Правила бегства

Правила бегства
Аннотация

Роман «Правила бегства» издан уже после смерти Олега Куваева. «Всякое бегство есть не более как попытка убежать от себя, и всякая гонка вперед не более как жалкая и никчемная попытка догнать выдуманного себя» – так определил главную идею романа сам автор.

Другие книги автора Олег Михайлович Куваев

Территория – это Чукотка, самая восточная оконечность великого Сибирского края. Холодный, суровый мир, беспощадный к слабакам и любителям, щедрый к волевым и целеустремленным. Молодой вятский парень Сергей Баклаков волею судьбы оказывается на самом «краю мира», в Поселке, откуда уходят в бескрайнюю тундру поисковые партии. Сергей тоже попадает в такой отряд, идущий искать россыпное золото. Только вместо романтики и приключений ему пришлось столкнуться совсем с другим…

Олег Михайлович Куваев (1934–1975), талантливый геолог, известный советский писатель, за свою короткую жизнь оставил яркий след в отечественной литературе. Самый знаменитый его роман «Территория» (1974) выдержал более двух десятков переизданий, был переведен на ряд европейских и азиатских языков.

Роман Олега Куваева «Территория» рассказывает о полярных геологах, посвятивших себя поискам золота на крайнем северо-востоке нашей страны. О людях, сделавших работу своей религией и нашедших в этом смысл жизни.

В этой книге вы не найдете напускной романтики или выдуманных приключений – в ней есть только правда жизни. Автор много лет проработал в Арктике, в геологических партиях, и пишет о том, что хорошо знает. Большая часть персонажей имеет реальные прототипы, хотя в целом, конечно, образы собирательные – как и образ Территории, в котором, тем не менее, без труда узнается Чукотка.

Сила эмоционального воздействия романа на читателя, его мощный нравственный посыл и емкий яркий стиль изложения ставят это произведение в один ряд с шедеврами мировой литературы. «Территория» – книга из числа тех, которые должен прочесть каждый, и чем раньше, тем лучше.

Роман предваряет автобиографический очерк «О себе», дополненный фотографиями из архива семьи писателя и фрагментами из других его произведений и писем.

Издание 2-е, переработанное.

Самое популярное в жанре Литература 20 века

«Худенькая, живоглазая девочка, похожая на лисенка, необыкновенно милая от голубой ленточки, бантом которой схвачены на темени ее белобрысые волосики, во все глаза смотрит в зверинце на покатую шершавую громаду слона, тупо и величаво обращенную к ней большой, широколобой головой, лопухами облезлых ушей, голо торчащими клыками и толстой, горбатой трубой низко висящего хобота с черно-резиновой воронкой на конце…»

«Глупец тот, кто воображает, что он имеет полное право и возможность ездить когда ему угодно в этом классе!

Вот Цейлон, Коломбо, март 1911 года.

Утро, всего восьмой час…»

«Шел осенний, мглистый дождь в сумерках.

Прижав уши, стояла на барском дворе, в грязи возле людской, донская кобыла, темная от дождя, худая, будылястая, с тонкой длинной шеей, с обвислым задом, с подвязанным хвостом, запряженная в тележку, плетеный кузов которой был очень мал по тяжелым дрогам и крепко ошинованным колесам…»

«Отель „Бретань“ еще пуст, деревня Старый Порт, близ которой странно высится на голом холме это новое многоэтажное здание, живет пока своей простой рыбачьей жизнью.

Стоит та прекрасная погода, когда солнечный зной, припекающий где-нибудь на склоне холма, обращенного к югу, еще мешается с морской свежестью, которой тянет с севера, как только поднимешься повыше и увидишь вокруг другие холмы, а впереди – голубое море. Стоит та радостная пора, когда еще поют жаворонки и всюду цветут цветы, – не только в полях, но даже на окраинах шоссе и на самых кремнистых косогорах, когда вьются мириады мотыльков над этими цветами и над жесткими кустарниками, тоже цветущими мелким цветом в какой-нибудь бесплодной лощине или вдоль заглохшего проселка с высоким крестом из почерневшего камня на перекрестке… Край пустынный, скудный; но теперь на суглинистые поля и холмы его, покрытые молодой, чистой зеленью хлебов, на меловые прибрежные скалы и спокойные лазоревые заливы не наглядишься…»

«На рассвете, в тумане и сумраке, когда все еще спали в городе Синопе, подошел к Синопу разбойничий корабль.

Петухи пели по всему нагорному берегу, по всему селению в этот темный и сладкий час, и с разбойничьего корабля с дружной радостью откликался им разбойничий петух…»

«Идут с севера тучи и закрывают запад, который еще дает неверный свет деревенской грязной улице. В избе почти темно.

Баба разводит огонь на загнетке: набила в чугун яиц, хочет делать яичницу. В другом чугуне, щербатом, она принесла из лавки два фунта гречневой крупы. Она поставила его на нары, и ребятишки, один за другим, заголяясь, сошмыгнули с печки, сели вокруг чугуна, горстями, торопливо едят сырую крупу, закидывая назад головы, и от жадности дерутся…»

«Рано чувствуется осень, ее спокойствие. Начало августа, а похоже на сентябрь, когда жарко лишь в затишье, на припеке.

Учитель Иваницкий, человек молодой, но необыкновенно серьезный, глубоко задумывающийся по самому малейшему поводу, медленно поднимается на пологую гору, прогоном через усадьбу князей Козельских. Заложив одну руку за широкий пояс, которым подпоясана его длинная чесучовая рубаха, а другой пощипывая кончики редких белесых усов, учитель горбит свой истяжной стан и щурит зоркие зеленоватые глаза…»

«Лесистое ущелье, предвечернее время.

Зеленой кудрявой смушкой, зеленым каракулем кажется издали густой лес, покрывающий горные скаты против аула. В лесу кто-то жжет костер, голубой дымок далеко тянется над зеленой смушкой, и его пряный запах мешается с миндальной свежестью леса…»

«Подошла к воротам усадьбы старуха, побирушка. Старушечьи лохмотья, старушечьи прямые чулки на сухих ногах, замученные глаза…»

«Многие ли знают, как умер Вольтер, где похоронен он был первоначально и какова была судьба его сердца и мозга?

Об этом с обычным мастерством и с вечно присущей ему тонкой иронией рассказывает Ленотр…»

Оставить отзыв