Дневник Гуантанамо

Дневник Гуантанамо
Аннотация

Тюрьма в Гуантанамо – самое охраняемое место на Земле. Это лагерь для лиц, обвиняемых властями США в различных тяжких преступлениях, в частности в терроризме, ведении войны на стороне противника. Тюрьма в Гуантанамо отличается от обычной тюрьмы особыми условиями содержания. Все заключенные находятся в одиночных камерах, а самих заключенных – не более 50 человек. Тюрьму охраняют 2000 военных. В прошлом тюрьма в Гуантанамо была настоящей лабораторией пыток; в ней применялись пытки музыкой, холодом, водой и лишением сна. Заключенные годами заточены с мыслью о возможной казни.

Книга, которую вы держите в руках, – первое в истории произведение, написанное узником Гуантанамо. Мохаммед ульд Слахи отбывал 14-летний срок, во время которого писал свои тюремные записки о месте, о котором не известно практически ничего. В своих записках Мохаммед стремился отразить нравы, царящие в тюрьме, и найти способ не потерять разум, когда ты вынужден проводить день за днем в одиночной камере.

Рекомендуем почитать

Вячеслав Мельник может быть опасен для окружающих. Понимая это, он никогда не пользуется своей сверхъестественной силой. Однако чтобы спасти близкого человека, ему придется нарушить табу. Его злость вырвется на свободу и примет облик серебристой крысы. Последствия будут ужасны: серийный убийца выйдет на охоту, психопат сядет за руль многотонного грузовика, а мелкие бесы ринутся в город из холодного заснеженного мира, в котором непрестанно вращается огромное мельничное колесо.

Самое популярное в жанре Зарубежная публицистика

Выдающийся ученый Владимир Петрович Кёппен внес большой вклад в развитие метеорологии. Его активная научная деятельность охватывает период с 1868-го по 1940 год. До последних дней своей долгой (93 года) жизни Владимир Петрович оставался деятельным и энергичным человеком. В. Кёппен разработал ряд новых направлений в развитии метеорологии, а также классификацию климатов земного шара, не потерявшую своего значения и в настоящее время. Ученого отличали выдающиеся способности исследователя-экспериментатора, феноменальное трудолюбие и универсальный подход к решению самых различных задач. Он был действительным членом Русского географического общества с 1872 года и его почетным членом с 1927 года.

Представленная вниманию читателя книга включает две части: период жизни Кёппена до 1903 года, о котором он рассказал в своем дневнике, и более поздний период, описанный его дочерью и женой другого знаменитого метеоролога и климатолога Альфреда Вегенера Эльзой Вегенер-Кёппен.

В годы Второй мировой войны нацисты запустили в оккупированной Европе хорошо отлаженную индустрию грабежа. Технологии отъема художественных ценностей, обкатанные на еврейских художниках и коллекционерах Германии и Австрии, были затем использованы в масштабах континента.

Однако опустошение европейских музеев и галерей, уничтожение памятников культуры не было заурядным грабежом и вандализмом: эти действия имели важнейший идейный и политический подтекст. Ради подтверждения идеи о мировом превосходстве германской культуры узурпировались сами имена художников: так голландец Рембрандт был объявлен величайшим проявлением подлинно германского духа. С другой стороны, «дегенеративное» искусство модернизма было призвано иллюстрировать творческую несостоятельность «низших рас» или вообще подлежало уничтожению.

В книге подробно рассказывается о неоднозначном и до сих пор не законченном процессе реституции, в подробностях описаны несколько судебных дел, в ходе которых наследники владельцев похищенных шедевров пытались отстоять свое право на них.

Рост популизма, в том числе в связи с активным использованием социальных сетей, является следствием неспособности национальных правительств и глобальных институтов использовать преимущества Интернета для укрепления демократии. Речь идет прежде всего о переосмыслении института демократического представительства, базирующегося на посредничестве между властью и гражданами. Последние научились эффективно взаимодействовать между собой, используя интерактивную природу Интернета, чтобы напрямую, без посредничества избранных от их имени представителей, влиять на политику властей. Это в перспективе может кардинально изменить реализацию власти как таковой. Но готовы ли к таким переменам как само государство, так и граждане? И как в эпоху Интернета видится будущее политической демократии? Стивен Коулман, известный британский ученый в области политических коммуникаций, профессор Университета города Лидса, дает свои ответы на эти и другие вопросы.

Книга рассчитана на широкий круг читателей, интересующихся вопросами развития демократических институтов и процессов.

Головокружительная история победы команды бесстрашных спортсменов над грозными «Серебряными стрелами» Гитлера в золотой век автомобильных гонок.

В то время как правительство нацистской Германии проводило политику расовой дискриминации и подталкивало мир к войне, три героя – водитель, которому было отказано в членстве в лучшей европейской команде из-за его еврейского происхождения, владелец «пошатнувшейся компании», производящей автомобили, и авантюрная дочь американского мультимиллионера – объединились для того, чтобы составить конкуренцию нацистским командам-фаворитам на Гран-При, вершине автоспорта.

Нил Баскомб рассказывает об одном из самых впечатляющих и смертельных эпизодов автоспорта XX века – символической победе над нацистами в самый темный период мировой истории.

«Заяц с янтарными глазами» – книга-музей; и главные герои здесь – предметы: фигурки нэцке, архивные хранилища, винтовые лестницы. Впрочем, в отличие от классических музеев, в этом нет табличек «руками не трогать», как раз наоборот.

Книга де Вааля – целиком тактильный текст. Автор рассказывает историю своих предков через их коллекции, один за другим перебирая экспонаты – бережно и осторожно, – так мы перебираем бабушкины-дедушкины вещи на чердаке, стирая пыль с орнаментов и шелестя плотной желтой бумагой. Разница только в том, что сам де Вааль роется не на чердаке своего дома, а в чертогах истории – в архивах братьев де Гонкур, Марселя Пруста, Клода Моне и многих других писателей и художников, с которыми дружили его деды и прадеды (Шарль Эфрусси, прадед автора, был прототипом прустовского Свана).

Ярый коллекционер, де Вааль настолько дотошен, что умудрился проследить весь путь своих фигурок-нэцке из Японии во Францию, в Париж XIX века, оттуда в Вену XX века, и дальше – сквозь колючую проволоку 1930-х и 1940-х, когда фигурки были спасены от коричневой чумы усилиями храброй девушки – и дальше-дальше сквозь время, все ближе к читателю.

Для кого эта книга

Для всех, кто увлекается биографиями незаурядных личностей и семейными сагами

Для любителей истории ХХ века

Для тех, кто хотел бы узнать о повседневной жизни Европы начала века, во время первой мировой войны и 30-х годов

Николас Спикмэн (1893–1943) считается одним из основателей американской геополитики. Для Спикмена характерен утилитарный подход, четкое желание выработать эффективную геополитическую формулу, с помощью которой США могут скорейшим образом добиться мирового господства. Этого можно достичь, говорит Спикмэн, создав особую геополитическую реальность, «новую Атлантиду», связанную общностью западной культуры, идеологией либерализма и демократии.

Карл Шмитт (1888–1985) – немецкий геополитик, оказавший огромное влияние на развитие европейской политической теории XX–XXI веков. В отличие от «атлантистов» он считал, что основная борьба за мировое господство идет не на море, а на суше, и разработал теорию «номоса» – нового порядка континентального управления.

Несмотря на разницу взглядов Спикмэна и Шмитта, многие исследователи полагают, что это всего лишь способы достижения одной и той же цели – власти Запада над миром. Ныне российскому читателю впервые предоставляется возможность составить собственное мнение на этот счет.

БЕСТСЕЛЛЕР AMAZON О ПУТЕШЕСТВИЯХ № 1!

Увлекательные мемуары о катастрофической поездке в Мексику ради серфинга, которая случайно завела в логово знаменитого наркобарона Эль Чапо…

Лето 1978 года. 21-летний Пол Уилсон из Калифорнии очень хочет стать крутым и вписаться в тусовку пляжных серферов, чтобы обрести уважение среди парней и успех у девушек. Для этого нужно пройти обряд инициации – совершить путешествие в материковую часть Мексики ради серфинга. Зловещие кармические предзнаменования преследуют его на каждом шагу: не имея возможности заплатить за поездку, он грабит супермаркет, а вскоре узнает, что один из его попутчиков – осужденный убийца в бегах, а другой – беспринципный подонок. Более того, парни даже не подозревают, что конечная цель их путешествия лежит в самом сердце знаменитого наркокартеля Эль Чапо…

Искрометные и остросюжетные, воспоминания Пола Уилсона – это адская поездка, самые настоящие «Страх и ненависть в Латинской Америке» в антураже мексиканских джунглей. Несколько раз едва не погибнув, терпя неудачу на всех этапах своей поездки, Пол переосмысливает свою жизнь – и спустя годы, когда истек срок давности, рассказывает эту историю.

«Живое и восторженное повествование. Эта увлекательная книга описывает ушедшую эпоху». – Kirkus Review

«Пол Уилсон написал увлекательные мемуары. Его непростые приключения, попутчики, случайные люди, которых он встречает на пути, – все они невероятно хорошо описаны… в том числе и парень по имени Хоакин Эль Чапо Гусман». – Discovery

«Настолько правдиво, что хочется, чтобы это было вымыслом! Эта книга – громкий смех сквозь слезы над трудностями взрослой жизни». – The Prairies Book Review

В формате PDF A4 сохранен издательский макет.

Анаконда нападает на свои жертвы и душит их в мертвой хватке. Применительно к политике этот образ впервые применил американский генерал Уинфилд Скотт, командующим армией северян в Гражданской войне. Суть плана в удушении противника путем блокады важнейших стратегических пунктов. В дальнейшем почти все западные геополитики в той или иной мере говорили о применении плана «Анаконда» в отношении противников Запада, в том числе к России. Часть этих авторов утверждала, что Запад и Россию разделяют непримиримые противоречия, другие считали, что Россия может при определенных условиях присоединиться к западной цивилизации.

В данной книге представлены работы крупнейших геополитиков Запада – таких как З. Бжезинский, С. Хантингтон, К. Хаусхофер, А. Тойнби, Ф. Бродель, Х. Маккиндер и других. Эти работы дают представление об основных концепциях западной геополитической мысли.

Томас Карлейль (1795 – 1881) – британский философ, писатель и публицист. Он исповедовал романтический «культ героев» – исключительных личностей вроде Наполеона, которые своими делами исполняют божественное предначертание и двигают человечество вперёд, возвышаясь над толпой ограниченных обывателей. Не случайно один из разделов книги Карлейля назывался «Люди и герои», а в других он предписывал жизненные правила для общества, существующего на подобных принципах.

Мануэль Саркисянц (1923–2015) – немецкий социолог, политолог и историк, армянин по национальности. Теорию «великих личностей», «сверхчеловеков» Саркисянц рассматривал как идеологическую базу нацизма, а идейным вдохновителем нацистов, наряду с Ницше, он считал Томаса Карлейля.

В сборнике представлены работы Карлейля, Саркисянца и других известных философов, посвящённые теме «вождизма».

В этом томе «Homo sacer» Джорджо Агамбен предпринимает амбициозную попытку проанализировать двойную генеалогию: онтологии действительности и этики долга, какими они были разработаны в истории западной мысли. Первая подвергалась критике Хайдеггером, вторая – Шопенгауэром и Ницше; в своем исследовании Агамбен не только опирается на них, но стремится скорректировать и дополнить их аргументацию. Так, он демонстрирует, что центральную роль в развитии обеих парадигм играет христианское богослужение с его совершенно особым пониманием действия и действенности, а также понятие «обязанности», пришедшее в христианскую богослужебную мысль из стоической этики, развитой Цицероном. В силу подобных предпосылок онтология и этика в конечном итоге оказываются связанными в едином круге, которому теперь соответствует особый субъект, буквально обреченный на эффективное совершение действий, ему самому не принадлежащих. Эта концепция и ее следствия, как показывает Агамбен, активно воздействуют на сферу политики вплоть до наших дней.

Оставить отзыв