На войне как на войне

Аннотация

Имя В. Курочкина, одного из самых самобытных представителей писателей военного поколения, хорошо известно читателю по пронзительной повести «На войне как на войне», в которой автору, и самому воевавшему, удалось показать житейскую обыденность военной действительности и органично  существующий в ней истинный героизм. Героев повести В. Курочкина «На войне как на войне» убедительно создали  в одноименном художественном фильме знаменитые М. Кононов, О. Борисов, В. Павлов, Ф. Одиноков.

Рекомендуем почитать

Забайкалье. Быт простых казаков, ужасы нерчинской каторги, судьбы людей в огне Гражданской войны. Острые, порой трагические изломы событий на огромных просторах Сибири. Романтическая любовь и слепая ярость, простые человеческие чувства и исполинские исторические сдвиги смешались в яркий и неповторимый узор, называемый жизнью.

«Знакомство мое с Кузьмой Ефимычем относится к тому бесконечно далекому времени, когда при устье Невы стоял не Петроград, а Петербург, когда прохожие не падали в обморок от полуденной пушки, когда извозчик от Николаевского вокзала до Новой деревни рядился не за два с полтиной, а ехал за восемь гривен, когда малая французская булка с хрустящей корочкой стоила три копейки, а десяток папирос «Мечты» – шесть, когда монументальный постовой городовой был кумом, сватом и желанным гостем на пироге с вязигой у всех своих кротких подданных, когда в субботу вечером, встретясь с другом на улице, никто не стыдился признаться, что он идет от всенощной в баньку, когда арестанты в серых халатах чинили под надзором добродушных солдат мостовые, а не заседали в Конвенте и когда на Сенатской площади еще высился свергнутый впоследствии бронзовый конь, вздыбившийся под своим прекрасным и гордым всадником…»

«В Сен-Совере, в этом благоуханном, зеленом, быстроводном уголке горных Пиренеев, я однажды утром прочитал на базаре большую афишу о том, что:

„В воскресенье 6-го сентября 1925 г. на байонской арене состоится строго подлинная коррида при участии трех знаменитых матадоров: дона Антонио Ганеро, Луиса Фрега и Никанора Вияльта, которые, в сопровождении своих полных кадрилий пикадоров, бандерильеров и пунтильеров, сразятся каждый с двумя быками и пронзят шпагами в общем шесть великолепных быков славной ганадерии Феликса Морена-Арданьи из Севильи“…»

Ю. В. Бондарев (1924) – известный русский писатель, воевавший в годы войны под Сталинградом, в Польше и на границе с Чехословакией. В повести «Батальоны просят огня» Великая Отечественная война показана глазами русского солдата, это голая правда о войне. В повести был поставлен вопрос о средствах, которыми победа была достигнута. Можно ли жертвовать жизнями отдельных людей ради общей цели? Можно ли оправдывать такие жертвы? По повести «Батальоны просят огня» снят одноименный сериал.

Действие происходит в будущем. Профессор изобретает способ необыкновенно быстрого размножения яиц при помощи красных солнечных лучей…

Мертвые души – инсценировка одноименной поэмы (1842–1852) Николая Васильевича Гоголя (1809–1852).

«– Запейте водичкой. Вот так. А теперь спите спокойно. Я вам обещаю райские сны.

– Цветные?

– Какие угодно, – сказала она и вышла из палаты.

После этого начались сны…»

Уникальная повесть Михаила Булгакова, которая раскрывает важную, но не всем известную сторону жизни автора – молодого врача, и, одновременно, пациента, пристрастившегося к дозам морфина и пытающегося вырваться из наркотического плена. Булгакову удалось пугающе подробно описать ощущения морфиниста, всю глубину отчаяния и бесконечную надежду на освобождение от разрушающей зависимости.

Пронзительная и трогательная история о собаке по кличке Бим – преданном и верном друге своего хозяина – заставляла плакать не одно поколение детей и взрослых, прочитавших повесть замечательного русского писателя Г. Троепольского «Белый Бим Черное ухо». Удачная экранизация сделала эту работу автора еще более популярной. В книгу вошли также и другие произведения Г. Троепольского, наполненные любовью к природе и чувством ответственности перед ней, – «Митрич», «В камышах», «Прохор семнадцатый, король жестянщиков» и другие.

Последний роман М. Алданова «Самоубийство» охватывает значительный период от II съезда РСДРП до смерти Ленина: три революции, Гражданская война в России и Первая мировая война. Роман, по слову Г. Адамовича, убедителен и полон живого дыхания. Алданов передает облик самого времени и создает художественный образ Ленина, появляются и зловещие фигуры Сталина и Муссолини. Нетерпимость – объединяющее свойство, присущее всем революционерам, по мнению автора, – сила разрушительная, и именно она губит не только людей, но и саму страну, в которой происходят революционные преобразования. Писатель не скрывает своей мысли о преступности жертвовать миллионами жизней ради социального опыта. Роман был впервые издан в Нью-Йорке в 1958 году.

«Чубуков(идя к нему навстречу). Голубушка, кого вижу! Иван Васильевич! Весьма рад! (Пожимает руку.) Вот именно сюрприз, мамочка… Как поживаете?

Ломов. Благодарю вас. А вы как изволите поживать?..»

«Это было в 70-х годах в России, в самый разгар борьбы революционеров с правительством. Генерал-губернатор Южного края, здоровый немец с опущенными книзу усами, холодным взглядом и безвыразительным лицом, в военном сюртуке, с белым крестом на шее, сидел вечером в кабинете за столом с четырьмя свечами в зеленых абажурах и пересматривал и подписывал бумаги, оставленные ему правителем дел. „Генерал-адъютант такой-то“, – выводил он с длинным росчерком и откладывал…»

Другие книги автора Виктор Александрович Курочкин

«…Отношение племянника к дядюшке было переменное: он любил его и не любил, порой относился с почтением, порой презирал, иногда искренне жалел и так же искренне ненавидел – все зависело от настроения. Иван Алексеевич был современный человек: враг частной собственности и мещанства. А Степан Степаныч в Фуражках считался предводителем всех стяжателей и мещан. Однако, будучи нахлебником дядюшки, Иван Алексеевич открыто и решительно выступать против него боялся. Тем и объясняются столь неустойчивые отношения между племянником и Степаном Степанычем. Всех же остальных обывателей Фуражек Иван Алексеевич и за людей не считал, что, по его мнению, было выше презрения…»

«…Овсов, переступая с ноги на ногу, молчал.

– Ну, бывает же… А с отъездом мы вас не задержим… – И, сжав пальцы Овсова, парторг опять сказал: – Молодчина! Удивили вы меня, Василий Ильич; от души признаюсь, не ожидал я этого от вас!..

И после ухода Овсова секретарь еще долго удивлялся и спрашивал себя: «Что с человеком случилось?»

А вот что случилось погожим октябрьским днем тысяча девятьсот пятьдесят четвертого года…»

Имя В. Курочкина, одного из самых самобытных представителей писателей военного поколения, хорошо известно читателю по пронзительной повести «На войне как на войне», в которой автору, и самому воевавшему, удалось показать житейскую обыденность военной действительности и органично  существующий в ней истинный героизм. Перу писателя присущ подлинный психологизм, лаконизм и точность выражения мысли, умение создавать образы живых людей. В книгу вошли повести о буднях на фронте в годы Великой Отечественной войны и советской мирной действительности, достоверно и без привычных умолчаний запечатлевшие атмосферу и характеры тех лет. Так, «Записки народного судьи Семена Бузыкина»  не издавали в советское время по цензурным соображениям 25 лет.

 Героев повести В. Курочкина «На войне как на войне» убедительно создали  в одноименном художественном фильме знаменитые М. Кононов, О. Борисов, В. Павлов, Ф. Одиноков.

«Лет десять назад, когда я окончил филфак университета, я считал себя не только прирожденным журналистом, но и писателем. Впрочем, каждый журналист мнит себя писателем.

По распределению я попал в районный городок С. Поехал туда с самыми радужными надеждами.

С. – крохотный городишко в окружении болот, озер и сереньких деревень. Природа там и сейчас по-русски трогательная, климат сырой, а жизнь, как и везде, обычная…»

«…Неужели я кандидат в народные судьи?! Даже не верится. Вторую неделю живу в Узоре, разъезжаю по району и знакомлюсь со своими избирателями. После шумного суетливого города мне положительно повезло. Меня пугали, что Узор – глубокая яма. Луж и канав много, но ямы я не видал, наверное, ее нарочно засыпали к моему приезду. Почему я так думаю? Потому что меня здесь любят, уважают и, кажется, радуются, что я у них буду судьей. Все смотрят на меня с улыбкой и величают Семеном Кузьмичом…»

«… Старик махнул рукой:

– Эва что придумает. В чужом доме жить. А свой на что?

– Там теперь никто не живет…

– Как «никто»? А я… А баба моя… Сын мой, Андрей Анастасьич. Эка ты глупая девка-то. – Старик привлек к себе девочку и подолом рубахи вытер ей мокрый нос. Она прижалась к Анастасу. Он гладил ее всклокоченные волосы и как мог успокаивал.

– И совсем не глупая. И совсем не глупая, – всхлипывая, говорила девочка. – Ты сам все забыл. Все, все на свете, и бабушка твоя померла.

– Кто – «померла»? – переспросил старик.

– Твоя бабушка Степанида. Совсем недавно ее похоронили.

– Похоронили Стешу? Вона что… – Анастас поднял вверх голову и перекрестился…»

Самое популярное в жанре Книги о войне

Двадцать второе июня, раннее утро, Брестская крепость, молодой солдат Юрген Вольф, russisch deutscher – русский немец, смотрящий на мирный польский пейзаж, на реку Буг и вспоминающий родную Волгу. Вот только на дворе – 1944 год, а на солдате – форма 570-го испытательного батальона Вермахта, штрафного батальона. Он вырвется из окруженной Брестской крепости, чтобы попасть в еще более страшный «котёл» – котёл Варшавского восстания. Он столкнется с немецкими штрафниками СС из дивизии Дирлевангера, которые превращали улицы Варшавы в выжженную пустыню. Он вступит против генерал-майора и бригадефюрера СС Бронислава Каминского, командующего русской бригадой СС. И вместе с норвежскими парнями из танковой дивизии СС «Викинг» он будет защищать Варшаву от советских войск. За что он сражается? И каким он выйдет из этой схватки? Этот роман – редкая возможность взглянуть на Великую Отечественную войну с той стороны, глазами немецкого смертника, прошедшего через самые страшные сражения Восточного фронта в составе одного из штрафбатов, которые сами немцы окрестили «командами вознесения».

Курьезные и забавные, грустные и смешные приключения мальчика. В этой книге описаны реальные события, произошедшие в жизни моего отца.

Эта книга выходит в серии, рассказывающей об Ирано-иракской войне 1980-88 гг. Она посвящена фронтовым будням Абадана – города, который можно назвать иранским Ленинградом. Расположенный на берегу пограничной с Ираком реки Арванд (Шатт эль-Араб), этот город имел важнейшее стратегическое значение, и его захват мог бы стать залогом победы саддамовских сил над молодой Исламской Республикой. Иракцы замкнули кольцо блокады вокруг Абадана, но так и не смогли преодолеть героическое сопротивление его защитников. Об огненных буднях небольшого города, ставшего великим символом героической борьбы народа Ирана за свою свободу и независимость, рассказывает сборник рассказов известного иранского писателя Хабиба Ахмад-заде, прошедшего восемь лет войны от первого до последнего дня.

Для широкого круга читателей.

Висла – Одер – Шпрее – дорога, пройденная миллионами в начале 1945-го. Для русских солдат это был дорога победы. Для Юргена Вольфа, русского немца, russisch deutscher, это была дорога поражения, которое он до последнего мгновения надеялся превратить в победу. Он и его боевые товарищи из 570-го испытательного батальона Вермахта, штрафного батальона. Что поддерживало их надежду? Что питало их ненависть? За что они сражались, теряя товарищей, родных, близких? О чем думали второго мая 1945 года в поверженном рейхстаге, над которым уже развивалось красное советское знамя? Этот роман – редкая возможность взглянуть на Великую Отечественную войну с той стороны, глазами немецкого смертника, прошедшего через самые страшные сражения Восточного фронта в составе одного из штрафбатов, которые сами немцы окрестили «командами вознесения».

25 июня 1941 года. Кенцавское гетто. Ярек Лацгуновский не мог и подумать, что обычный урок химии может превратиться в кошмар, а школьный шкафчик, который должен был стать для него спасением, станет почти могилой

5 октября 1942 г. Наш батальон наконец-то вышел к Волге. Хотя, если быть точным, то до Волги еще метров 600. 6 октября. Чертовы русские оказывают очень сильное огневое сопротивление. Мы не можем преодолеть эти 600 метров. Вообще. Стоим возле забора школы. 7 октября.Чертова школа. К ней просто невозможно подойти. Потери батальона уже превысили тридцать процентов. 13 октября. Школы нет, но каждый раз, когда мы к ней приближаемся, откуда-то из-под развалин раздается кинжальный огонь и убивает очередного немца. 19 октября. Ура, мы преодолели развалины школы. От нашего батальона осталось 100 человек. Оказалось, что чертову школу обороняли 15 русских и мы нашли 15 трупов. Но самое горькое нас ожидало впереди. До Волги остается 400 метров, перед нами стоит разрушенный дом. И что-то мне подсказывает, что через эту улицу наш батальон не сможет перейти. 31.12.42. Мы встречаем Новый год в развалинах чертовой школы. Мы окружены. 2.01.43. Если хоть кто-то из нас отсюда уйдет живым, это будет Чудо.

Великая Отечественная война стала подвигом всего советского народа. На войну в Афганистан отправляли по приказу и офицеров, и солдат. У каждого, кто был "за речкой", была своя война: кто-то все два года участвовал в боевых действиях, а кто-то ни разу не выстрелил из автомата. Повесть "Моя война" – история жизни и службы автомобильной роты ОБМО 5-й гвардейской мотострелковой дивизии, которая дислоцировалась в Шинданде. Это простой правдивый рассказ о солдатском долге, о дружбе, о тоске по своим близким, о человеческих отношениях на войне. Содержит нецензурную брань.

О войне 1991–1993 годов на территории бывшей Югославии написано немало. Разные авторы: историки, дипломаты, военные. Разные жанры: мемуары, исследования, публицистика. Кажется, уже все описано в деталях, разложено по полочкам с бирками и табличками. Тем не менее, книга Бориса Земцова стоит на «югославской полке» особняком. И не только потому, что написана «от первого лица» участником этих событий, русским добровольцем, лично помогавшим с оружием в руках отстаивать сербам свою Веру, свою Историю, свою Культуру. Главная особенность этой книги – предельная честность. Без ретуши и глянца автор рассказывает о войне, включая ее самые неприглядные стороны, об особенностях человеческого поведения на этой войне, ничего не приукрашивая при этом и не жалея при этом самого себя.

Вполне органичным продолжением темы «русские добровольцы на сербской войне» стали вошедшие в эту книгу воспоминания автора о варварских бомбардировках НАТО Белграда в 1999 году. И здесь снова все от первого лица, все только на основании лично увиденного и лично пережитого, порою с безжалостной откровенностью. Автор избегает назиданий, старается не делать широких обобщений и далеко идущих выводов. Тем не менее, эта книга – важный документ эпохи, честное свидетельство о событиях, окончательную оценку которым даст История.

Книга познакомит читателя с одним из главных достижений советской разведки. Укажет на истинные причины войны, представляя внутренние портреты лидеров Германии и СССР, а также освещая их личные замысли. Она же расскажет об инсценировке смерти Гитлера и его жизни после войны. Очень хорошо раскрыта личность Сталина и установлены причины репрессий. В целом, произведение широко представляет мало известные детали прошлого, которые в настоящее время будут интересны всем, без исключения.

Штрафбат – он везде штрафбат, что в СССР, что в гитлеровской Германии. Только в немецком штрафном батальоне, которые сами немцы окрестили «командами вознесения», нет шанса вырваться из смертельного круга, там судимость не смывается кровью, там проходят бесконечные ступени испытания и пролитую кровь пересчитывают в зачетные баллы.

И что тут делать, если ты молод и полон сил, если ты просто хочешь жить и не хочешь никого убивать? И что тут делать, если ты родился в России, а вырос в Германии, если ты немец, а снится тебе родная Волга? Если на дворе – весна и лето 1943 года, если под твоими солдатскими сапогами – русская земля, на плече – немецкая винтовка «Маузер», а впереди – Курская дуга?

Как выберется из всего этого Юрген Вольф, russisch deutscher – русский немец, рядовой 570-го испытательного батальона?

Это взгляд на войну с немецкой стороны. Это невероятные приключения, где сплетаются жизнь и смерть, любовь и ненависть, смех и слезы. Это немецкий характер, немецкий порядок, немецкий юмор и немецкие песни.

Оставить отзыв