Оуэну

Оуэну
Аннотация

«Итак, мы тащимся в школу.

Зевотою сводит скулы.

Ты спросишь – какие уроки?

Мы – два урода-отрока,

руки как крюки…»

Рекомендуем почитать

Энди Макги из любопытства согласился стать участником научного эксперимента, который проводила таинственная Контора. Очень скоро он с изумлением обнаружил, что может внушать другим свои мысли. Дочь унаследовала от Энди телепатический дар и – что куда опаснее! – у нее открылась способность к пирокинезу. Агенты вездесущей Конторы грубо вторгаются в жизнь семьи Макги, пытаясь использовать девочку для претворения в жизнь своих тайных замыслов. Спасая ребенка, Энди вместе с дочерью пускается в бега… Читайте Стивена Кинга – и вам станет по-настоящему страшно!

«Два дня, как буря выбросила меня сюда. А сегодня утром я измерил остров шагами. Да уж остров! Шириной в 190 шагов в самом широком месте и длиной в 267 шагов от кончика до кончика.

Насколько я могу судить, ничего съедобного…»

Однажды в королевство пришел ужас…

В королевство, где рвется к трону медленно теряющий рассудок принц…

В королевство, где поселился могущественный черный маг – сын Тьмы, посланник самого Сатаны…

В королевство, где в каменной башне томится законный наследник трона, обреченный на мучительную гибель…

В королевство, над которым постепенно собираются черные тучи воплощенного Зла…

Это была страшная игра – игра на выживание. Это была Долгая Прогулка. Прогулка со Смертью, ибо смерть ожидала каждого упавшего. Дорога к счастью – потому что победивший в игре получал все.

На долгую прогулку вышли многие – но закончит ее только один. Остальные лягут мертвыми на дороге – потому что дорога к счастью для одного станет последней дорогой для многих.

«В те дни Протока была шире, – сообщила Стелла Фландерс правнукам в последнее лето своей жизни, то самое лето, по прошествии которого ей стали являться призраки. Дети слушали, широко открыв глаза, и даже ее сын, Олден, что-то строгавший на крыльце, повернулся к ней. Случилось это в воскресенье, а по воскресеньям Олден не выходил в море, сколь бы высоко ни поднималась цена на выловленных им омаров…»

«От Хорликовского университета в Питсбурге до озера Каскейд – сорок миль, и хотя в октябре в этих местах темнеет рано, а они сумели выехать только в шесть, небо, когда они добрались туда, было еще светлым. Приехали они в „камаро“ Дийка. Дийк, когда бывал трезв, не тратил времени зря. А когда выпивал пару пива, „камаро“ у него только что не разговаривал…»

«Семь лет я ждал и следил за ним. Я наблюдал за ним, за Доланом. Я видел, как он расхаживает по шикарным ресторанам, одетый в пижонский смокинг, каждый раз – под руку с новой девицей и под бдительным присмотром пары громил-охранников. Я видел, как из пепельно-серых его волосы стали модными «серебристыми». Мои же только редели, пока и вовсе не сошли на нет. Я видел, как он покидает Лас-Вегас в своих регулярных паломничествах на Западное побережье. Я видел, как он возвращается в город. Пару раз я наблюдал с боковой дороги, как его седан «девиль» – тоже серебристый, под цвет его модных волос – со свистом пролетает по шоссе № 71 в сторону Лос-Анджелеса. Я видел, как он выезжает из дома на Голливуд-Хиллс на том же сером «кадиллаке», возвращаясь в Лас-Вегас, – но такое случалось нечасто. Сам я школьный учитель. В плане свободы передвижений школьные учителя никогда не сравнятся с крутыми бандитами – таков непреложный закон экономики…»

«Зимним холодным вечером, в начале девятого, Стивенс подал напитки, и мы, захватив с собой бокалы, перешли в библиотеку. Довольно долго ни один из нас не произносил ни слова; единственными звуками были потрескивание поленьев в камине, доносившийся издалека приглушенный стук бильярдных шаров да завывание ветра за окном. Но здесь, в доме номер 249-Би по Восточной Тридцать пятой, было тепло и уютно…»

«Не знаю, как объяснить это, даже сейчас. Не могу сказать вам, почему я все это делал. И на суде не мог. И тут есть много людей, которые спрашивают, почему. Психиатр спрашивает. Но я молчу. Мои уста запечатаны. Только не здесь, в моей камере. Здесь я не молчу. Я просыпаюсь от собственного крика…»

«С яркого майского дня Гарриш вошел в прохладу общежития. Какое-то время его глаза привыкали к сумраку холла, так что поначалу он лишь услышал голос Гарри Бобра, донесшийся из тени…»

Туман пришел в маленький провинциальный городок – ровно бы ниоткуда. Туман сгустился над узенькими улочками, вполз в окна домов. А из тумана вышла – смерть.

Смерть многоликая, вечно голодная, вечно жаждущая человеческой крови! Смерть, имя которой – полчища монстров, слишком страшных не то что для реальной жизни – для кошмарного сна.

Смерть, уносящая все новые и новые жизни…

И теперь горстка чудом уцелевших храбрецов укрылась, как в осажденной крепости, за пока еще – пока еще! – безопасными стенами супермаркета. Но из безопасного крошечного бастиона человечности рано или поздно придется выйти – в смертельную схватку с кошмаром…

«Мама Джорджа подошла к двери, помедлила секунду, потом вернулась и взъерошила сыну волосы.

– Мне бы не хотелось… чтоб ты волновался, – сказала она. – Ничего страшного с тобой не случится. С бабулей – тоже.

– Конечно. Все о’кей. Передай Бадди, чтоб лежал мирно.

– Прости, не поняла?..»

Другие книги автора Стивен Кинг

Стивен Кинг – писатель, любящий традиции. И одна из самых прекрасных и почитаемых миллионами его фанатов традиций – это публикация сборников, неизменно состоящих из четырех повестей. Так, мы все хорошо знакомы с книгами «Четыре сезона», «Четыре после полуночи», «Тьма, – и больше ничего».

И на сей раз Стивен Кинг представляет читателям именно такой сборник, где каждое произведение погружает нас в свою неповторимую и загадочную атмосферу.

В заглавной повести «Будет кровь» полюбившаяся многим героиня «Чужака» и трилогии «Мистер Мерседес» Холли Гибни после ужасного взрыва в школе понимает, что в мире существуют и другие монстры, подобные Чужаку, но на этот раз ей предстоит встретиться со Злом один на один.

«Телефон мистера Харригана» – трогательная история дружбы мальчика и пожилого миллионера.

В повести «Жизнь Чака» Мастер размышляет о значимости человеческой жизни.

Финальная новелла «Крыса» повествует о сделке, заключенной между писателем и весьма необычным существом.

Еще недавно у двенадцатилетнего Люка Эллиса была вполне привычная жизнь: школа, обеды с родителями в любимой пиццерии, вечера в компании лучшего друга… Пока одним июньским утром он не просыпается в собственной комнате, вот только в ней нет окон и находится она в тщательно укрытом от всего мира месте под названием «Институт».

Здесь над похищенными из разных городов детьми, обладающими даром телепатии или телекинеза, проводят жестокие эксперименты с целью максимально развить их паранормальные способности.

Бежать невозможно. Будущее предопределено, и это будущее – загадочная Дальняя половина Института, откуда не возвращался еще никто…

Однако Люк не намерен сдаваться. Он уверен: в любой системе есть слабое место и он дождется часа, когда сможет вновь оказаться на свободе…

Это была любовь с первого взгляда.

Когда семнадцатилетний Арни увидел Кристину, он понял: они должны принадлежать друг другу.

Однако остальные не разделяли его восторга.

Лучший друг Деннис сразу же проникся к Кристине недоверием.

Подружка, первая школьная красавица, ревновала Арни к Кристине и боялась ее.

Но вскоре и близкие, и враги Арни поймут, что случается, если перейти Кристине дорогу.

Потому что Кристина – не девушка, а порожденная Злом машина смерти…

Кошмар, всю жизнь преследовавший знаменитого писателя Скотта Лэндона…

Кошмар, который достался в наследство ни о чем не подозревающей жене Лизи.

Как погиб ее муж?

Как он жил?

Откуда он черпал идеи для своих романов, кажущихся уж слишком реалистичными?

С какими силами он заключил тайный союз?

Чтобы ответить на эти вопросы, Лизи предстоит совершить путешествие в самое сердце Тьмы…

В парке маленького городка Флинт-Сити найден труп жестоко убитого одиннадцатилетнего мальчика. Все улики, показания свидетелей указывают на одного человека – Терри Мейтленда. Тренер молодежной бейсбольной команды, преподаватель английского, муж и отец двух дочерей – неужели он был способен на такое?

К тому же у Терри есть неопровержимое алиби: на момент совершения преступления он был в другом городе.

Но как мог один и тот же человек оказаться в двух местах одновременно? Или в городе появилось НЕЧТО, способное принимать обличье любого человека?..

Детектив полиции Флинт-Сити Ральф Андерсон и частный сыщик агентства «Найдем и сохраним» Холли Гибни намерены выяснить правду, чего бы им это ни стоило…

«Шеридан медленно катил вдоль длинной стены торгового центра, когда увидел ребенка, который выходил из дверей. Маленького мальчика, старше трех лет, но определенно моложе пяти. И выражение его мордашки разом привлекло внимание Шеридана. Мальчик старался не плакать, но чувствовалось, что до появления первой слезинки оставалось совсем ничего…»

«Дорогой мой Доходяга!

До чего же славно было вступить под промозглые, насквозь продуваемые своды Чейпелуэйта – когда после тряски в треклятой карете ноет каждая косточка, а раздувшийся мочевой пузырь требует немедленного облегчения, – и обнаружить у двери на фривольном столике вишневого дерева письмо, надписанное твоими неподражаемыми каракулями! Даже не сомневайся, что я принялся их разбирать, едва позаботился о нуждах тела (в вычурно изукрашенной холодной уборной на первом этаже, где дыхание мое облачком повисало в воздухе)…»

Все началось с того, что в провинциальном американском городке стали пропадать люди – поодиночке и целыми семьями. Их не могли найти ни родственники, ни даже полиция. А когда надежда, казалось, исчезла навсегда, пропавшие вернулись, и городок содрогнулся от ужаса…

Самое популярное в жанре Зарубежная поэзия

О Гертайне Симплисо почти ничего неизвестно. Как о том же Викторе Пелевине. Поэт-невидимка. Видимо, он работает в одной из крупных корпораций, связанных с производством продуктов питания. Родился в 1953 году. В его текстах – отзвуки бесед с Лао Цзы, Катуллом, Платоном, Мих. Кузминым, «Серапионовыми братьями», Готье и другими давно жившими людьми.

Переводы Николая Семченко открывают читателям по существу нового уникального автора, продолжающего традиции Уолта Уитмена («Листья травы»).

Вспомни всё, что ты когда-либо ощущал: от боли в груди до крика радости. Это стихотворный сборник чувств и моментов, которые мы так легко можем забыть и потерять.

Уважаемый читатель, эта книга откроет вам мир одной из наиболее выдающихся поэтесс и новеллисток США еврейского происхождения – миссис Дороти Паркер, урождённой Ротшильд. Этот мир наполнен не только искромётным юмором и ядовитым остроумием, но и мудрыми лирическими размышлениями о любви, искусстве и судьбах людей в «ревущих 20-х» и «депрессивных 30-х». Писательница необычайно правдива в изображении человеческой натуры и устоев американского общества первой половины ХХ века, её произведения воплощают мастерство честного, но гуманного художника слова. Своим талантом эта женщина добилась не только признания и финансового успеха, но и превзошла в этом многих представителей сильного пола, что было уникальным для тех времён, когда женщины не имели даже равных избирательных прав с мужчинами.

"Я – красивая, \Я – весенняя, я – страстная, \Я – огненная, \Сейчас \У меня есть крылья!" Такими стихами молодая поэтесса Ёсано Акико взбудоражила литературный мир Токио. Первый сборник её стихов «Мидарэгами» («Спутанные волосы») вышел 15 августа 1901 года, во время бурных отношений с будущим мужем, поэтом Ёсано Тэкканом. Это стихи новой эпохи, написанные в традиционном жанре танка. Поэтессе удалось создать яркие романтические танка, которые изменили облик японской поэзии. Можно сказать, что со сборника «Мидарэгами» началась современная японская женская поэзия. И сегодня Ёсано Акико является самой известной и любимой японской поэтессой 20 века. Стихи «Мидарэгами» представлены здесь в переводе, выполненном востоковедом-филологом Маратом Сафиуллиным.

В данной книге представлены две работы писателя и переводчика А.А. Сальникова: статья «Своеобразие языков русских переводов Гомера» и «Илиада. Сокращённая версия», которая была выполнена в 2013 году. Это сокращённый перевод поэмы, он почти в два раза меньше по объёму, но при этом сохраняет все основные события и характер произведения. Это не краткое содержание поэмы, а именно полноценный перевод в сжатом виде, без «ненужных» и «второстепенных» сцен. Как утверждает переводчик, сокращённая «Илиада» поможет студентам даже при нехватке времени познакомиться поэзией Гомера. Внимание! Нумерация стихов в этой сокращённой «Илиаде» соответствует цифрам полного текста поэмы, что очень удобно для поиска соответствующих мест.

Герион, главный герой «Автобиографии красного», носит имя мифологического краснокрылого чудовища. Он живет с безжалостным старшим братом и мягкой, но неспособной защитить его матерью и в пять лет принимается за создание автобиографии. Повзрослев, он находит утешение в видоискателе фотокамеры и объятиях юноши по имени Геракл, который резко и необъяснимо обрывает их отношения. Герион отправляется в путешествие, «оставляя позади свою жизнь, как неудачный сезон», и всё дальше уходит в параллельный мир, созданный его камерой, пока случайная встреча с Гераклом не меняет всё вновь.

«Автобиография красного» – это роман в стихах, вольная интерпретация древнегреческого мифа и современная история взросления, но также парадоксальное высказывание об авторстве, переводе и условностях жанра, где историю Гериона обрамляют слова, реальные или вымышленные, древнегреческого поэта Стесихора, Эмили Дикинсон и Гертруды Стайн.

Май Ван Фан – современный вьетнамский поэт, который известен во всём мире. Его творчество отличает умение увидеть необычное в обыденном, прекрасное – в заурядном, способность проникать в скрытую сущность предметов и явлений.

В первых четырёх разделах сборника представлены стихотворения разных лет. Лирические зарисовки картин природы, любовь и дружба, надежды и тревоги, жизнь и смерть, старинные легенды и страшные реалии сегодняшнего дня – это полифоническое повествование объединяет идея космической любви и всеединства, величия всего сущего.

В сборник включена поэма в прозе «Время утиля». Это философские размышления о прошлом, настоящем и будущем – не только Вьетнама, но и всего человечества.

Завершают сборник критические статьи российских и зарубежных писателей, посвящённые творчеству Май Ван Фана, и ряд интервью, в которых автор рассказывает о литературной жизни Вьетнама.

Жак Горма – современный франкоязычный поэт, лауреат женевской премии Plume d’Or (1983), премий Общества Писателей Эльзаса, Лотарингии и Бельфора (2000) и Франсуа Копэ Французской Академии (2018). Стихотворения для этого сборника поэт выбрал сам, стремясь показать русскоязычному читателю самые важные грани своей поэтической вселенной. В его поэзии находят продолжение философские изыскания бельгийского драматурга Мориса Метерлинка, происходит попытка показать невидимое, невыразимое и невысказанное. Поэтический текст становится лабораторией поэтического творчества, источником знания о жизни, о природе и о человеке.

Наталья Шматко – известный гродненский журналист. Рифмовать начала рано, лет в пять, а в 2018 году решила устроить себе квест и стала ежедневно писать стихи. Отсюда и название сборника – «Ежедневки». В этой книге – очень коротко о любимом городе, спасительных дорогах, живительной музыке, дорогих автору людях и не только. Для широкого круга читателей с адекватным чувством юмора.

"Невыразимое подвластно ль выраженью?» – задавался вопросом В.А. Жуковский. В данном сборнике предлагается свой взгляд на этот философско-литературный вопрос. Прошлое и настоящее, реальное и вымышленное соединяются вместе, чтобы помочь читателю прожить и ощутить, вдохнуть и прочувствовать хоть малую долю того, что испытывает человек, находясь в отрыве от родины и близких людей, стереть с ладоней пыль американских дорог, и, отстранившись, поразмышлять о жизни.

Оставить отзыв