов. Многие сведения публикуются впервые.

Справочник в 52 томах подробных военных биографий советских военачальников, служивших в РККА и получивших персональное воинское звание комбриг с 1935 года по 1940 год. В 37-й том вошли комбриги с фамилиями на букву С, кроме комбригов НКВД и РККФ – они войдут в отдельные тома. Книга составлена по архивным документам РГВА – таким как приказы НКО СССР, списки командно-начальствующего состава РККА, учетно-послужные карты. Многие сведения публикуются впервые.

В многотомнике "Командиры дивизий Красной Армии 1941-1945 гг." собраны биографии всех командиров и временно исполняющих должности командиров дивизий Красной Армии с 1941 года по 1945 год. Биографии составлены по данным УПК и личных дел генералов и офицеров Красной Армии. В 46-й том вошли биографии командиров горнострелковых, мотострелковых, стрелковых и дивизий народного ополчения с фамилиями на букву О.

Справочник в 52 томах подробных военных биографий советских военачальников, служивших в РККА и получивших персональное воинское звание комбриг с 1935 года по 1940 год. В 33-й том вошли комбриги с фамилиями на буквы Р, С, кроме комбригов НКВД и РККФ – они войдут в отдельные тома. Книга составлена по архивным документам РГВА – таким как приказы НКО СССР, списки командно-начальствующего состава РККА, учетно-послужные карты. Многие сведения публикуются впервые.

Книга представляет собой 15-й том многотомного издания, в который вошли биографии всех военачальников, получивших воинские звания генерал-майор авиации, генерал-лейтенант авиации и генерал-полковник авиации с 1940 по 1945 гг. Биографии составлены на базе учетно-послужных карт военнослужащих и других архивных документов. Многие сведения публикуются впервые.

Вторая книга из Серии Спецназ и Элитные войска, рассказывает о боевых операциях Воздушно-Десантных войск на Кавказе, о подвигах Гвардейцев десантников и о боевой, героической истории воздушно-десантных и десантных штурмовых дивизий, бригад, десантных-штурмовых и парашютно-десантных полков а так же 45-го полка спецназа ВДВ – воздушно-десантных войск России.

В многотомнике "Командно-начальствующий состав РККА, ВЧК, ОГПУ, НКВД в борьбе с бандитизмом на Кавказе в 1920-1941 гг." представлены биографии командного состава РККА, ВЧК, ОГПУ, НКВД от командующих округами до командиров полков, батальонов, эскадронов и других подразделений, а также начальников штабов – участвовавших в борьбе с бандитизмом на Кавказе и занимавших командные должности в СКВО и Закавказском ВО (до 1936 – в Краснознаменной Кавказской армии). Биографии составлены на базе учетно-послужных карт военнослужащих и списков командно-начальствующего состава РККА. Во втором томе фамилии на букву Б.

Справочник в 52 томах подробных военных биографий советских военачальников, служивших в РККА и получивших персональное воинское звание комбриг с 1935 года по 1940 год. В 36-й том вошли комбриги с фамилиями на букву С, кроме комбригов НКВД и РККФ – они войдут в отдельные тома. Книга составлена по архивным документам РГВА – таким как приказы НКО СССР, списки командно-начальствующего состава РККА, учетно-послужные карты. Многие сведения публикуются впервые.

Книга представляет собой 16-й том многотомного издания, в который вошли биографии всех военачальников, получивших воинские звания генерал-майор авиации, генерал-лейтенант авиации и генерал-полковник авиации с 1940 по 1945 гг. Биографии составлены на базе учетно-послужных карт военнослужащих и других архивных документов. Многие сведения публикуются впервые.

Оставить отзыв