Деньги – это самое… самое… (Софья Блюфштейн, Россия)

Деньги – это самое… самое… (Софья Блюфштейн, Россия)
Аннотация

«Может быть, если бы она обладала даром царя Мидаса – превращать в золото все, к чему прикасалась, – она могла бы быть счастлива? Едва ли! Ей всегда было мало того, что у нее имелось, это раз, а во-вторых, просто прикоснуться к камню и в следующее мгновение уже держать в руках золотой слиток… хм… так скучно! Деньги были самым важным в ее жизни, ради них она не жалела ни себя, ни других, но столь же важной была афера, игра, риск. Другие на ее месте волокли бы нажитое или награбленное в темный захорон и сидели тихо, пользуясь богатством, но только не она. Чем больше – тем лучше, чем опаснее – тем лучше. Так думала Сонька Золотая Ручка, настоящее имя которой…»

Рекомендуем почитать

Жажда богатства – одна из самых сильных человеческих страстей. И одна из самых опасных. Потому что чаще всего приводит того, кто встал на путь наживы, к преступлению... Да, имена многих – к примеру, конкистадора Эрнандо Кортеса, обворожительной маркизы-отравительницы Мари-Мадлен де Бренвилье, пирата Генри Моргана, любимца Петра Великого Александра Даниловича Меншикова – записаны на скрижалях истории. Но эти люди шли к своему богатству по трупам, а потому их страдания не вызывают сострадания. Что, наверное, закономерно. Наверное...

Жажда богатства – одна из самых сильных человеческих страстей. И одна из самых опасных. Потому что чаще всего приводит того, кто встал на путь наживы, к преступлению... Да, имена многих – к примеру, конкистадора Эрнандо Кортеса, обворожительной маркизы-отравительницы Мари-Мадлен де Бренвилье, пирата Генри Моргана, любимца Петра Великого Александра Даниловича Меншикова – записаны на скрижалях истории. Но эти люди шли к своему богатству по трупам, а потому их страдания не вызывают сострадания. Что, наверное, закономерно. Наверное...

«– Прокляты мы Богом, не иначе, прокляты… Пришли с моря в Ханаан филистимляне и заняли прибрежную долину на юге. Сначала только в Азоте, Екроне, Аскалоне, Газе и Гате правили филистимлянские цари, но, видно, Бог решил, что мало испытаний пало на наши головы. Немного времени минуло, но пришельцам уже тесно на побережье, они продвинулись на земли племен Иуды и Дана. Трудно устоять нашим мирным пастухам против закованных в железо воинов. И вот уже сорок лет мы терпим чужеземное иго!..»

«– Ты предал меня, – прошептала Кристина, наклоняясь к человеку, распростертому на полу. – Ты изменил мне. А ведь я любила тебя. Ты изменил мне, ты смеялся надо мной!

– Так ты хочешь убить меня из-за какой-то ерунды? Из-за нескольких ночей, которые я провел не в твоей постели? – пробормотал он, с трудом владея языком. – Называешь меня предателем… Но почему, почему?! Ну, я написал этой даме… ну и что?!..»

«Как-то раз, году этак в 1575-м, в мае, если мне не изменяет память, месяце, к молодому Генриху Наваррскому (будущему Генриху IV, а в то время – пока еще зятю французского короля Генриха III) подбежал этот самый король и воскликнул:

– Тебя предали! Тебе изменили! Твоя жена совокупляется с любовником! Прямо сейчас, в своей собственной комнате! Стоя, даже не сняв одежды! И это видят все, кому не лень подняться по лестницам и поглядеть!..»

«Зеркало колебалось, дрожало. Дрожало и лицо, в нем отраженное. Зеркалом служила темная вода в кадке. Вокруг царил полумрак, и отражение казалось загадочным и удивительно красивым. Не было видно теней, залегших под глазами от многодневных страданий, впалых от недоедания щек, потемневших от обильных слез век. И узнице показалось, что красота, утраченная в заточении, вернулась к ней. А уж когда она туго-натуго заплела в косы темные волосы, когда надела белое платье, украшенное черными лентами…»

«…Старая дура! – подумала невеста и улыбнулась в ответ. – Господи, а мы-то думали… а мы-то тряслись… Было б с чего! Право, Сашенька порядочный простак, коли так робел! Да и я хороша. Думала, она от ревности с ума сходит… Все, все сточены зубы, не укусит, все стерпит, коли это стерпела!..»

Ревнует – значит, любит. Так считалось во все времена. Ревновали короли, королевы и их фавориты. Поэты испытывали жгучие муки ревности по отношению к своим музам, терзались ею знаменитые актрисы и их поклонники. Александр Пушкин и роковая Идалия Полетика, знаменитая Анна Австрийская, ее английский возлюбленный и происки французского кардинала, Петр Первый и Мария Гамильтон… Кого-то из них роковая страсть доводила до преступлений – страшных, непростительных, кровавых. Есть ли этому оправдание? Или главное – любовь, а потому все, что связано с ней, свято?

«Князь Михайла смотрел на жену, которая припала головой к его ногам, сдавленно рыдая, – и понимал, что ее слезы были не слезами жалости, а слезами прощания. Он умирал и знал, что умирает. Немилосердная боль, которая начала его терзать вскоре после того, как он осушил чарку вина, принятую из рук дорогой тетушки и кумы Катерины Григорьевны, наконец-то утихла…»

«В этом прелестном замке – одном из красивейших в Бретани, входящем в так называемый золотой круг старинных городов-крепостей, – 16 октября экскурсии всегда заканчиваются на час, а то и на два раньше, чем обычно. И вообще сотрудники экскурсионного бюро и обслуживающий персонал Шатобриана – а именно так называется замок – в глубине души своей возносят особую благодарность Пречистой Деве и Иисусу-младенцу, если 16 октября приходится на тот день, когда замок закрыт для публики. Тогда сюда не заходит вообще никто. Даже ночные сторожа (а во всяком музее есть свои ночные сторожа, пусть он даже трижды или четырежды находится на охранной сигнализации!) спят в ночь с шестнадцатого на семнадцатое октября по своим домам…»

«За тяжелыми дверьми государевой опочивальни творилось тайное действо. Молодой царь Иван Васильевич впервые владел новобрачной женой своей Анастасией Захарьиной.

Тянулась ночь. Дружки подремывали за дверью: красавец Андрей Курбский, пронский воевода, Алексей Адашев, приятель молодого государя, да дядя невесты Григорий Захарьин, да дядя жениха Юрий Глинский…»

«Старой даме не спалось. Тишина мешала. Обычно люди лучше спят в тишине, а вот ей тишина мешала. Что такое? Почему не слышно шума моря? Черное море рокочет без умолку там, внизу, у подножия Ришельевской лестницы. С другой стороны, через весь спящий, огромный город иногда доносятся свистки паровозов. Паровозы… Quel cauchemar, какой кошмар, Боже! До чего она дожила… А впрочем, неплохая они штука – паровозы. На поездах ездить куда быстрей, чем по-старинному, в каретах…»

Другие книги автора Елена Арсеньева

Красавице Маргарите Говоровой повезло – она дождалась своего мужа с войны! Но радость встречи омрачил ребенок, которого привез Михаил. Лиля, дочь его походно-полевой жены, будет теперь жить в их доме. Да, умеют мужчины думать только о себе… К такому выводу пришла Маргарита, когда в ее доме, в роли прислуги, появилась та самая Тася. Которая, оказывается, не погибла при бомбежке – как считал до сих пор влюбленный в Тасю Михаил Говоров…

Ох, что натворила Аглая, согласившись заменить подругу Наташу на бале-маскараде! Бедная дворянская девушка, из милости взятая в дом графом Игнатьевым, влюбилась в жениха его дочери Наташи! Да, гусар Лев Каменский, только один раз протанцевав со своей невестой, лицо которой было спрятано под маской, понял, что влюбился в девушку, на брак с которой согласился только по расчету. И теперь искал ее повсюду, не в силах забыть блеск глаз, голос и ту страсть, что пронзила тогда обоих. А красавица Аглая страдала от своей любви, не желая расстроить счастье подруги… До тех пор, пока девушка и гусар не встретились на войне с французскими захватчиками…

Начало ХХ века. Тихий город Энск на Волге. В дружной семье адвоката Константина Русанова не так уж все, оказывается, мило и спокойно. Вот-вот будет раскрыта тайна, которую респектабельный господин тщательно скрывал: сбежавшая от него жена жива, а не умерла, как он всю жизнь уверял детей и общество. К тому же, в город приехала сестра его супруги, когда-то также влюбленная в красавца Константина. Любовница требует немедленно обвенчаться – но Русанов этого сделать не может… Да, страсти кипят. А на пороге – август 1914 года. Скоро жизнь взорвется, и судьбы людей сплетутся в огненных вихрях первой мировой войны. Впереди еще столько событий… Но о них знаем мы, живущие в веке двадцать первом, и совершенно не имеют понятия наши прабабушки и прадедушки, герои «Русской семейной саги»…

С некоторых пор врач «Скорой помощи» Артем Васильев чувствует нечто странное. Или он сам сошел с ума, или практически все его недавние пациенты одновременно спятили! То здоровый мужчина вдруг начинает уверять врачей, что он – женщина, и рыдает, как истеричная институтка. То нежная, милая, очаровательная девушка, открыв изящный ротик, выражается хуже любого пьяного грузчика и утверждает: она – это ОН! То есть мужчина! Эпидемия в городе, что ли?! И у всех «заболевших» есть один общий признак: на предплечье у этих пациентов Артем обнаруживает явный след – то ли укуса, то ли… укола. Пожалуй, придется ему разбираться во всей этой истории. К тому же одна из пациенток, девушка с нежным именем Лиза, считающая себя мужчиной, вызывает в душе Артема именно те чувства, которые настоящий мужчина испытывает только по отношению к настоящей женщине!

«– Знаешь, что меня больше всего удивляет? – спросил как-то Кузьмичев, уткнувшись в тонкие, цвета раннего меда, перепутанные волосы Светланы.

– Что? – Она повернула голову.

– То, что ты – женщина не моего типа. Понимаешь? Всю жизнь мне нравились маленькие, тоненькие брюнетки. Я женат на одной из них…

Светлана чуть надулась. Увидев сбоку оттопырившуюся нижнюю губу, Кузьмичев тронул ее пальцем. Губа смешно булькнула.

– Не дуйся! Меня раздражали пышные блондинки. Они тяжело идут. У них круглые, как шары, бедра. Их грудь не помещается в платье. Их тела так много…»

На этот раз детективщица Алена Дмитриева решила сделать героиней своего нового романа женщину-врача. И теперь для того, чтобы собрать материал, она колесит по городу вместе со Светой, врачом «Скорой помощи». Ее начинает удивлять жуткая закономерность: буквально в несколько дней число самоубийц резко увеличилось… И такое, как заметили врачи, происходит периодически. Между всеми самоубийцами есть нечто общее. Все они кодировались: кто от курения, кто от лишнего веса, как подруга Алены Света… Подозрения Дмитриевой укрепились, когда она нашла дневник одной из первых в России женщин-следователей. Там был описан случай гипноза жертвы с установкой на самоуничтожение. Эх, лучше бы не делиться Алене ни с кем своими догадками – ведь неосторожные слова любопытной писательницы обернулись для нее большими проблемами…

Что заставило мужа стрелять в Ольгу Васнецову? Они любили друг друга и были счастливы, но вдруг… И вот теперь родители мужа проклинают ее, выжившую, и не пускают к нему, лежащему в коме… Как спасти любимого? Ради этого Ольга согласна даже принадлежать другому мужчине – но не демон ли нашептывает ей подобное решение? Жуткий колокольный мертвец, Коровья Смерть – отголоски кошмаров былого, терзают ее душу, при странных обстоятельствах гибнут люди вокруг. Должна ли Ольга принести себя в жертву, верить ли шаману, к которому ведет ее неожиданный союзник, эвенкийский красавец Гантимур?

Дом с лилиями переживает не лучшие времена. Улетел из него Костя, которого заставили жениться на обманщице. Устав от пренебрежения дочери, уходит из дома Тася и становится, как и обещала, женой нелюбимого Шульгина. И только Лиля, кажется, счастлива – ведь к ней приходит настоящая любовь! С замужеством, удачной беременностью. Но накануне родов Лиля узнает: Родион Камышев женат! Всё это время она жила с чужим законным мужем…

Самое популярное в жанре Исторические любовные романы

История любви самой загадочной женщины Франции и Императора Наполеона Бонапарта. В легкой поэтической форме читателю представлена их жизнь, с начала самой юности и до последних дней жизни. Любовь, предательство, измены-поэма полна страстей и непредсказуемых поворотов судьбы. Тем более что они имели влияние не только на собственные жизни, но и на историю великих держав того времени.

Один из лучших романов о хирургии и хирургах. Если не самый лучший. Дмитрий Соколов ничем не уступает признанному в этом жанре мастеру "производственного романа" Артуру Хейли. Показана советская медицина так, как она есть- и это ощущение абсолютной правдивости автора вызывает глубокое к нему доверие. Читатель реально присутствует на всех операциях-описанных мастерски и очень профессионально. Удивительно точно передано зарождение чувства любви между главными героями- от телесного, грубо-материального вначале- постепенно автор подводит героев к общности душ, к буквальному физическому срастанию их в один организм. Автор приводит фантастическое количество деталей быта СССР конца 80-ых годов, организуя интереснейший, захватывающий и головокружительный реалити-трип в наше недавнее прошлое- эпоху Перестройки. За чтением совершенно забываешь о внешнем мире…

Содержит нецензурную брань.

В начале времен в мифическом городе Умме власть удерживает прогрессивная царская чета, намереваясь передать трон своему сыну через женитьбу на декоративной наследнице династии. Но амбициозный военачальник Арвиум считает, что куда лучше подходит на роль выбираемого правителя. А могущественная жрица Лахама боится за тайные знания своего храма, которые могут исчезнуть в зарождающейся борьбе за власть.

В марте 1814 года, когда русские войска с победой вошли в Париж, русский гусар Иван Державин спас девочку по имени Фрази. А потом она спасла его от неминуемой гибели в зловещем сером особняке в тупике Старого колодца. Эта детская влюбленность не покинет Фрази никогда. Но через полтора десятка лет она встретит бабника и забияку Жан-Пьера Араго, редактора популярной газеты «Бульвардье». Почему он так похож на Державина? Почему у них одинаковые воспоминания и о мучениях Араго в России в 1812 году, и о парижских приключениях Державина? Почему прекрасная полька, графиня Стефания, живущая в том самом сером особняке, люто ненавидит Араго и одного из корреспондентов его газеты, который пишет под псевдонимом Лукавый Взор? А главное, кого же безумно любит и безумно ревнует Фрази?

Всё так запутано в жизни, в политике и в любви…

Могла ли я предположить, что отыщу в IX веке правду о своей семье и взрослых братьев в придачу (хоть один из них не прочь от меня и избавиться)? Что окажусь толмачом, способным изменить ход истории? Да никогда! Но мало того, теперь я княжна града Изборска, богатая, завидная невеста. Мой брат Рарог хочет выдать меня замуж, а я навек отдала свое сердце дружинному лучнику Соколу, пусть он и не желает меня больше видеть… Неважно, что я – княжна, а он – наемный безродный воин… Но, минуточку, а так ли это? И как же я раньше не догадалась? Теперь поздно оправдываться, Сокола нужно спасать, да и самой хорошо бы не попасть в переплет. Ведь врагам хочется прибрать к рукам сразу и Изборск, и переписанный Камень… и великую Аркону.

"Золотое перо" – третья часть серии "Громовое колесо".

Времена Тристана и Изольды. Молодой правитель земель Регенплатца, ландграф Генрих, должен жениться на девушке, равной ему по статусу. Вот только сердце его принадлежит другой – простой горожанке. Но влюбленным не суждено быть вместе: возлюбленная Генриха погибает от рук разбойников. На память о ней остается малыш Берхард – бастард, который по воле отца должен будет занять его трон. Но законный сын Генриха – Густав – растет с мыслью, что Берхард отбирает у него всё: титул, земли, уважение отца, а позже – возлюбленную Гретту. Ненависть к брату толкает Густава на преступление. Сможет ли он остановиться?

1945 год. Юная медсестра Клэр Рэндолл возвращается к мирной жизни после четырех лет службы на фронте. Вместе с мужем Фрэнком они уезжают в Шотландию, где планируют провести второй медовый месяц. Влюбленные хотят узнать больше о семье Фрэнка, но одно прикосновение к камню из древнего святилища навсегда изменит их судьбы.

Клэр необъяснимым образом переносится в 1743 год, где царят варварство и жестокость.

Чтобы выжить в Шотландии XVIII века, Клэр будет вынуждена выйти замуж за Джейми Фрэзера, не обделенного искрометным чувством юмора воина. Только так она сможет спастись и вернуться в будущее. Но настоящие испытания еще впереди.

Рэймонда долго не было в Англии. Казалось, истаяли старые связи, позабылись обиды… Но это не так. Стоит вернуться – и прошлое сразу напоминает о себе. Как справиться с тем, что в твоей семье есть постыдные тайны, о которых не рассказывал никому и никогда? А с интересом, что вспыхивает к твоей старой знакомой, с которой расстались врагами? Теперь она – невеста лучшего друга. И ненавидит тебя. И совершенно справедливо.

В романе «Я к Вам пишу…» на страницах писем и дневников разворачивается масштабное полотно российской истории: восстание декабристов, жизнь ссыльных, служба на Кавказе. Любовь осужденного «по делу 14 декабря» отставного полковника и его случайной знакомой, зародившаяся в переписке, сумеет восторжествовать над всеми препятствиями, победить расстояния и условности.

Короткие исторические романы. События происходят во времена Советской власти. Годы, когда судьбы людей зависели от одного простого слова. Годы, когда девушки следовали воле своих родителей и кто-то находил свое счастье, а кто-то расплачивался за свои грехи. Здесь есть как реальные истории из жизни, так и выдуманные автором.

Оставить отзыв