Оуэну

Оуэну
Аннотация

«Итак, мы тащимся в школу.

Зевотою сводит скулы.

Ты спросишь – какие уроки?

Мы – два урода-отрока,

руки как крюки…»

Рекомендуем почитать

Энди Макги из любопытства согласился стать участником научного эксперимента, который проводила таинственная Контора. Очень скоро он с изумлением обнаружил, что может внушать другим свои мысли. Дочь унаследовала от Энди телепатический дар и – что куда опаснее! – у нее открылась способность к пирокинезу. Агенты вездесущей Конторы грубо вторгаются в жизнь семьи Макги, пытаясь использовать девочку для претворения в жизнь своих тайных замыслов. Спасая ребенка, Энди вместе с дочерью пускается в бега… Читайте Стивена Кинга – и вам станет по-настоящему страшно!

«Два дня, как буря выбросила меня сюда. А сегодня утром я измерил остров шагами. Да уж остров! Шириной в 190 шагов в самом широком месте и длиной в 267 шагов от кончика до кончика.

Насколько я могу судить, ничего съедобного…»

«В те дни Протока была шире, – сообщила Стелла Фландерс правнукам в последнее лето своей жизни, то самое лето, по прошествии которого ей стали являться призраки. Дети слушали, широко открыв глаза, и даже ее сын, Олден, что-то строгавший на крыльце, повернулся к ней. Случилось это в воскресенье, а по воскресеньям Олден не выходил в море, сколь бы высоко ни поднималась цена на выловленных им омаров…»

Однажды в королевство пришел ужас…

В королевство, где рвется к трону медленно теряющий рассудок принц…

В королевство, где поселился могущественный черный маг – сын Тьмы, посланник самого Сатаны…

В королевство, где в каменной башне томится законный наследник трона, обреченный на мучительную гибель…

В королевство, над которым постепенно собираются черные тучи воплощенного Зла…

«От Хорликовского университета в Питсбурге до озера Каскейд – сорок миль, и хотя в октябре в этих местах темнеет рано, а они сумели выехать только в шесть, небо, когда они добрались туда, было еще светлым. Приехали они в „камаро“ Дийка. Дийк, когда бывал трезв, не тратил времени зря. А когда выпивал пару пива, „камаро“ у него только что не разговаривал…»

«Шеридан медленно катил вдоль длинной стены торгового центра, когда увидел ребенка, который выходил из дверей. Маленького мальчика, старше трех лет, но определенно моложе пяти. И выражение его мордашки разом привлекло внимание Шеридана. Мальчик старался не плакать, но чувствовалось, что до появления первой слезинки оставалось совсем ничего…»

«Семь лет я ждал и следил за ним. Я наблюдал за ним, за Доланом. Я видел, как он расхаживает по шикарным ресторанам, одетый в пижонский смокинг, каждый раз – под руку с новой девицей и под бдительным присмотром пары громил-охранников. Я видел, как из пепельно-серых его волосы стали модными «серебристыми». Мои же только редели, пока и вовсе не сошли на нет. Я видел, как он покидает Лас-Вегас в своих регулярных паломничествах на Западное побережье. Я видел, как он возвращается в город. Пару раз я наблюдал с боковой дороги, как его седан «девиль» – тоже серебристый, под цвет его модных волос – со свистом пролетает по шоссе № 71 в сторону Лос-Анджелеса. Я видел, как он выезжает из дома на Голливуд-Хиллс на том же сером «кадиллаке», возвращаясь в Лас-Вегас, – но такое случалось нечасто. Сам я школьный учитель. В плане свободы передвижений школьные учителя никогда не сравнятся с крутыми бандитами – таков непреложный закон экономики…»

«Не знаю, как объяснить это, даже сейчас. Не могу сказать вам, почему я все это делал. И на суде не мог. И тут есть много людей, которые спрашивают, почему. Психиатр спрашивает. Но я молчу. Мои уста запечатаны. Только не здесь, в моей камере. Здесь я не молчу. Я просыпаюсь от собственного крика…»

Это была страшная игра – игра на выживание. Это была Долгая Прогулка. Прогулка со Смертью, ибо смерть ожидала каждого упавшего. Дорога к счастью – потому что победивший в игре получал все.

На долгую прогулку вышли многие – но закончит ее только один. Остальные лягут мертвыми на дороге – потому что дорога к счастью для одного станет последней дорогой для многих.

«Зимним холодным вечером, в начале девятого, Стивенс подал напитки, и мы, захватив с собой бокалы, перешли в библиотеку. Довольно долго ни один из нас не произносил ни слова; единственными звуками были потрескивание поленьев в камине, доносившийся издалека приглушенный стук бильярдных шаров да завывание ветра за окном. Но здесь, в доме номер 249-Би по Восточной Тридцать пятой, было тепло и уютно…»

Туман пришел в маленький провинциальный городок – ровно бы ниоткуда. Туман сгустился над узенькими улочками, вполз в окна домов. А из тумана вышла – смерть.

Смерть многоликая, вечно голодная, вечно жаждущая человеческой крови! Смерть, имя которой – полчища монстров, слишком страшных не то что для реальной жизни – для кошмарного сна.

Смерть, уносящая все новые и новые жизни…

И теперь горстка чудом уцелевших храбрецов укрылась, как в осажденной крепости, за пока еще – пока еще! – безопасными стенами супермаркета. Но из безопасного крошечного бастиона человечности рано или поздно придется выйти – в смертельную схватку с кошмаром…

«Мама Джорджа подошла к двери, помедлила секунду, потом вернулась и взъерошила сыну волосы.

– Мне бы не хотелось… чтоб ты волновался, – сказала она. – Ничего страшного с тобой не случится. С бабулей – тоже.

– Конечно. Все о’кей. Передай Бадди, чтоб лежал мирно.

– Прости, не поняла?..»

Другие книги автора Стивен Кинг

Стивен Кинг – писатель, любящий традиции. И одна из самых прекрасных и почитаемых миллионами его фанатов традиций – это публикация сборников, неизменно состоящих из четырех повестей. Так, мы все хорошо знакомы с книгами «Четыре сезона», «Четыре после полуночи», «Тьма, – и больше ничего».

И на сей раз Стивен Кинг представляет читателям именно такой сборник, где каждое произведение погружает нас в свою неповторимую и загадочную атмосферу.

В заглавной повести «Будет кровь» полюбившаяся многим героиня «Чужака» и трилогии «Мистер Мерседес» Холли Гибни после ужасного взрыва в школе понимает, что в мире существуют и другие монстры, подобные Чужаку, но на этот раз ей предстоит встретиться со Злом один на один.

«Телефон мистера Харригана» – трогательная история дружбы мальчика и пожилого миллионера.

В повести «Жизнь Чака» Мастер размышляет о значимости человеческой жизни.

Финальная новелла «Крыса» повествует о сделке, заключенной между писателем и весьма необычным существом.

Еще недавно у двенадцатилетнего Люка Эллиса была вполне привычная жизнь: школа, обеды с родителями в любимой пиццерии, вечера в компании лучшего друга… Пока одним июньским утром он не просыпается в собственной комнате, вот только в ней нет окон и находится она в тщательно укрытом от всего мира месте под названием «Институт».

Здесь над похищенными из разных городов детьми, обладающими даром телепатии или телекинеза, проводят жестокие эксперименты с целью максимально развить их паранормальные способности.

Бежать невозможно. Будущее предопределено, и это будущее – загадочная Дальняя половина Института, откуда не возвращался еще никто…

Однако Люк не намерен сдаваться. Он уверен: в любой системе есть слабое место и он дождется часа, когда сможет вновь оказаться на свободе…

Это была любовь с первого взгляда.

Когда семнадцатилетний Арни увидел Кристину, он понял: они должны принадлежать друг другу.

Однако остальные не разделяли его восторга.

Лучший друг Деннис сразу же проникся к Кристине недоверием.

Подружка, первая школьная красавица, ревновала Арни к Кристине и боялась ее.

Но вскоре и близкие, и враги Арни поймут, что случается, если перейти Кристине дорогу.

Потому что Кристина – не девушка, а порожденная Злом машина смерти…

Кошмар, всю жизнь преследовавший знаменитого писателя Скотта Лэндона…

Кошмар, который достался в наследство ни о чем не подозревающей жене Лизи.

Как погиб ее муж?

Как он жил?

Откуда он черпал идеи для своих романов, кажущихся уж слишком реалистичными?

С какими силами он заключил тайный союз?

Чтобы ответить на эти вопросы, Лизи предстоит совершить путешествие в самое сердце Тьмы…

В парке маленького городка Флинт-Сити найден труп жестоко убитого одиннадцатилетнего мальчика. Все улики, показания свидетелей указывают на одного человека – Терри Мейтленда. Тренер молодежной бейсбольной команды, преподаватель английского, муж и отец двух дочерей – неужели он был способен на такое?

К тому же у Терри есть неопровержимое алиби: на момент совершения преступления он был в другом городе.

Но как мог один и тот же человек оказаться в двух местах одновременно? Или в городе появилось НЕЧТО, способное принимать обличье любого человека?..

Детектив полиции Флинт-Сити Ральф Андерсон и частный сыщик агентства «Найдем и сохраним» Холли Гибни намерены выяснить правду, чего бы им это ни стоило…

«Черный дом» – уникальный роман в творчестве Стивена Кинга.

Это – продолжение любимого миллионами фанатов во всем мире «Талисмана» и в то же время – связующее звено между «Талисманом» и opus magnum Кинга, циклом «Темная Башня».

И еще – это редкий пример сотрудничества Кинга с другим писателем…

Серия чудовищных убийств потрясла городок Френч-Лэндинг. Начальник местной полиции просит Джека Сойера, детектива в отставке, помочь в расследовании этого дела.

Кто совершил ужасные преступления? Имитатор, подражающий известному серийному убийце? Или на тихий город обрушились неведомые темные силы? Чтобы найти ответ, Джеку Сойеру предстоит воскресить свое прошлое и вновь отправиться в путешествие в Долины…

…Вновь и вновь двенадцатилетний Джек Сойер и его мать в спешке переезжают из одного города в другой, бегут, сменяя отели и стараясь не оставлять следов.

От кого они прячутся? Кто – или что – их преследует?

Этого Джек не знает, но он абсолютно уверен: его матери грозит смертельная опасность и только он может спасти ее.

Но для этого ему придется переступить черту – попасть в другую реальность, где обитают силы Тьмы, уже готовые нанести удар…

«Талисман» – одно из самых ярких произведений Стивена Кинга – в новом переводе и впервые без сокращений!

Читайте «Черный дом» – продолжение романа «Талисман».

Четырнадцать лет Рози Дэниэльс была замужем за тираном-полицейским. В один прекрасный день она решила – хватит. Но муж считал иначе: как охотник травит добычу, так он преследовал ее, мало-помалу сходя с ума от ненависти.

И тогда Рози, спасая свою жизнь, ушла в воображаемый мир, где стала совсем другой женщиной – Розой Мареной.

А погоня продолжалась…

Самое популярное в жанре Зарубежная поэзия

Мартина Хайдеггера (1889–1976) иногда называют крупнейшим европейским философом после Платона, что говорит не только о глубине его дыхания, но и о неуклонном в течение жизни возврате к «целостному» мышлению, на общедоступном уровне воспринимаемому как своего рода сращение философского метода с поэтическим. И в самом деле, тексты позднего Хайдеггера всё более становятся словно бы пронизанными мелодикой и ритмами поэтического «волхвования». Вновь и вновь его внимание привлекают поэты с безупречным чувством сакральной основы бытия, в особенности Гёльдерин, Рильке, Тракль. Тексты о поэтах философ называет так: «это доверительная беседа мышления с поэзией, и именно потому, что им обоим свойственно исключительно-особое, хотя при этом и различное, взаимодействие с языком. Беседа (с-говор) мышления с поэзией происходит для того, чтобы выявить существо языка, с тем, чтобы смертные вновь учились проживать в языке».

Эта книга не только открывает русскому читателю имена незаслуженно забытых поэтов, но и расширяет наше представление о творчестве признанных классиков. В частности, в нее вошли не переводившиеся ранее «Жалоба Франции» Шарля Орлеанского, мифологическая поэма Лафонтена «Адонис», стихи Гюго, Верлена, Роллина и др. В центре книги комическая поэма Николя Буало «Налой» – остроумная сатира на католическое духовенство, оказавшая значительное влияние на русскую литературу XVIII – начала XIX в., но ни разу не издававшаяся в нашей стране.

Александр Триандафилиди (р. 1981), участник семинара Е.В. Витковского «Век перевода», известен прежде всего своими монументальными работами (романы Кретьена де Труа в соавторстве с Н.В. Забабуровой, «Неистовый Роланд» Арио-сто, «Аркадия» Саннадзаро). В книге собраны лучшие его работы с французского в области малых форм.

Мария Павликовская-Ясножевская (1891–1945) – одна из самых читаемых польских поэтесс, чьи гипнотические миниатюры стали символами межвоенного двадцатилетия. В её стихах – фотографиях набережных и кофеен, джазовых оркестров и танцующих пар – рефлексия подчинена иронии, а эротика – мистике. В книгу вошли переводы как полных циклов («Париж» и «Дансинг»), так и избранных стихотворений.

Книга представляет собой краткую антологию немецкой поэзии 20-го столетия, охватывающую период от начала столетия до последней его трети. Многие стихотворения переведены на русский язык впервые.

Эта книга о сказочном артефакте, о том чего не может быть, о том, что лежит под слоем пыли на полках подвалов, или сгорело в огне. Но теперь это уже не скрыть, так как Вы это читаете…

Литература латышей до сих пор немного матриархальна. Как и мифология: основные персонажи латышского пантеона, отвечающие за порядок, дом, детей, урожай и даже за искусство, – это богини: Дижа, Лайма, Мара, Тикла (в противовес раздолбаю Лиго, гопнику Перкунсу и лицемеру Юмису). А декоративный «девичий» виноград – Parthenocissus quinquefolia – в Латвии встречается чаще, чем хмель…

В книгу Юлюса Келераса, одного из наиболее тонких и глубоких современных литовских поэтов, вошли стихи, написанные с 1988 по 2016 год. Тексты, на первый взгляд предстающие, согласно формулировке поэта и критика Ромаса Даугирдаса, исполненными «лиризма, меланхолии и элегантности» и построенными по принципу «музыкальной импровизации», при дальнейшем чтении раскрывают хрупкий ритм ландшафта в сердцевине личной истории. Литургически обретаемое детство оказывается истоком того тактильного творения мира, где любовь – дыхание и речь вещей: раненых, сиротствующих, становящихся картой боли и омываемых светом.

Максим Велков -МАКО не е професионален поет (ако има още такива), а бард на мига, на бързата реакция на случващото се, на връхлитащите ни събития и провокираните от тях чувства.Думите му, родени спонтанно от емоция и трезва мисъл, от гняв/покруса, от любов или възхита,сами запълват белия екран и тръгват бързо в нета.И понеже са истински, и понеже са част от общите мисли и чувства, и понеже са находчиво изказани, събират на мига поддръжници, а авторът им почитатели. В заглавието има ирония, но и гняв,сарказъм,болезнена асоциация с наистина героичното минало на уморения ни народ,зает днес повече с оцеляването отколкото с възраждането си на всеки 30-40 години. В Юнашкото време на Максим Велков няма славни герой и героини, няма велики дела, но има много любов към род, народ, родина.Има вярност към спомена, към идеала и морала на предците.Има ценна надежда за бъдещите дни с очаквана промяна! Стихосбирка на интелигентна сатира и нежна,деликатна лирика, изповед на любов.

Мой перевод стихов четырёх английских поэтов. Эти стихи должен прочитать каждый. Надеюсь, почитатели, фанаты этих поэтов будут довольны. Они смогут сравнить мой перевод с английским оригиналом и переводами лучших русских поэтов. На сегодня это самые современные переводы. Байрон оказал огромное влияние, как на английскую, так и на русскую литературу. Его имя дало название целому поэтическому движению. Переводами его стихов занимались лучшие русские поэты. Сегодня некоторые переводы выглядят архаично, поэтому я сделал новые. Байрон был одним из тех редких людей, у кого слово не расходится с делом. Это он доказал своим творчеством и жизнью.

На протяжении одиннадцати веков персидская литература жила каноном, формальными рамками, и Новой поэзии Ирана – «Ше'ре ноу», – зачинателем которой является Нима Юшидж (1897–1960), когда-то пришлось серьёзно побороться за право на существование. Востоковед и переводчик Юлтан Садыкова исследует творчество поэтов, пришедших после Нимы, знаменитых и не известных никому. «Мне важен и тот, кто оставил глубокие следы, по которым ходят до сих пор, и тот, кто незаметно принёс с собой красивый мир и незаметно унёс с собой красивый мир». В этом сборнике представлены избранные стихотворения незаурядных представителей иранского поэтического авангарда, «Новой волны», «Другой поэзии», Espacementalisme, «Чистой поэзии», а также сегодняшних молодых авторов. Для филологов, иранистов и всех, кто интересуется персидской поэзией.

Оставить отзыв