Новая модель реальности

Новая модель реальности
Аннотация

Книга посвящена конструированию новой модели реальности, в основе которой лежит понятие нарративной онтологии. Это понятие подразумевает, что представления об истинном и ложном не играют основополагающей роли в жизни человека.

Простые высказывания в пропозициональной логике могут быть истинными и ложными. Но содержание пропозициональной установки (например, «Я говорю, что…», «Я полагаю, что…» и т. д.), в соответствии с правилом Г. Фреге, не имеет истинностного значения. Таким образом, во фразе «Я говорю, что идет дождь» истинностным значением будет обладать только часть «Я говорю…».

Отсюда первый закон нарративной онтологии: мы можем быть уверены только в том факте, что мы что-то говорим. Второй закон нарративной онтологии гласит: неважно, имело ли место то или иное событие, важно, насколько оно для нас интересно.

Реальность рассказывает нам о чем-то. Если мы правильно прочтем ее послания, то сумеем понять смысл жизни.

Рекомендуем почитать

Лес – привычное и обыденное чудо. Поставщик древесины и кислорода, местообитание множества живых организмов, родина сказок и легенд, он кажется таким знакомым и понятным.

Однако много ли нам известно о самих деревьях, об их чувствах и взаимоотношениях? Как они общаются между собой и можно ли освоить их язык? Чем отличаются городские деревья от своих лесных родственников? Существует ли связь между деревьями разных поколений? На все эти вопросы просто и доступно отвечает лесник из Западной Германии Петер Вольлебен – специалист с многолетним стажем и автор множества популярных книг о природе.

Книга адресована биологам, экологам и всем тем, кто любит природу.

Второе издание.

Моды и рокеры, скинхеды, дизайнерские наркотики, фальшивые беженцы и парни в толстовках… У каждой эпохи – своя моральная паника. Именно благодаря классической работе Стэнли Коэна, впервые опубликованной в начале 1970-х годов и с тех пор неоднократно перерабатывавшейся, термин «моральная паника» вошел в широкое употребление. Это выдающееся исследование вскрывает, как СМИ и зачастую власть предержащие относят то или иное обстоятельство либо группу к угрозе общественным ценностям и интересам. Разоблачая кричащие заголовки СМИ, Коэн демонстрирует, как эти процессы приводят к маргинализации таких групп и их очернению в народных представлениях, осложняя рациональное обсуждение социальных проблем. Более того, автор утверждает, что моральная паника позволяет увидеть линии разлома, пронизывающие общество, и властные отношения в нем.

Книга адресована культурологам, социологам, исследователям медиа, социальным психологам, но будет интересна и широкому кругу читателей.

В формате PDF A4 сохранен издательский макет.

В этой книге предлагается новый взгляд на экономические аспекты культурной деятельности и культурный контекст экономики и экономического поведения. Автор показывает, каким образом осуществляется оценка культурных благ в экономическом и культурном отношении, и вводит понятия культурного капитала и устойчивости. Особое внимание уделяется рассмотрению экономики креативности в производстве культурных благ и услуг, роли культуры в экономическом развитии, культурных индустрий и культурной политики.

Второе издание.

Бронислав Малиновский (1884–1942) – известнейший британский антрополог польского происхождения. Его перу принадлежит ряд увлекательных книг о верованиях и обычаях туземцев Новой Гвинеи и Тробрианских островов. Предлагаемая вниманию читателя работа – не только очередное захватывающее исследование, описывающее сокровенные стороны жизни удивительных обитателей Океании, но и документ эпохи. Малиновский одним из первых стал применять принципы психоанализа в других областях науки, хотя использовал он эти принципы далеко не безоговорочно. Книга, написанная при жизни Фрейда, представляет собой яркую и убедительную полемику с идеями основателя психоанализа и его последователей. Споря с психоанализом, ученый подробно разбирает проблему Эдипова комплекса на богатом материале из жизни матрилинейного общества, а затем постепенно расширяет круг интересов антропологии, осваивая «промежуточную область между наукой о человеке и наукой о животных».

Книга будет интересна не только специалистам в области антропологии и психоанализа, но и самому широкому кругу читателей.

Лес часто воспринимают как символ природы, антипод цивилизации: где начинается лес, там заканчивается культура. Однако эта книга представляет читателю совсем иную картину. В любой стране мира, где растет лес, он играет в жизни людей огромную роль, однако отношение к нему может быть различным. В Германии связи между человеком и лесом традиционно очень сильны. Это отражается не только в облике лесов – ухоженных, послушных, пронизанных частой сетью дорожек и указателей. не менее ярко явлена и обратная сторона – лесом пропитана вся немецкая культура. От знаменитой битвы в Тевтобургском лесу, через сказки и народные песни лес приходит в поэзию, музыку и театр, наполняя немецкий романтизм и вдохновляя экологические движения XX века. Поэтому, чтобы рассказать историю леса, немецкому автору нужно осмелиться объять необъятное и соединить несоединимое – экономику и поэзию, ботанику и политику, археологию и охрану природы.

Именно таким путем и идет автор «Истории леса», палеоботаник, профессор Ганноверского университета Хансйорг Кюстер. его книга рассказывает читателю историю не только леса, но и людей – их отношения к природе, их хозяйства и культуры.

Второе издание.

Книга философа и психоаналитика Александра Смулянского посвящена исследованию сопряжения между метафорой Отца и инстанцией «желание аналитика». Жак Лакан, проводивший такое исследование в середине XX века, не представил его результаты в связи с изгнанием в 1963 г. из Международного психоаналитического сообщества и лишением права готовить аналитиков. Так и не прорисованное сопряжение между отцовской метафорой и инстанцией «желание аналитика» привело к тому, что аналитический дискурс вскоре после смерти Лакана претерпел слияние с дискурсом университета, в котором это желание заняло служебное место в качестве одного из регуляторов поведения аналитика на сессиях, а затронутый Лаканом вопрос о его неприрученных и неисследованных источниках был снят с повестки. Цель книги – вернуться к этому вопросу, проследить происхождение желания аналитика из желания Фрейда и исследовать на этой основе причины возникновения психоаналитической практики, одновременно обосновывая неустранимость ее непрекращающихся внутрицеховых конфликтов.

Издание адресовано психологам, психоаналитикам, философам, исследователям культуры.

Культурные ценности представляют собой особый объект правового регулирования в силу своей двойственной природы: с одной стороны – это уникальные и незаменимые произведения искусства, с другой – это привлекательный объект инвестирования. Двойственная природа культурных ценностей порождает ряд теоретических и практических вопросов, рассмотренных и проанализированных в настоящей монографии: вопрос правового регулирования и нормативного закрепления культурных ценностей в системе права; проблема соотношения публичных и частных интересов участников международного оборота культурных ценностей; проблемы формирования и заключения типовых контрактов в отношении культурных ценностей; вопрос выбора оптимального способа разрешения споров в сфере международного оборота культурных ценностей.

Рекомендуется практикующим юристам, студентам юридических факультетов, бизнесменам, а также частным инвесторам, интересующимся особенностями инвестирования на арт-рынке.

В книге рассматриваются события из истории раннего советского переводоведения. Обсуждается, как с 1920-х по 1950-1960-е годы в теоретических и критических работах, посвященных переводу, менялось отношение к иноязычному тексту и к задачам, которые ставились перед переводчиком. Разбираются переводческие концепции, допускавшие (и даже провозглашавшие) перевод, сохраняющий необычность и стилистическое своеобразие иноязычного произведения, а также концепции, признававшие лишь перевод, приспосабливающий иноязычное произведение к литературным вкусам и мировоззрению читателя. Показывается, как с помощью критических статей, вооружившись наработанными теоретическими построениями, переводчики вели между собой нешуточную борьбу.

В качестве развернутой иллюстрации к описываемому приводится история конфликта между И.А. Кашкиным, предложившим теорию реалистического перевода, и носителями иных переводческих взглядов – Е.Л. Данном и Г.А. Шенгели. Впервые публикуются архивные документы, относящиеся к полемике Кашкина, Ланна и Шенгели 1950-х годов.

Для переводоведов, историков литературной критики и всех интересующихся историей отечественного перевода.

Книга Ирины Глущенко представляет собой культурологическое расследование. Автор приглашает читателя проверить наличие параллельных мотивов в трех произведениях, на первый взгляд не подлежащих сравнению: «Судьба барабанщика» Аркадия Гайдара (1938), «Дар» Владимира Набокова (1937) и «Мастер и Маргарита» Михаила Булгакова (1938). Выявление скрытой общности в книгах красного командира Гражданской войны, аристократа-эмигранта и бывшего врача в белогвардейской армии позволяет уловить дух времени конца 1930-х годов. В качестве исследовательского подхода для этого автор развивает метод почти произвольных параллелей, не обусловленных причинными связями. Авторское расследование перерастает литературные рамки: в книге использованы не публиковавшиеся прежде архивные материалы, относящиеся к тому же – дьявольскому и будничному – времени, в котором проживал свою судьбу загадочный барабанщик, поколение, читавшее о нем, да и сам Аркадий Гайдар.

Книга предназначена для историков, культурологов, филологов, а также для широкого круга читателей, интересующихся советским прошлым и его включенностью в мировую историю.

Взаимоотношения человека и природы не так давно стали темой исследований профессиональных историков. Для современного специалиста экологическая история (environmental history) ассоциируется прежде всего с американской наукой. Тем интереснее представить читателю книгу «Природа и власть» Йоахима Радкау, профессора Билефельдского университета, впервые изданную на немецком языке в 2000 г. Это первая попытка немецкоговорящего автора интерпретировать всемирную историю окружающей среды. Й. Радкау в своей книге путешествует по самым разным эпохам и ландшафтам – от «водных республик» Венеции и Голландии до рисоводческих террас Китая и Бали, встречается с самыми разными фигурами – от первобытных охотников до современных специалистов по помощи странам третьего мира. Красной нитью через всю книгу проходит мысль, что вопрос окружающей среды – это всегда вопрос власти. Смысловым центром книги является раздел «Вода, лес и власть». Не менее важна мысль, что «природа» – не только что-то внешнее по отношению к человеку, но и значительная часть его самого. История экологии, по мнению автора, – это история менталитетов. Особая ценность книги состоит в гигантском охвате использованной литературы – проанализированы не только ведущие труды известных зарубежных специалистов XX века, но и реакция на них.

Книга адресована широкому кругу читателей.

Рынок искусства – одна из тех сфер художественной жизни, которые вызывают больше всего споров как у людей, непосредственно в нее вовлеченных, так и у тех, кто наблюдает за происходящим со стороны. Эта книга рассказывает об изменениях, произошедших с западным арт-рынком с начала 2000‑х годов, о его устройстве и противоречиях, основных теоретических подходах к его анализу. Арт-рынок здесь понимается не столько как механизм купли-продажи произведений искусства, но как пространство, где сталкиваются экономика, философия, искусство, социология. Это феномен, дающий поводы для размышлений о ценности искусства, позволяющий взглянуть на историю взаимоотношений мира искусства и мира денег, разобраться в причинах, по которым коллекционеры чувствуют необходимость покупать работы художников, а художники – изобретать альтернативные пути взаимодействия с рынком.

Книга адресована широкому кругу читателей, интересующихся историей искусства и арт-рынка XX – XXI веков, а также специалистам по культурологии и экономике искусства.

Многие используют слово «культовый» в повседневном языке. Чаще всего этот термин можно встретить, когда речь идет о кинематографе. Однако далеко не всегда это понятие употребляется в соответствии с его правильным значением. Впрочем, о правильном значении понятия «культовый кинематограф» говорить трудно, и на самом деле очень сложно дать однозначный ответ на вопрос, что такое культовые фильмы. В этой книге предпринимается попытка ответить на вопрос, что же такое культовое кино – когда и как оно зародилось, как развивалось, каким было, каким стало и сохранилось ли вообще. И если сохранилось, то как о нем следует говорить сегодня.

Книга состоит из двух неравных частей. В первой – теоретико-методологическом введении – автор предлагает собственный взгляд на то, каким образом сегодня можно рассуждать о культовом кино. Во второй части представлен фактический материал – сто двадцать три эссе о культовых фильмах в хронологическом порядке, чтобы читатель мог составить представление об эволюции феномена.

Монография будет интересна не только культурологам и социологам, но и всем, кто любит кино, а особенно тем, кто ценит нестандартный кинематограф.

3-е издание, переработанное и дополненное.

Другие книги автора Вадим Петрович Руднев

Вадим Руднев – доктор филологических наук, филолог, философ и психолог. Автор 15 книг, среди которых «Энциклопедический словарь культуры XX века» (переиздавался трижды), «Прочь от реальности: Исследования по философии текста» (2000), «Характеры и расстройства личности» (2002), «Божественный Людвиг. Витгенштейн: Формы жизни» (2002), «Словарь безумия» (2005), «Диалог с безумием» (2005).

Настоящая книга представляет собой монографию по психосемиотике – междисциплинарной науке, включающей в себя психоанализ, аналитическую философию, теоретическую поэтику, семиотику, мотивный анализ – которая разрабатывается В. Рудневым на протяжении последнего десятилетия. Суть авторского подхода состоит в философском анализе таких психических расстройств, как депрессия, невроз навязчивых состояний, паранойя, шизофрения и их составляющих: педантизма и магии, бреда преследования и величия, галлюцинаций. Своеобразие его заключается в том, что в каждом психическом расстройстве автор видит некую креативную силу, которая позволяет человеку, выпавшему из повседневной нормы, создавать совершенные произведения искусства и совершать гениальные открытия. В частности, в книге анализируются художественные произведения, написанные под влиянием той или иной психической болезни. С присущей ему провокативностью автор заявляет, что болен не человек, а текст.

Книга будет интересна психологам, философам, культурологам, филологам – всем, кто интересуется загадками человеческого сознания.

Книга известного российского философа и психолога Вадима Руднева посвящена осмыслению вопросов, связанных с построением логики бредовых представлений с позиций философии обыденного языка и психосемиотики, междисциплинарного подхода, который автор книги давно разрабатывает в своих исследованиях. Автор вводит ряд новых концептов, таких, как бессознательная наррация, согласованный бред и подлинный бред. Бессознательная наррация – это повествование, которое разворачивается помимо сознания его автора. Согласованный бред – это та реальность, в которой мы живем. Подлинный бред – это не просто бред шизофреника, а некое особое и, как правило, креативное состояние человеческой психики.

Книга написана живым, увлекательным языком. Она будет интересна и полезна не только психологам, философам и культурологам, но и всем читателям, для которых актуальны вопросы развития человеческого интеллекта.

Самое популярное в жанре Книги по философии

Каково отношение человека к истине и лжи, его реакция на их проявления, в чем состоит его собственная правда?Книга представляет собой теоретическое основание исследования, предназначенного для снятия объективной картины общественного мнения населения России по поводу лжи, анализа ситуации с возможностью выхода на теоретические и практические основания в развитии способности человека различать истину и ложь, а также на разработку технологий противостояния в ходе информационных войн.И цена за книгу – это не цена, это Ваше пожертвование, чтобы исследования продолжались!

«Дневник откровений» – это ежедневник. Каждый день даётся по 12 коротких, точных и ёмких мыслей. Иногда это может быть 12 мыслей на одну тему. Иногда это может быть короткий текст (до 2000 знаков) на какую-то тему.«Дневник откровений» ведётся с 01.09.2022. Публикуется ежемесячно. Тексты адаптированы под аудиоформат – пишутся под чтение вслух и прослушивание. При этом, книги пригодны и для чтения «про себя».

Научный Коммунизм- всеобщая гармония. Эра водолея, новый человек, новый мир.(только для идущих).

Пока мы спим, для нас кто-то создает условия для существования. Как только пробудимся, мы сами начнем создавать для себя свои миры. Достаточно поменять образ жизни и миры наши изменятся.

На тему любви написаны тысячи книг и сказано такое множество слов, что одному человеку невозможно объять все их количество. Осмыслить ее как целостный духовный феномен, стало возможным благодаря философии. Первые попытки рационального осмысления любви были предприняты в Античности: Сократ считал, что истинная любовь вдохновляет человека на поиск истины, способствует духовному росту и преодолению эгоистических устремлений. Платон первым составил ее классификацию, определив виды. Его концепция стала источником для западноевропейской философии, которая разделила любовь на земную и духовную. Христианское учение выдвинуло на первый план самопожертвование и милосердие: Августин Блаженный соединил христианский идеал любви с неоплатоническим учением. В эпоху Возрождения Декарт перенес область любви в сферу аффектов и страстей человека, а Кант придал ей статус нравственной категории. Революционное значение в понимании природы понятия внес Фрейд, который свел любовь к либидо. Фромм считал ее социальным феноменом, способом преодоления одиночества и формой взаимодействия с другими людьми. Оригинальная концепция любви была создана и в русской философии благодаря идеям В. Соловьева, Н. Бердяева и др., видевших в ней принцип организации бытия, приносящий гармонию и благо человечеству.

Кто не помнит, как в школьные годы сдавал сочинение "Как я провёл лето". На "пять" или на другую оценку. Теперь, когда никто больше не угрожает двойкой, почему бы ни дерзнуть на большее?

Растущая потребность гуманитарных факультетов высших учебных заведений в литературе исламской направленности и ограниченность возможностей научно-исследовательских центров, призванных удовлетворить эту потребность, способствовали тому, чтобы вузы и научно-исследовательские центры объединили усилия на пути к достижению общей цели. Этот шаг сказался положительно как на количестве, так и на качестве издаваемых учебников.

Как итог, организация по исследованию и составлению университетских книг по гуманитарным наукам «Самт», центр исследования и развития гуманитарных наук и исследовательско-образовательная организация «Имам Хомейни» выпускают восьмой совместный проект «Основные черты Философии познания Господа».

Книга предназначена для студентов-докторантов философских факультетов в качестве основного учебника по исламским наукам и может вызвать интерес у широкого круга читателей.

В формате PDF A4 сохранен издательский макет.

В этой книге ставится общий философский вопрос, который можно сформулировать так: «Есть ли что-то общее в вещах самой разной природы?». Предметом нашего исследования являются частицы, физические тела, клетки, животные, люди, социумы. Сначала мы познакомимся с общими принципами теории объектов, затем рассмотрим процесс взаимодействия и в заключение поговорим о противоположностях.

Мой духовный проект посвящён моему самому любимому Евангелию – Евангелию от Иоанна. Каждый день я старалась прочесть десять стихов из главы Священного Писания и рассказать о своём восприятии этого отрывка. Разбирать сразу по двадцать, тридцать стихов священного текста будет утомительно и для читателя, и для меня. Пока читатель прочтёт с первого по тридцатый стих, он уже успеет заснуть. Нужно, чтобы текст был живым. Разбирать по пять стихов Евангелия – это слишком мало, а по десять – в самый раз. Надеюсь, что никому скучно от моей работы не станет.

Наш мир, мир человека разумного из вида приматов, в 21-м веке стал другим. В этом новом мире, человеческий труд заменяют роботизированные комплексы, человеческий интеллект заменяют интеллектуальные агенты, а искусственный интеллект обрел субъектность и готов управлять человеком и машинами.Как понять человеку разумному суть происходящего в новом цифровом мире? Как найти человеку свое предназначение в этом новом мире? К чему готовиться нам в мире цифрового интеллекта, когда машины смогут планировать, управлять и контролировать происходящее в среде биологических видов? Концепция о формировании 4-й стадии эволюции человечества – цифровой (цифровая философия).

Оставить отзыв